Главная » Новости » Вадиму Курамшину и его близким угрожает опасность!

Вадим_1ый_отряд - CopyВадим Курамшин передал через адвоката своим соратникам письмо, где описывает ситуацию, которая сложилась вокруг него в колонии Жамансопка в Северо-Казахстанской области.  Он негативно описал визит председателя координационного совета Общественных Наблюдательных Комиссий Ардак Жанабиловой, которая, скорее всего, представит положение дел в колонии, где содержится Вадим, как «благополучное». Политический заключенный намерен начать с 2 июня бессрочную голодовку, ввиду постоянного нарушения его прав со стороны администрации учреждения и постоянных угроз о возможной расправе с ним и его близкими.

28 апреля в колонию, где находится Вадим, пожаловала Ардак Жанабилова председатель координационного совета Общественных Наблюдательных Комиссий (ОНК). Эта структура как бы должна осуществлять «общественный» контроль над ситуацией в колониях, но на практике в основном создает видимость подобного «контроля». Так вот, что пишет сам Вадим о встрече с Ардак:

­­Со мной она ограничилась беседой – я ей довел до сведения о всех происшествиях за последний год, в подробностях рассказал о развернувшейся кампании по подавлению меня в местах заключения. Что интересно, за день до ее приезда 28.04., меня вызвал Байтасов и перейдя на крик, стал орать и угрожать, что привлечет за клевету жену. В связи с этим, я и открыл для общественности истинные обстоятельства, того как я «неудачно упал на пол».

Я  подробно рассказал, как меня избивал в течение двух дней сокамерник Кайрат Жумагалиев, про другие злоключения, организованные администрацией. Но в итоге у меня сложилось мнение, что не мониторить ситуацию она приехала, а заставить меня поверить, что я никакого следа на поле правозащитной деятельности не оставил. Более того, она дала понять, что ничего в мою поддержку не сделает. Так и расстались, без какого-либо результата, и с отрицательным отношением друг к другу.

А в это время, по словам Вадима, в отношении него происходит самая настоящая травля. Администрация колонии намеренно посадила его во второй отряд, где собран самый сложный, с точки зрения криминального прошлого, контингент, часть из которого оказывает психологическое давление на него.

 – Во 2-ом отряде я имею лишь право прикусить язык и быть всем доволен, иначе, сидящим вместе со мной авторитетам, создадут проблемы… Меня держат в условиях заложника, намек на то, что их руками могут расправиться. Я и сейчас ожидаю очередных нападок. В этом отряде я уже больше месяца, и в один день Барлубаевич (сотрудник учреждения. Прим. Ред.) был  недели две назад у меня, сказал, что я заложник во втором отряде. Предупредил, чтобы «не было никаких публикаций, иначе «отработают» через тех, с кем еще вчера ты имел дела». Ситуация довольно серьезная, могут избить…

Одной из форм психологического давления, являются также частые и беспричинные вызовы в опер.часть, после чего по возвращению в отряд правозащитник вынужден по два часа оправдываться, где он был и что делал.

Также выяснилось, что администрация колонии пытается представить Вадима Курамшина, как личность, склонную к суициду. Хотя правозащитник и через адвоката, и через свою супругу неоднократно передавал своим товарищам, что никогда не пойдет на такой шаг. Мы не исключаем, что в отношении него может быть совершена провокация, которая закончится инсценировкой суицида!

Кроме этого, Вадима Курамшина в колонии лишают буквально всего. Например, даже в  праве на занятие спортом, а также ограничивают доступ к телефону. Вот, что об этом пишет сам Вадим:

– «Тебе в теннис не придется играть, ракеток нет», – говорит начальник отряда. Меня сейчас даже выводить на общие мероприятия не разрешают. Всё под строгим запретом. Однажды случилось чудо, мне удалось организовать осужденных и поиграть в теннис. В этом турнире я занял 3-е место, и в этот же день впервые в жизни сыграл в футбол.   Но это был единственный раз. Больше всего огорчает то, что мне ограничивают доступ к телефону. Кто хочет, тот может звонить в любое время. Кроме этого, за день до приезда Ардак Жанабиловой, работники учреждения изъяли у меня DVD портативное устройство для обучения английскому языку.

