Главная » Солидарность » Правозащитник Вадим Курамшин нуждается в срочной медицинской помощи

1343692685-13B9D8D49FB74761AB10D666935C472Amw800s-290x2901Супруга казахстанского правозащитника Вадима Курамшина Екатерина Курамшина говорит «Жараён» о том, что в тюрьме на её супруга оказывается физическое и психологическое давление. 

Екатерина Курамшина говорит «Жараён» о том, что последний раз виделась с супругом в колонии в середине апреля этого года, в начале апреля правозащитник был переведён на обычные условия содержания.

По её словам, психическое состояние Вадима Курамшина крайне тяжёлое.

– Наше свидание длилось трое суток. Я зашла на свидание 11 числа, а вышла 14-го. Когда я увидела мужа, то была просто в ужасе от его психического состояния. Он находится в очень депрессивном состоянии. Практически не спит, у него серьёзные проблемы. Жалуется на редкие слуховые галлюцинации. Очень рассеян, забывает, где находится его спальное место в бараке. Доходит до того, что другие заключённые приводят Вадима к его наре. Помимо этого на моего мужа постоянно обрушивается ряд угроз, как со стороны администрации, так и начальника Департамента уголовно-исполнительной системы по Северно-Казахстанской области. Угрожают, что если он не прекратить писать обращения, публикации, то «с ним расправятся те, кому он ещё вчера помогал». (На свободе правозащитник Вадим Курамшин в основном защищал права заключённых – «Жараён»), — говорит Екатерина Курамшина.

Также супруга правозащитника говорит, что в колонии ежедневно нарушаются права Вадима Курамшина.

– Возьмём один пример, который произошёл на моих глазах. Вадим написал две публикации, я хотела забрать их в период свидания, но не в первый день мне их не отдали, не в последующие дни. Администрация сослалась на то, что якобы нет на месте начальника опер части, а рассказы находятся у него. Но, когда мы стали выходить с длительного свидания, то мельком увидели того самого начальника опер части. Чего же ожидать хорошего от них в застенках, если даже на моих глазах происходят такие мелкие неприятности, которые нам доставляет администрация данного учреждения, — говорит Екатерина Курамшина.

В настоящее время правозащитник Вадим Курамшин отбывает срок заключения в колонии ЕС 164/4, которая находится в Северо-Казахстанской области (эта колония в народе также называется «Жаман-сопка» – «Жараён»). По словам Екатерины Курамшиной, сотрудники колонии угрожают не только правозащитнику, но и его родным.

Она рассказала «Жараён» о том, как после посещения супруга в колонии в апреле этого года, её автомобиль на обратном пути загорелся и чуть не привёл к ДТП.

– В колонию к супругу я приехала на личном автомобиле, ключи, как и все свои личные вещи, я сдала в ячейку администрации. Машина находилась на территории колонии. Через трое суток я села в свой автомобиль и начала движение. Ехала я очень аккуратно, так как дорога там очень плохая. Через тридцать минут автомобиль на полном ходу остановился. Когда я вышла из машины, то обнаружила, что из капота идёт дым. Открыв капот, я увидела языки пламени в районе аккумулятора. Вспомнив, что у меня есть огнетушитель, я стала тушить огонь. После чего на этом участке неоживленной трассы стала дожидаться мимо проходящий автомобиль. До ближайшего населённого пункта оставалось восемь километров. И кто знает, сколько я могла там простоять, если бы мимо не проезжали деревенские жители, они остановились, сказали мне, что причина возгорания состоит в том, что был не закреплён аккумулятор и болт крепления отсутствует. Также они помогли мне перемотать обгоревшие провода, и я продолжила движение. После всех угроз, под которыми постоянно находится мой супруг, мне сложно поверить в то, что данный случай можно отнести к «случайному совпадению», — говорит Екатерина Курамшина.

Как говорит Екатерина Курамшина, в колонии на Вадима Курамшина оказывается не только психологическое, но и физическое давление. Супруга правозащитника говорит «Жараён» о том, что в середине феврале этого года адвокат Вадима Курамшина Дмитрий Баранов ездил к своему подзащитному в колонию и увидел на его теле следы увечий.

– А именно заплывший от гематомы правый глаз. Эта встреча адвоката со своим подзащитным проходила под пристальным наблюдением со стороны администрации, наедине они ни оставались, ни на минуту. От медэкспертизы Вадим отказался, да и сложно представить себе, что бы кто-то в данной ситуации согласился. Со слов адвоката стало понятно, что давление на супруга идёт уже не только моральное, но и физическое. Ранее Вадим рассказывал адвокату, что с ним в камере находится человек, который постоянно провоцирует конфликты. Тогда я не стала поднимать шумиху, так как боялась, что Вадима не переведут на обычные условия содержания. Я стала ждать длительное свидание, чтобы на нём выяснить суть происходящих с ним событий. В течении всех трёх дней я пыталась выяснить у Вадима причину появления тех увечий, но Вадим лишь сказал, что написал объяснительную, что якобы он «упал». Он опасается ещё большего давления со стороны администрации, поэтому не решается говорить всю правду, — сказала Екатерина Курамшина.

Екатерина Курамшина считает, что в настоящее время её супругу необходима срочная медицинская помощь и его перевод в больницу в Сангородке.

– Затем мы требуем его незамедлительного перевода в колонию под Астану, в этой колонии у него не было ни одной конфликтной ситуации с администрацией за всё время его бурной правозащитной деятельности. Также, по мнению супруга, это одна из немногочисленных зон в Казахстане, где до сих пор сохраняется порядок, — пояснила журналисту «Жараён» Екатерина Курамшина.

В самое ближайшее время адвокат и родные правозащитника Вадима Курамшина намерены отправить жалобу в Комитет ООН против пыток.

Напомним, что в декабре 2012 года казахстанский суд признал правозащитника Вадима Курамшина виновным в вымогательстве и приговорил к 12 годам лишения свободы в колонии особого режима с конфискацией имущества.

Независимые наблюдатели считают, что уголовное дело в отношении правозащитника было сфабриковано, и что, он поплатился свободой за свою правозащитную деятельность.

Международные правозащитные организации признали Вадима Курамшина политическим заключённым. В декабре прошлого года Курамшин стал лауреатом международной правозащитной премии имени Людовика Трарье. Премия была вручена его родным в конце декабря прошлого года в Париже.

На свободе правозащитник Вадим Курамшин разоблачал преступления, совершаемые администрациями казахстанских тюрем в отношении заключённых.

Гузаль АХМЕДОВА

www.Jarayon.com

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


два × = 10