Главная » Дискуссия » У нас нет иного пути

2563522 июня состоялось первое собрание двухтысячного коллектива, на котором рабочие выразили недоверие президенту и председателю совета директоров АО «ЫРЫСТЫ-АЭВРЗ» и обратились с письмом на имя премьер-министра Карима Масимова с требованием национализации. 30 июня весь трудовой коллектив проголосовал уже о начале забастовки, тем более, что ответа от правительства на обращение рабочих так и не поступило, а заявку на проведение массового митинга 2 июля акимат Алматы отклонил. Кроме этого, трудовой коллектив наметил дату нового митинга на 11 июля, который рабочие собираются провести в любом случае. Их намерены поддержать активисты социальных движений дольщиков и ипотечников объединившихся в организацию «Казахстан 2012», а также рабочие ряда предприятий города.

Требования рабочих АО «ЫРЫСТЫ-АЭВРЗ» остаются прежними, это отстранение от руководства предприятием прежних хозяев, пересмотр итогов приватизации и полная национализация производства. Хотя вся задолженность по заработной плате погашена, рабочие по-прежнему настаивают на возврате вогоноремонтного завода в руки государства, как единственного способа сохранения своих рабочих мест. Мы решили подробней узнать о положении на этом стратегическом предприятии и взяли интервью у сопредседателя стачечного комитета Есена Уктешбаева.

Есенкали Жыпарович, Почему рабочие пошли на забастовку и озвучили не просто требование выплаты или повышения зарплаты, а идею необходимости национализации предприятия?

Люди видят, к чему привела эта приватизация и у нас есть с чем сравнивать, какой завод был до перехода в частные руки и какой он стал сейчас. У нас до сих пор трудятся ветераны, проработавшие на производстве 60 лет, и у них сердце кровью обливается, когда они видят целенаправленное уничтожение родного предприятия. Для нас для всех завод стал нашим дитем, которого мы все лелеяли. Огромные долги завода, в результате взятых кабальных кредитов, заложенное имущество, закрытие детских садов и социальной инфраструктуры, сокращение квалифицированных кадров и прием на работу близких к администрации людей, с огромными окладами, привело всех нас к мыли, что предприятие сознательно подводят к банкротству и к окончательному разорению. И это притом, что мы являемся фактическим монополистом в своей области и объемы производства за период с 2006 года не снижались. А то, что произошло, должно было рано или поздно случиться. Люди не просто взяли и решили выступить с лозунгом национализации, для них это был вопрос будущего и самой жизни и, спасая завод, они сейчас спасают в первую очередь самих себя.

Вы можете назвать конкретные цифры и факты реального положения на заводе?

Мы указываем в своем письме премьер-министру, что после прихода в 2007 году нового руководства со своей командой выпуск товарной продукции с каждым годом снижается. По словам президента АО 2008 год мы закончили с убытком, хотя объем оказываемых услуг ничуть не уменьшался в сравнении с предыдущими годами. У работников зарплата – сдельная, тогда почему их заставляют работать, если они, согласно договора № 1-97/ЦЛП от 30.01.09 на этих вагонах ничего не могут заработать? С февраля этого года мы занимались ремонтом 311 вагонов, не окупив даже их себестоимости. Вместо того чтобы заработать мы еще вложили около 400 млн. своих.Если в 2006 году среднесписочная численность работников составляла почти 3000 человек, то на июнь 2009 года она сократилась и составляет около 2000 человек. Если среднемесячная зарплата работника составляла 42000 в 2005 году, то сегодня она сократилась и составляет 22000, тогда как по г. Алматы среднемесячная зарплата – 80000 тенге. Разве можно сейчас прожить на такую нищенскую зарплату? Кроме этого администрацией предприятия уже вынашивались планы дополнительного сокращения трудового коллектива на 30 процентов. Поэтому рабочие и вышли с требованием возвращения предприятия в руки государства.

Есть ли реакция государственных органов на ваши письма и требования?