Но самое страшное, что звучат угрозы не только в отношении него, но и, по словам Вадима, речь идет о жизни его супруги и соратницы Екатерины Курамшиной. Он буквально взывает в своем письме к товарищам по комитету в его защиту и к другим правозащитникам о помощи. Вот, что говорит политический узник:

– Я прошу, что бы мой комитет держал ситуацию на контроле, чтобы звонили, чуть ли не каждый день. Если меня будут продолжать держать во втором отряде, то со 2-июня я объявлю о бессрочной голодовке, но прошу обеспечить возможность допуска моего адвоката, чтобы проконтролировал перевод, так как в этом случае должны изолировать в одиночку под медицинское наблюдение. Также уверен, что вскорое последует «дикая» акция через зеков, которым могут создать проблемы.

Я могу реально снова «упасть» с кровати или с лестницы. Кроме прочего со стороны контингента последовали угрозы в день, когда приезжал прокурор Бессонов — в конце 23 апреля, что могут расправиться с моей женой, так как «достаточно поставить отморозкам пару пузырей водки». Ведь сейчас и с женой могут действительно расправиться! Но Бессонов не посчитал нужным меня лично принять и выслушать. Кроме этого, чтобы высказать свои опасения и рассказать о всех угрозах, мне не дают конфиденциально побеседовать с собственным адвокатом.   

Как видим, Вадима пытаются максимально изолировать. В отношении него организовали настоящий психологический террор, сотрудники колонии скрывали от правозащитников и прессы информацию о факте избиения узника. Теперь со стороны администрации распространяются слухи о склонности политического заключенного к суициду, что можно рассматривать, как подготовку почвы для организации на него покушения, которое будет инсценировано, как самоубийство. Более того, не прекращаются угрозы, со стороны некоторых заключенных, сотрудничающих с администрацией,  о физической расправе с Вадимом Курамшиным и с его супругой Екатериной Курамшиной!

К тому же, 2 июня Вадим Курамшин намерен объявить бессрочную голодовку протеста, если не будут удовлетворены его законные требования, не прекратится психологический террор и не будет обеспечена безопасность.

Речь сейчас действительно идет уже о жизни Вадима Курамшина, а также его супруги и близких, и поэтому соратники политического заключенного рассматривают вопрос о начале в ближайшее время новой международной кампании протеста, с подключением всех сил и правозащитных объединений.

Общественный комитет по освобождению Вадима Курамшина

 

Ниже мы публикуем жалобу Екатерины Курамшиной, подданной во многие инстанции.

ЖАЛОБА

Ставлю вас в  известность, что в отношении моего мужа применяются меры и режим содержания, которые можно с  полной уверенностью отнести к пыткам и жестокому обращению, унижающему человеческое достоинство, а именно:

Распределение моего мужа именно в отряд номер два учреждения ЕС-164/4, где наиболее худшие условия проживания, отсутствует доступ к занятию спортом, таксофону (в отличии от других отрядов), противоречит наших руководящих принципов минимальных стандартных правил обращений заключенного в части второй, оговаривающих отдельное содержание заключенных в силу преступного прошлого, за образа поведения в ИУ. Вадима поместили в отряд номер два где он каждодневно находится в психологическом напряжении, подвержен проводки дисциплинарного взыскания, лишен возможности в получении поощрительного длительного свидания с семьей. Фактически он взят в заложники помещения отряда номер два. Встал перед выбором либо он человек наделенный правами пусть даже и заключенный или за любое упоминание с законами рискует оказаться в центре всевозможных провокаций посредством натравливания  находящихся в отряде и других, преследование моего мужа  я настоятельно требую прекратить.

