Главная » Дискуссия » Массовые сокращения уже затронули многих казахстанцев

Уже видно, что широко разрекламированные меморандумы о сохранении «социальной стабильности» не срабатывают и не могут остановить вал сокращений и локаутов. Но подчас хозяева под видом экономических затруднений проводят «структурные изменения» для усиления эксплуатации национальной рабочей силы.

Особенное пренебрежительное отношение к казахстанским рабочим царит на предприятиях с участием иностранного капитала. Показательным примером может служить политика руководства АО «Шымкентцемент» в отношении своих сотрудников. 7 апреля профком направил официальное письмо на имя акима Южно-Казахстанской области Мырзахметова А. И. и руководства местного филиала партии «Нур-Отан» с указанием фактов преднамеренных сокращений и увольнений не связанных с экономическим кризисом.

«В феврале 2008 года «для улучшения работы завода» руководство сократило как неугодных работников юридического отдела, всю службу безопасности, ряд сотрудников отдела сбыта, всего 16 человек, а их функциональные обязанности переданы другим сторонним организациям. В этом году уже сокращено 43 человека, из них 2 пенсионного возраста, 12 человек трудоустроил завод, переведя их в подрядные организации, 10 человек трудоустроились сами, а 19 человек остались без работы», – пишут рабочие в своем обращении. Но этого оказалось мало и 10 марта профком получает второе уведомление на сокращение дополнительно 8 человек и похоже это не последняя волна сокращений. Мы попросили председателя профсоюзного комитета завода АО «Шымкентцемент» Махмута Нахимбекова ответить на несколько вопросов, касающиеся положения трудового коллектива.

Махмут Айтметович, вы пишете в своем обращении властям о сокращениях рабочих, но как же тогда подписанный работодателями и чиновниками Южно-Казахстанской области меморандум «о сохранении социальной стабильности»?

Меморандумы «о социальном партнерстве», подписанные работодателями и властями о недопущении массовых сокращений, по сути, не защищают наших интересов. На самом деле в данном документе в статье 3 пункт 1 сказано, что «работодатели ежемесячно уведомляют профсоюзы и акимат о предполагаемых сокращениях». Но этого ничего нет! Далее в другом абзаце есть такая фраза: «Прогнозировать ситуацию и выносить предлагаемые меры на заседания трехсторонних комиссий». Тоже пустые слова, хотя по идее мы, как профсоюзы, должны вырабатывать и предлагать свои предложения на этих комиссиях.

И что сразу увольняют работников, не предоставляя альтернативные варианты? А какую позицию в этой ситуации занимают государственные органы и прокуратура?

Бывают случаи перевода работников в подрядные организации, но и там начинаются сокращения уже своих сотрудников не входящих в профсоюзы. Получается на деле явное несоответствие и невыполнение слов президента о недопущении массовых увольнений. И в действительности мы получаем на свои обращения сплошь и рядом отписки, как из департаментов, так и из прокуратуры. Рабочие уже не верят этим инстанциям, так как после очередных проверок им наоборот урезают заработную плату! Хотя средняя зарплата рабочего на заводе и так составляет всего 35000 тенге. И получается мы же и виноваты, что жалуемся и пишем.

Как же все это начиналось? Каким образом иностранные работодатели к этому?

В 1999 году на завод пришли иностранные работодатели и сразу сократили из 900 сотрудников 400 человек. Сперва мы в 2000 году выпускали 150 тысяч тонн цемента в год, и этот объем вполне соответствовал урезанному составу работников, но на следующий год уже запустили 2 печи и выдали уже 300 тысяч тонн. И в итоге мы довели выработку цемента при коллективе в 450 человек почти до миллиона тонн в 2007 году. И если объем производства вырос в 6 раз, то зарплата поднялась лишь в 2 раза. А сейчас при планируемых 750 тысяч тонн цемента еще и идут сокращения! Для сравнения на Карагандинском заводе работает 1400 человек, и при таком же объеме производимой продукции никаких сокращений нет, как их нет и на Семипалатинском и Усть-Каменогорском заводах.

Очень похожая динамика развития событий разворачивалась и в других компаниях с иностранным участием, например, на гиганте «Миттал стил Темиртау» в Карагандинской области. Так чем тогда вызваны сокращения, когда стоимость цемента остается на уровне, а объемы производства высокими?

У нас французские хозяева, но наш головной филиал находится в Италии. Сразу нас обеспокоила кадровая политика иностранцев, которая приводит к вытеснению национальных специалистов. О каком финансовом затруднении может говорить руководитель предприятия господин Э. Макли – не понятно? Завод ежегодно имеет колоссальную прибыль, а акционеры завода – физические лица из числа работников, дивиденды под разными предлогами так никогда и не получали. На АО «Шымкентцемент» работало 460 человек. Подрядные организации с численностью примерно 300 человек также обслуживают завод. Этим компаниям передаются обязанности работников завода, а самих работников сокращают. Своим работникам завод платит гораздо меньше, чем подрядчикам. Понятно, по каким причинам иностранным менеджерам выгодно работать с подрядными организациями, остается только догадываться кому и насколько это выгодно. Сейчас у компании большое предпочтение при приеме на работу отдается людям, владеющим английским языком. Их сразу принимают на руководящие должности, хотя они в основном имеют педагогическое и гуманитарное образование и не имеют опыта работы на производстве, а заработная плата намного выше, чем у технических работников. Идет явная дискриминация по оплате труда между заводскими специалистами и некоторыми начальниками отделов заводоуправления, приближенных к руководству. Старых же специалистов переводят на другую работу или подводят к сокращению.

Коллектив и профсоюз как-то пытается отреагировать на эти действия?

Если честно сказать, то многие просто запуганы, даже из числа членов профкома. И профсоюзы действительно в рамках нынешнего законодательства не могут защитить работников, даже официально начать забастовку чрезвычайно сложно. Но мы не собираемся складывать руки, и будем бороться. Мы планировали провести пресс-конференцию и начать трудовой спор. Привлекаем сейчас также и правящую партию в качестве посредника, но иностранный работодатель всячески избегает идти на встречи и диалог. В целом такая политика сокращений приведет лишь к обострению ситуации внутри коллектива и к явному социальному напряжению в регионе.

Полностью подтверждает слова председателя профкома и сокращенный рабочий Дмитрий Долбенков: «Я 10 лет проработал на этом заводе и никто не жаловался. Сейчас меня сократили с должности заведующего складом и те, кто остался, теперь совмещают по несколько должностей. По сути, новое назначенное начальство начало поголовное сокращение технического персонала, причем, ведь некомпетентные люди вмешиваются в производственный процесс, который может от таких действий просто пострадать, а на простых рабочих навешивают дополнительные обязанности и нагрузку».

Такие «антикризисные» действия работодателей при молчаливом согласии властей повсеместно ведут к ухудшению положения наемных рабочих и к окончательному попранию их трудовых прав. Пресловутая «интенсификация труда», означает на деле настоящую жесточайшую эксплуатацию при сохранении прежних нищенских зарплат с увеличением норм выработки, и получения работниками дополнительных обязанностей и совмещений профессий, которые, как правило, не оплачиваются. Сокращения и увольнения становятся сейчас таким образом настоящей дубинкой в руках хозяев, подстегивающих бесправных трудящихся приносить им двойную прибыль.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


1 × пять =