Главная » Заявления » Марат Жанузаков: «Я не признаю себя виновным»
maratzhanИзвестный оппозиционный общественный деятель Марат Жанузаков ­ 30 апреля был задержан в Алматы сотрудниками финансовой полиции на выходе из продуктового магазина и около 10-ти часов провел в кабинете следователя. В отношении него реанимировано старое уголовное дело, состряпанное еще в прошлом году по факту вручения премии «Свобода».

Дело реанимировали, по мнению активистов Социалистического движения Казахстана, чтобы не допустить намеченную на 1 мая поездку Марата Жанузакова на IV конференцию этой организации в Бишкеке, членом политсовета которой он является.

По словам самого оппозиционного деятеля, ему изменен статус — из свидетеля он переведен в обвиняемые. Кроме того, с него взята подписка о невыезде. Марата Жанузакова обвиняют в легализации денежных средств, добытых незаконным путем.

— Как вы думаете, почему финансовой полиции понадобилось реанимировать прошлогоднее уголовное дело? Вроде бы все страсти Акорды по «Алге» улеглись, оргкомитет по созданию партии почти что прекратил свою деятельность. Надо и самой власти успокоиться бы, а не ворошить старое дело …

— Я могу только предполагать, ведь внутреннюю кухню, истинных причин этого не знаю. Могу только строить догадки.1 мая я должен был быть в Бишкеке, там должна была состояться конференция центрального комитета Социалистического движения Казахстана. Меня в прошлом году выбрали членом ЦК, и лидер этого движения Айнур Курманов попросил, чтоб я принял участие на заседании ЦК. 1 мая я должен был рано утром поехать в Бишкек.

Но накануне, 30 апреля, меня задержали сотрудники финансовой полиции и продержали с 13 часов дня до 10 часов вечера. Вручили мне постановление прокурора Медеуского района Басшыбаева о том, чтобы реанимировать прошлогоднее уголовное дело, которое следователями финансовой полиции дважды прекращалось из-за отсутствия состава преступления.

Буквально через неделю, 7 мая, меня с подозреваемых перевели в обвиняемого. Думаю, поводом стала моя предстоящая поездка в Бишкек. Возможно, есть какие-то другие причины.

— В последнее время вы активно стали выступать в прессе в качестве публициста. Помнится, в одной из публикаций в интернете вы критиковали и Даригу Назарбаеву. Может быть, власти понадобилось подавить вашу активность в прессе?

— Да, в последнее время я много писал и публиковался в вашей газете и народных сайтах, причем довольно резко критиковал власть, в том числе представителей правящего клана, семьи президента и самого президента, его неопределенную, аморфную позицию в отношении аннексии Крыма, референдума, который провели в Крыму. Я считаю, что президент страны поставил нас в неловкое положение, мы не имеем права поддерживать сепаратистские настроения ни в одной стране. Потому что мы сами очень уязвимы, и этот бумеранг рано или поздно может вернуться к нам.

Да, я критиковал Даригу Назарбаеву, она единственная активная среди наших депутатов парламента, и я считаю, что она обладает неприкосновенностью и находится в особом положении, она может критиковать кого угодно, не получая сдачи. Никто и никогда, естественно, не ответит на ее критику. Точно так же критиковал Сару Алпысовну за то, что по ее инициативе в школьную программу несколько лет назад ввели предмет «Самопознание», и этот предмет в течение нескольких лет в школах изучается. Подобных программ в школах тех же бывших союзных республик не знаю и не видел, я считаю, что это ненужный предмет.

— Вы рассуждаете как педагог?

— Разумеется. Я педагогическую сферу знаю неплохо, более двадцати лет проработал в пединституте, который потом стал государственным университетом. Школьную программу не стоило бы коверкать ради предмета «Самопознание», есть очень много наук, которые можно ввести в школьную программу. Но тут надо действовать по принципу «семь раз отмерь, один раз отрежь». Можно ввести в школьную программу основы медицины, какие-то другие предметы. Но школьная программа не безразмерная, нельзя туда без конца включать все, что человек должен и желает узнать. Я считаю, что 34 часа, которые выделяются в год на «Самопознание», скорее всего, это урезанное время на изучение классических дисциплин — математики, литературы, языков.

— Однако мы отвлеклись от основной темы нашего интервью. Что конкретно инкриминирует вам финансовая полиция?

— В мае прошлого года мы собирались провести вручение премии «Свобода» по итогам 2012 года, и накануне этого в офисе и у меня на квартире были обыски. Изъяли всю аппаратуру, сотовые телефоны, компьютеры, мегафоны и многое другое. Тогда меня обвинили в том, что я использую средства, которые получены преступным путем. Как известно, против БТА банка и его бывшего руководителя Мухтара Аблязова возбуждено уголовное дело, но суда еще не было. Финансовая полиция считает, что мы как-то связаны с деньгами Аблязова. Спустя год вспомнили это дело, теперь меня сделали обвиняемым, хотя я так и не понял, что такого страшного я совершил.

— Говорят, против лома нет приема. Что вы намерены предпринять? Хотя понимаю, в вашем положении сделать что-либо крайне трудно.

— Ситуация очень сложная, оппозицию власть успешно подавила, оппозиционные партии и общественные движения позакрывали, их лидеры в тюрьмах. Естественно, если доведут уголовное дело до суда, то мне будет довольно тяжело. Потому что не будет той поддержки, которая была у Козлова и еще раньше у Жакиянова и Аблязова. Но ничего не остается, как защищаться, есть здоровые силы в нашем обществе. Есть юристы и публицисты, есть журналисты, которые смогут объяснить обществу, что в моих деяниях нет состава преступления. Все, что делал, я делал только в рамках закона.

— Марат, к чему стремится власть, добивая оппозицию?

— Такой же вопрос я сам себе задаю и, честно говоря, не могу найти ответа, у меня просто в голове не укладываются действия власти, потому что в них нет элементарной логики, они противоречат законам развития демократического общества. В принципе, ведь все, что можно было разгромить, уже разгромили. Может быть, это жажда мести? Может, власть не может простить нам публикации, выступления, наши оценки внешней и внутренней политике страны. Иначе мне трудно объяснить происходящее. В принципе, и независимых газет-то осталось — кот наплакал. Но власть продолжает закручивать гайки. Чего хочет этим добиться, непонятно. Ведь невозможно запретить людям думать.

— И все-таки есть хоть какая-то надежда на благополучный исход дела?

— В любом случае я не собираюсь признавать себя виновным. Это однозначно. Надежды на гуманизм власти нет, есть надежда на неравнодушие людей, на соратников и журналистов. Я думаю, что они поддержат меня, их помощь будет необходима. Ведь то, что пытаются сделать со мной, завтра может случиться с каждым.

История не раз доказала, что репрессировать всех людей с активной жизненной позицией, людей, думающих альтернативно власти, критически относящихся к ней, невозможно. Рано или поздно и этому процессу будет конец. Уверен, придет время, и нынешние политические узники — Арон Атабек, Мухтар Аблязов, Владимир Козлов и другие — будут так же реабилитированы, как и репрессированные в годы сталинского режима. К великому сожалению, их лучшие годы, когда они могли бы принести огромную пользу стране, развитию гражданского общества, демократических процессов, проходят в тюрьмах, страдают их близкие люди, соратники. В конце концов, страдает имидж государства в глазах мировой общественности. Но так долго продолжаться не будет.

Записала Бакытгуль МАКИМБАЙ, «D»

Источник: «Общественная позиция» (проект «DAT») № 18-19 (242-43) от 14 мая 2014 г.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


шесть + = 14