Главная » Анализ » Чекист «реформатор»

15 июня исполнится 95 лет Юрию Владмировичу Андропову. Придя к власти и попытавшись улучшить систему, он до сих пор остался для многих загадкой. Кем он был — либералом в генеральском мундире или реакционером? Так или иначе, он был порождением сталинской номенклатуры, и его восхождение, уже больным человеком, к неограниченной власти, стало тоже результатом разложения политической элиты, которую он так и не смог реформировать.

Биография этого человека красноречиво показывает карьерный рост в рамках тогдашней номенклатурной системы. Комсомолец Юрий Андропов прошел партийную школу, был дипломатом, затем уже с поста секретаря ЦК КПСС пересел в кресло руководителя всесильного КГБ. Историк Вадим Роговин называл таких рекрутов «новобранцами 1937 года»: «На смену нескольким поколениям большевиков, почти целиком уничтоженным в пожаре великой чистки, пришло поколение людей, только недавно перешагнувших порог своего двадцатипятилетия. От них Сталин мог ожидать безоговорочного конформизма и беспрекословного, бездумного послушания при любых поворотах своего курса».

Конечно, Юрий Андропов был несколько моложе, и карьера его была не столь головокружительная, в отличие от Брежнева, Косыгина, Громыко или Суслова, но при поддержке и покровительстве известного деятеля Коминтерна Отто Куусинена он становится уже в 1940 году руководителем Комсомола Карело-Финской ССР. Кстати, о Карелии, по словам другого историка Роя Медведева, лично знавшего Юрия Владимировича, Андропов не любил вспоминать. В 1948 году там начались аресты, и он был вынужден, как второй секретарь ЦК Компартии Карело-Финской ССР, голосовать за исключение вчерашних товарищей из партии.

История восстания венгерских рабочих 1956 года, превратившегося в антисталинистскую политическую революцию, также неразрывно связана с «дипломатической» деятельностью Юрия Андропова. Боясь усиления влияния Иосифа Броз Тито на Балканах и полного распада Варшавского блока, в случае успеха социал-демократического правительства Имре Надя, он настоял перед Никитой Хрущевым на введении в Будапешт советских войск. Искусные и ловкие маневры кремлевского дипломата позволили реставрировать режим и привести к власти промосковского коммуниста Яноша Кадара. Многие историки, отмечали затем у Юрия Андропова, панический страх перед народными волнениями.

Призванный в 1957 году Никитой Хрущевым в аппарат партии, Юрий Андропов, также быстро идет вверх и уже в 1962 году становится секретарем ЦК КПСС. Совместно с другими «сталинскими новобранцами» он смещает Хрущева и открывает дорогу к власти Леониду Брежневу. За преданность Юрий Андропов назначается в 1967 году руководителем КГБ СССР. За 15 лет это учреждение становится самым мощным, с момента своего создания и зарекомендовало себя эффективным оружием против инакомыслия и диссидентства, как результата былой оттепели. Консерватизм, сворачивание свобод, контроль за умами и подавление личности становятся неотьемлимой частью этого органа.

Приход к власти «силовиков» во главе с Юрием Андроповым в ноябре 1982 года, означал серьезные изменения внутри партийной верхушки, которая во время Леонида Брежнева окончательно морально и физически разложилась. Олимп старцев уже не мог эффективно управлять многомиллионной страной, коррупция, местничество и кумовство разъедали весь государственный аппарат сверху донизу. Замедления темпов развития плановой экономики, падение цен на нефть и непрекращающаяся война в Афганистане, создавали основу для серьезного социального кризиса в СССР. Поэтому глава КГБ, зная реальное положение дел, своими методами старался скрепить Союз и навести «порядок».

Безусловно, мероприятия предпринятые Юрием Андроповым, в деле проведения чистки партийного и государственного аппарата, были попыткой оздоровить систему, устранить дискредитированных ставленников Брежнева и заменить их более молодыми функционерами. Смещение Рашидова и инспирированное КГБ СССР следствие специальной прокурорской бригады Гдляна и Иванова в Узбекистане, были лишь первыми признаками надвигающейся массовой смены власти на местах. Вслед за «узбекским делом», должны были последовать «казахское», «туркменское», «грузинское» и другие. В простых советских массах время правления Юрия Андропова запомнилось непомерным наведением «дисциплины», когда рабочих и служащих отлавливали в дневное время в кафе, магазинах и парикмахерских, а также введением новой цены на алкогольную продукцию в виде появлении новой эрзац водки «андроповки».

Пытался он выпестовать и новый слой управленцев и партийных руководителей. Не зря он долгие годы благоволил и Михаилу Горбачеву. Ряд публицистов и политиков считают, что еще в 1982 году именно в «кружке» Юрия Андропова, куда входил и Михаил Сергеевич, были сформулированы идеи «ускорения» и «перестройки». Критический взгляд Андропова на реальную действительность в стране, выразилось в его знаменитом выражении о том, что «мы не знаем общества, в котором живем», а это уже явно попахивало ревизией идеологических установок о победе «развитого социализма».

Этот просвещенный чиновник покровительствовал многим писателям и деятелям культуры, сам писал стихи и рассказы. Однако и либералом, он отнюдь не был, и даже в ряде случаев, высказывал в узком кругу идеи, близкие к правому национал-патриотизму. Не зря он дал возможность публицисту Николаю Яковлеву, известному в мире в начале 80-х годов за книгу «ЦРУ против СССР», выпустить и другую не менее спорную книгу — «1 августа 1914», где дается совершенно другая трактовка участия Российской империи в Первой мировой войне. А большевики вместе с Лениным, там впервые в советской историографии, представлены уже в несколько ином контексте. Возможно это дало американскому советологу Збигневу Бзежинскому повод высказаться о том, что единственная возможная попытка сохранить или реставрировать Союз под эгидой России лежит лишь в провозглашении партийными и силовыми чиновниками идей национал-шовинизма.

И это подтверждалось реальными действиями, так как Андропов был сторонником самых решительных мер по отношению к странам социалистического лагеря, которые стремились проводить независимую внутреннюю и внешнюю политику. В августе 1968 года он оказал влияние на принятие решения о вводе войск стран Варшавского договора в Чехословакию. В конце 1979 года Андропов поддержал предложение о вторжении советских войск в Афганистан, а в 1980 году настаивал на проведении военной акции против Польши. Так или иначе, критические высказывания, размышления и идейные метания уже на склоне лет, показывают, насколько серьезный кризис охватил партийные верхи, которые внутри даже были согласны на рыночные эксперименты. И в тоже время «реформы» Юрия Андропова выглядят больше попыткой сверху модернизировать Советский Союз, не меняя, по примеру КНР, политическую систему.

Но, Юрию Андропову, так и не удалось вкусить прелесть лавров Бисмарка и Александра II, так как с февраля — марта 1983 года он почти постоянно находился в больнице. Ведь история болезни Андропова — самая длинная среди аналогичных документов советских лидеров. Там значились диабет, гипертоническая болезнь, сердечная аритмия, инфаркты, атеросклероз, колит, артрит, опоясывающий лишай, подагра, хроническая почечная недостаточность… 9 февраля 1984 советский реформатор скончался и история СССР пошла по другому пути. Что интересно, но многие в новой волне «силовиков» пришедшей к власти в России в конце 90-х годов, считают себя учениками или сторонниками Юрия Андропова, что выразилось в возрождении многих внешних атрибутов СССР, тихой реабилитации Сталина, совместившихся с возвеличиванием наиболее реакционных монархов.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


− семь = 2