Вследствие нахождения в данном ИУ в колонии на Жамансопке он подвергался, как открытым, так и скрытым возможным преследованиям, в том числе и физическим избиениям. Подобные проводки вменяемых ему дисциплинарных взысканий в последующем опратистованных в прокуратуре, подтверждают факт предвзятого отношения в обращении администрации ИУ к моему мужу, которого в настоящее время помимо всего прочего незаконно ограничивают в праве на телефонный звонок. Что вынуждает меня в очередной раз нести существенные расходы, нанимать адвоката и раз, за разом выезжать за сто восемьдесят километров для выяснения причин, по которым мой муж не может позвонить. И так как нет никаких технических проблем для предоставления законного права моему мужу на звонки, то это явное нарушение его прав.

Продолжаются не прекращающиеся психологические издевательства над нами, семьей Вадима и им самим. Все это необходимо прекратить, а Вадиму Курамшину срочно необходим перевод в другой отряд, в условия более приближенные к требованию законов. Таким требованиям соответствует отряд  номер шесть или отряд номер семь. Так же я хочу поднять вопрос о предоставлении необходимой площади для проживания, то есть  не менее двух квадратных метров, что в настоящее время далеко не соответствует нормам.

Законная возможность в поощрительном свидании не предоставляется, хотя мой супруг, участвовал в спортивных мероприятиях и занимал призовые места.

Настораживает так же то обстоятельство, что, не смотря на массу различных ратифицированных в Республике Казахстан международных договоров, из которых вытекает обязательство  о незамедлительной проверке информации о противоправных преследованиях лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, прокуратурой СКО по сей день не принималось никаких мер прокурорского реагирования. В частности по проверке поданных более месяц назад  моих жалоб на прокурора СКО по факту незаконных действий администрации в отношении меня лично, в том числе выразившихся в отказе начальником учреждения без мотиваций в совершении нотариальных действий, а так же прочих действий, не совместимых с нормами поведения госслужащего. Так же ничего не сделано по фактам преследования моего супруга, не смотря на визиты в колонию спец. прокурора, Вадима до сегодняшнего дня  элементарно   не вызывали, не опросили, что свидетельствует о явном нежелании устанавливать фактически мои доводы, изложенные в моей жалобе прокурору, а также о признаках круговой поруки.

Каждый раз, когда я вынуждена срочно выезжать в колонию, везти туда адвоката, администрация, раз за разом, лишает моего мужа права на Конфиденциа́льную встречу с адвокатом. Таким образом, Вадим, по сути, лишается права на защиту. Возникают резонные вопросы —  что скрывает в деле с Вадимом Курамшиным персонал ИУ Жамансопки? Что они так боятся, о чем расскажет, мой муж своему адвокату?

Казахстан присоединился к Международной конвенции, а именно: «Конвенцияи против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» и добровольно  взял на себя обязательства по недопущению пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, однако  администрация учреждения и др. заинтересованные лица, грубо  нарушают нормы данной Конвенции и нормы Международного права.

На основании изложенного, прошу;

Республиканские органы прошу содействовать в переводе в другую колонию близ Астаны, называемую в народе «Вишневка». Местные органы прошу незамедлительно перевести Вадима в другой отряд, с созданием необходимых условий, предусмотренных минимальными стандартами правил в обращении с заключенными. Прекратить над ним издеваться.  Комитет по правам и против пыток  прошу направить представителей для проверки моих доводов.

               В случае отказа или ненадлежащего рассмотрения моего обращения, оставляю за собой право на обращение в  Дипломатические миссии США и стран ЕС, в ОБСЕ, Комитет ООН против пыток, Международные правозащитные организации.

               Мое обращение прошу рассмотреть в соответствии с нормами Закона «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц» ст.4 пп 3.4,ст 7 п 1,ст.10 п 1, ст. 15 п 2 пп 5,6,7,8,9.

               О результатах моего обращения, прошу предоставить ответ в письменной форме и сроки установленные законодательством РК

 

«_____» мая 2014г.                                                                            Курамшина Е.Н.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


× три = 24