Главная » Дискуссия » Гуманизация уголовного законодательства при прочих равных условиях применяется не ко всем осужденным

223320 мая в пресс-центре КМБПЧиСЗ состоялась пресс-конференция независимого юриста Сакена Шардарова и члена Общественной наблюдательной комиссии по Алматы и Алматинской области Дениса Алимбекова.

Сын Сакена Шардарова Искандер был в октябре 2009 году осуждён на 8 лет лишения свободы за грабёж в составе группы из трёх человек, с одним из которых был едва знаком, а третьего не знал вовсе, как рассказывает его отец. Все годы заключения сына он ведёт борьбу за его освобождение, настаивая на полной невиновности Искандера. Добиться кардинального пересмотра дела пока не удалось, но один из прошедших судов оправдал И,Шардарова по двум из трёх статей, по которым он был осуждён, снизив общий 8-летний срок до 6 лет.

По наблюдениям юристов и правозащитников, такое решение суда – большая редкость в казахстанской судебной практике, в связи с чем оно может восприниматься как косвенное подтверждение полной невиновности Шардарова, признать которую и освободить человека с полной реабилитацией просто не по силам нашей судебной системе ввиду её неповоротливости, господству обвинительного уклона и общей негуманности.

Вот как раз здесь и возникает тема гуманизации судебной системы и шкалы наказаний, предусмотренных Уголовным кодексом. Продолжая настаивать на невиновности сына, С.Шардаров одновременно пытается добиться применения к нему закона о гуманизации, тем более что закон это предусматривает по той статье, по которой суд оставил И.Шардарова досиживать срок. Плюс к тому за годы, проведённые в колонии, он заболел туберкулёзом и сейчас находится в тюремной больнице, что вроде бы должно составлять ещё одно основание для применение гуманизации? – задаёт риторический вопрос Сакен Шардаров.

Правозащитник Денис Алимбеков, член ОНК по Алматы и Алматинской области и участник Национального превентивного механизма рассказал журналистам, что

после вступления в силу в 2011 году закона о гуманизации уголовного законодательства, в том числе направленного на снижение численности «тюремного населения», являющегося одним из самых высоких в мире, произошли некоторые позитивные изменения. Если с 1991-го по 1996 год страна занимала третье место в мире по количеству заключенных, то в 2010 году она находилась на 22-м месте в мире по этому показателю, а к концу 2012 года переместилась на 35 место с 48 тысячами зэков.

Однако закон о гуманизации не всегда применяется одинаково ко всем заключенным при прочих равных на то основаниях, что позволяет говорить о неполном соответствии исполнения закона поставленным задачам, по крайней мере на уровне Алматы и области. Понятно,  что судья при отправлении правосудия, разрешая вопрос о возможности применения условно-досрочного освобождения от наказания, о замене неотбытой части наказания более мягким наказанием, обязан обеспечивать строго индивидуальный подход к каждому осужденному.

— На мой взгляд, в нашем случае надо просмотреть все решения об отказах, сравнить с критериями применения гуманизации и найти подходящие критерии, на которые суд не обратил внимания, ну и, естественно, по сроку снова подать заявление на УДО, предусмотрев заранее свои все положительные позиции, – говорит Денис Алимбеков.

Вообще обстоятельства дела, по которому обвинили И.Шардарова, не исключают судебной ошибки при раннем судебном разбирательстве и фальсификации дела на следственном этапе (см. об этом нашу статью «Частично оправдан, но продолжает сидеть» на сайте Бюро от 2.10.2012). Для вынесения обвинительного приговора Искандеру Шардарову суд использовал данные, полученные с нарушением закона, т.е. с применением физического, психологического и морального давления. Однако суд не выяснил обстоятельства применения пыток.

— Такое  отношение к Искандеру со стороны прокуратуры и судов связано с нашими многочисленными жалобами на произвол и грубые нарушения закона со стороны полицейских, сотрудников прокуратуры и судей, чтобы доказать нам, что мы нечего не добьёмся, а только будет ещё хуже в назидание другим, – считает Сакен Шардаров.

Он рассказал о том, как в 2013 году они обращались в Жетысуский районный суд № 2 города Алматы по месту сегодняшнего нахождения Шардарова, уже зная о решении Уральского городского суда Западно-Казахстанской области о применении гуманизации к осужденному Сарпекова (решение не просто вступило в законную силу, но уже исполнено):

— По закону суд должен был исходить из этого решения как имеющего силу закона, однако судья Мусрепова проигнорировала его, ссылаясь на то, что санкция по данному делу находится в пределах статьи. Также и при апелляционном рассмотрении судья Екшеев, ссылаясь на то же самое обстоятельство, оставляет решение без изменения. Оба судьи отказались даже затребовать из Уральска копию решения того суда. И уже в марте этого года мы обращались в кассационную коллегию Алматинского городского суда из трёх судей, которые тоже сослались на это самое «санкция в пределах статьи», оставили дело без изменения, – говорит Сакен Шардаров.

По его мнению, этими отказами суды «подставляют наше государство, вынуждая граждан Казахстана обращаться в комитет ООН по правам человека и против пыток, а количество таких обращений растёт, что негативно отражается на внешнем имидже республики».

Участники пресс-конференции призывают руководство  государства – Республики Казахстан, выполнить свои обязательства по Международному пакту о гражданских и политических правах, и исключить дискриминационный подход при применении закона о гуманизации к заключенным.

 

Андрей СВИРИДОВ, редактор интернет-сайта Bureau.kz

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


один + 8 =