Главная » В мире » Майдан с рабочими Европы или их боссами?
thumb_euro-maidanОчередные, уже третьи по счёту, выходные на Украине ознаменовались новыми массовыми акциями протеста и новыми попытками властей и оппозиционных лидеров оказать давление друг на друга.

Первые протестующие начали выходить на улицы ещё вечером 21 ноября, в день, когда было обнародовано решение правительства о прекращении подготовки подписания соглашения об интеграции с Европейским союзом. С призывами к проведению акций протеста выступил Арсений Яценюк — либеральный политик, председатель политсовета партии «Батькивщина». Практически сразу в процесс включились и другие оппозиционные лидеры — Виталий Кличко и националист Олег Тянгибок. 24 ноября выступления достигли массовости времён «Оранжевой революции». Несмотря на запреты властей, активистам оппозиции удалось установить палатки на Европейской площади и остаться там на ночь. Так начался новый «майдан».

30 ноября сотрудники спецподразделения милиции «Беркут» силой разогнали занимавших площадь. Ответом на эти действия стали ещё более массовые акции протеста, произошедшие вечером того же дня и на следующий день. Протестующие захватили здания киевской мэрии и «Дома профсоюзов», выдвинув требования отставки президента и правительства.

Борьба «наверху» и «внизу»

В отличие от бонапартистской России, где политическое поле давно зачищено, крупнейшие партии лишь играют в оппозицию, получают финансирование из госбюджета и не нуждаются ни в какой низовой опоре даже на период выборов (ведь конкурентов им всё равно нет), в посторанжевой Украине политики, хоть и финансируются сплошь бизнес-структурами, вынуждены постоянно работать на создание электоральной базы и поддержание собственного влияния. Здесь деньги преобразуются в реальные голоса реальных избирателей, а голоса, — в депутатские мандаты и политические посты. Именно так работает классический режим буржуазной демократии.

Однако, возникнув в такой стране, этот режим не мог не оказаться нестабильным. Классические буржуазные демократии вроде английской или французской держатся на деньгах и общественном влиянии сильного класса национальных капиталистов. Капиталистический класс на Украине слаб, и вдобавок, зависим, как и вся экономика страны, от отношений с экономически более влиятельными соседями — Россией и ЕС. Та часть бизнеса, на доходы которой влияют, прежде всего, условия сотрудничества с Москвой, составляет опору для Януковича и его соратников, остальные капиталисты питают своими деньгами оппозиционные партии. Постоянная борьба в правящих кругах в условиях экономической нестабильности не может быть выгодна ни кому-либоиз враждующих группировок ни их потенциальным зарубежным инвесторам. В этих условиях тот, кто сосредотачивает в своих руках больше власти хотя бы на время, всегда будет стремиться к сворачиванию буржуазной демократии, к «законности и порядку» капиталистического бонапартизма. Именно по этой логике в Белоруссии действовал Лукашенко, в России — Путин, а в Казахстане — Назарбаев. Теперь, после того, как на Украине поостыли «оранжевые» настроения и возросла степень агрессивности внешней политики Кремля, свои силы пробуют Янукович и его соратники.

Именно защита элементов буржуазной демократии и стала основным мотивом, побудившим массы простых людей выйти на «Евромайдан». Под натиском массового движения 2004 г. власти Украины были вынуждены пойти на «конституционную реформу» — фактически, на несколько лет превратить страну в парламентско-президентскую республику, расширив полномочия Верховной Рады, включая формирование правительства не президентом, а парламентским большинством. Украина на пять лет стала полем ожесточенной борьбы различных буржуазных партий и коалиций, дележа и передела собственности, пока Янукович, заняв в 2010 г. пост президента — как говорят, не без масштабных фальсификаций — не принялся вновь усиливать украинский аналог «президентской вертикали» и ликвидировать парламентскую «вольницу», проведя через Конституционный суд решение об отмене «конституционной реформы» 2004 г. Тимошенко — наиболее влиятельная из оппозиционных политиков — объявила действия нового президента «антиконституционным переворотом»… и тут же получила тюремный срок за якобы «превышение полномочий» на «газовых переговорах» с Россией в начале 2009 г.