Мы уже получили ответы из аппарата премьер-министра, Генеральной прокуратуры, финансовой полиции и министерства транспорта и коммуникаций, которые поручили провести соответствующую проверку деятельности руководства предприятия. Эта проверка уже ведется силами Семиреченской транспортной прокуратуры, департамента КНБ, алматинского департамента финансовой полиции и департамента охраны труда и социальной защиты. Эта комплексная проверка будет вестись в течение месяца. Кроме этого после начала наших выступлений произошла быстрая смена председателя совета директоров.

Ощущается ли поддержка со стороны общественных объединений и профсоюзов?

Мы сразу обратились к трудовым коллективам и братским профсоюзам с просьбой о помощи и сразу стали получать десятки писем и телефонограмм поддержки и солидарности из разных уголков страны и дальнего зарубежья. Нас с первых дней поддержали профсоюз Алматы и области «ОДАК», Костанайский областной центр свободных профсоюзов, профком и стачком нефтяников ТОО «Бурлыгау» в Жанаозене, Восточно-Казахстанский профсоюз «Защита Труда», шахтерские лидеры Караганды, независимые профобъединения Семипалатинска, а профсоюз работников газовой промышленности, транспорта и строительства направил даже письмо протеста на имя президента АО А. Бисембаеву. С самого начала нам оказали поддержку правозащитники из общественного объединения «Талмас». Из Великобритании пришло письмо солидарности из Центрального органа профсоюза работников бюджетной сферы «Unison» и от социалистической партии Англии и Уэльса, а в Москве у посольства Казахстана 7 июля прошел должен пройти пикет солидарности, организованный независимыми профсоюзами и Социалистическим Сопротивлением. Для рабочих весть о том, что о них знают и поддерживают, очень важна, так как давление на них оказывается со всех сторон, а понимание, что ты не один придает уверенности. Мы убедились, что солидарность трудящихся большая сила!

Какова сейчас ситуация на заводе? Трудовой коллектив, как мы знаем, вновь приступил к работе.

Да, в четверг 2 июля мы на собрании трудового коллектива приняли решение временно приостановить забастовку, в связи с необходимостью завершить срочный ремонт ряда вагонов, от которого зависела бы зарплата будущих месяцев и в случае невыполнения его завод ожидали бы штрафные санкции. Своего же забастовочного фонда у нас нет, но мы не сложили руки и не прекратили борьбу. Само же движение рабочих не разгромлено, мы просто перегруппировываем свои силы и меняем тактику. Наоборот люди сейчас почувствовали свои силу и поняли, что могут не только просить, но и требовать. Сейчас в результате забастовки ощущаются уже первые положительные сдвиги. Полностью погашена задолженность по заработной плате и даже выдали аванс, в результате обращения незаконно уволенных в прокуратуру, все они уже восстановлены на работе.

9 июля мы должны повести собрание трудового коллектива по утверждению нового коллективного договора, куда внесли множество новых требований по улучшению условий труда, повышения уровня заработной платы и обязательной выплаты премиальных. Если наши требования не будут удовлетворены работодателем, то это будет дополнительным поводом для возобновления приостановленной акции. Сейчас мы активно готовимся к митингу 11 июля, и требование национализации завода в любом случае остается для нас главным требованием, которого будем добиваться всеми возможными методами. У нас нет иного пути.

Некоторые наблюдатели утверждают, что за выступлениями рабочих на заводе стоят некие кланы, борющиеся за передел собственности. Насколько подобные заявления правдивы?

Нас уже обвиняли в этом противники выступлений и это утверждение просто смешное. Недовольство в трудовом коллективе накапливалось год за годом, и взрыв произошел по объективным причинам. Случилось то, что должно было случиться. Трудовой коллектив все-таки нашел в себе мужество выступить на защиту собственного производства и сохранения рабочих мест и выдвинул лозунг национализации. А заявляют подобное, как правило, люди, абсолютно оторванные от понимания того, что происходило на заводе или желающие очернить участников забастовочного движения.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


4 + восемь =