Таким образом, отказ от соглашения об ассоциации с ЕС был лишь своего рода спусковым крючком — таким же, как фальсификации на думских выборах в России. С этой самой буржуазной демократией ассоциируется в умах многих украинцев Европейский союз. Простые люди, выходящие на акции протеста, недовольны экономическим положением и разочарованы в ключевых статусных политиках — толпы на киевских площадях почти также равнодушны к трибунам, как и на московских. Тем не менее, эти люди не готовы быть полностью исключёнными из политической жизни. Янукович же, в свою очередь, прочно ассоциируется с российской империалистической политикой, с российским бонапартизмом, коррупцией и криминалом. Все эти ассоциации сегодня эксплуатируют оппозиционные либералы из УДАРа и «Батькивщины» и националисты из «Свободы». Последние, к слову, приобретают всё бóльшую поддержку за счёт активной низовой работы — организации размещения и питания активистов «Евромайдана» и силовых действий против сотрудников «Беркута».

Несмотря на массовые протесты и жестокие столкновения, Янукович, очевидно, не намерен отказываться от своих устремлений. Доказательством тому могут служить несколько десятков уголовных дел, заведённых против участников акций, подключение к их расследованию Службы безопасности Украины, а также то, что украинский президент не побоялся на фоне протестов не только уехать из страны, но и встретиться с Путиным. В 2014 году на Украине пройдут региональные, а в 2015 президентские выборы. Если Януковичу не удастся укрепить своё политическое положение за счёт репрессий и зачистки политического поля от оппозиционных конкурентов, поражения его и Партии регионов практически неминуемы. Учитывая такую перспективу, президент и правительство вряд ли пойдут на серьёзные уступки протестующим, скорее будут продолжать пытаться «закручивать гайки».

Если же верх по итогам текущей ситуации тем или иным способом возьмёт оппозиция, и процесс евроинтеграции Украины возобновится, трудящиеся достаточно быстро ощутят на себе его экономические последствия в виде роста тарифов и сокращения бюджетных расходов, а значит, разочаруются в прозападных либералах. В таких условиях, как за счёт низовой работы, так и благодаря «незалежной» риторике, огромную силу могут набрать националисты, вроде «Свободы», повторив, если не превзойдя, успехи ультраправой партии «Йоббик» в соседней Венгрии. Партия регионов, впрочем, уже сейчас пытается использовать перспективы усиления правых в своих целях — устраивает ритуальные «антифашистские» митинги, ведёт пропаганду в духе «если не проголосовать за нас, то к власти придут националисты». Националисты же, в свою очередь, пугают своих потенциальных избирателей коммунистической угрозой, причисляя к коммунистам, среди прочего и сторонников Партии регионов. Такое «идеологическое противостояние» не мешает, однако «регионалам» и националистам солидарно голосовать за антисоциальные и неолиберальные законопроекты в Верховной Раде.

Так или иначе, необходимо понимать, что «наверху», в парламенте, на сценах и трибунах митингов и «внизу», на площадях и улицах идёт совершенно разная борьба. В отличие от тысяч митингующих, Кличко, Яценюк и Тянгибок борются сегодня не за демократию и даже не за евроинтеграцию, а прежде всего за то, чтобы сохранить и увеличить собственный политический вес.

Что впереди?

Ни один из описанных выше возможных сценариев развития событий не сулит трудящемуся большинству Украины ничего хорошего. Опыт Белоруссии и Казахстана показывает, что «сильная рука» и союз с Кремлём не защищают от обвалов экономики, опыт Болгарии, Венгрии и Румынии, — что после вступления в Евросоюз бедность и коррупция не испаряются. В текущем раскладе политических сил тысячам протестующих рабочих и студентов уготована роль валюты в верхушечных торгах.

Изменить положение может только активная низовая самоорганизация. Украинскому протестному движению необходимо избавляться от VIP-лидеров и националистов, выдвигать демократические, социальные, антиксенофобные лозунги, искать и налаживать связи с растущими низовыми протестами в Европе и России. Задача левых -пропагандой и агитацией работать на то, чтобы превратить нынешние выступления в защиту буржуазной демократии в часть международной борьбы за подлинную демократию для трудящегося большинства Украины и всей Европы. Необходимо организовывать дискуссии, раскрывать те цели, которые преследуют различные партии и движения, объяснять подлинную суть Европейского и Таможенного союзов и обсуждать возможную альтернативу системе, в которой имущее меньшинство решает за трудящееся большинство. Ни в коем случае нельзя поддерживать любую из борющихся группировок элит, какой бы фразеологией это ни приправлялось. Но повесить на протестное движение ярлык «буржуазного», и забыть о нём до гипотетических лучших времён, когда массы каким-то волшебным образом сами собой выйдут на улицы с «верными» лозунгами — пожалуй, это была бы самая большая ошибка из всех возможных.

Э.Гольдстейн, КРИ, Москва

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


9 − = один