Главная » Анализ, Новости » Новый закон призван уничтожить независимые профсоюзы в Казахстане
Чарли Чаплин в фильме "Диктатор"

Чарли Чаплин в фильме «Диктатор»

Принятие нового законодательства, регулирующего деятельность профсоюзов, имеет свой политический и экономический аспект. Политический связан непосредственно с жанаозенским синдромом, а именно со страхом властей перед рабочим движением. По сути, это реакция на забастовку нефтяников, длившуюся более семи месяцев,  ставшей в итоге политической, и выдвинувшей лозунги свободы профсоюзной деятельности, национализации добывающей промышленности под контролем трудовых коллективов.

Предпосылки принятия антирабочего законодательства

Работодателей и чиновников испугал также процесс переизбрания снизу профсоюзных комитетов на предприятиях нефтегазового сектора в Мангистауской области и горно-металлургической промышленности в Жезказганском регионе. Мало кто отмечает, но и сама забастовка нефтяников в Жанаозене началась в мае 2011 года с борьбы за контроль над профсоюзом в АО «Каражанбасмунай». Тогда китайский работодатель захватил офис профкома, всю документацию, кассу членских взносов и подал заявление в полицию на юриста профсоюза Наталью Соколову с требованием привлечь ее к уголовной ответственности по статье 164 УК РК за «разжигание социальной розни». Это и стало спусковым крючком к массовому выступлению.

Тогда для акорды стало ясно, что облсовпрофы на местах и руководство Федерации Профсоюзов Республики Казахстан (ФПРК) неспособны контролировать ситуацию в трудовых коллективах и тем более влиять на ход забастовок. Низовые структуры профсоюзов в результате протестных выступлений начали захватываться рядовыми рабочими активистами. Повсеместно усилилась роль инициативных групп и новых профсоюзов, которые политизировались по мере противостояния с работодателями, привлекавшими силовые структуры для подавления выступлений. Террор, репрессии и запугивание не дали в этом вопросе положительного результата. И даже после расстрела нефтяников в декабре 2011 года на Западе Казахстана, уже в апреле — мае 2012 года на предприятиях «Казахмыса» в Жезказгане прошли крупные захватные забастовки, завершившиеся повышением на 100% заработной платы для горняков и на 40-50% для других рабочих корпорации.

Именно после этого Назарбаев фактически снял прежнего председателя ФПРК и поставил на его место бывшего акима Карагандинской области Абельгази Кусаинова, а в июле 2012 года провозгласил концепцию «Всеобщего Общества Труда». Именно в этом «эпохальном» документе, он обозначил необходимость принятия нового закона «О профсоюзах» и Уголовного Кодекса, карающего за подстрекательства к забастовкам, за проведение митингов и шествий, за создание незарегистрированных профсоюзов.

На самом деле этот документ больше похож на декларацию пиночетовского режима с полным запретом забастовок и независимой от работодателей и властей профсоюзной деятельности, с верховенством принципа – выживает сильнейший, и с незыблемым правом крупной частной собственности. В то же время этот документ представляет из себя удивительную смесь корпоративизма и насаждения иллюзий «о честном труде» рабочего и хозяина, простого учителя или служащего одновременно с «добропорядочным» крупным чиновником, которые все вместе служат делу процветания абстрактной родины.

Экономической целью принятия новых антирабочих законов стало также удешевление стоимости рабочей силы в стране посредством увеличения рабочей недели до 60-ти часов, урезания социального пакета и введения так называемого «максимума» заработной платы во всех отраслях, выше которого нельзя требовать повышения заработной платы. Это насущное требование крупных добывающих компаний.  Для этого, а также, чтобы не допустить организованного сопротивления этим процессам и новой массовой приватизации, и принят новый закон, который вводит монополию на профсоюзную деятельность только государственных профсоюзов в лице ФПРК.

Полное господство государственной профсоюзной вертикали

Новым законом Назарбаев лишает трудящихся права на создание самостоятельных объединений, заставляя всех вступать в единый государственный профсоюз — ФПРК. Согласно требованию предъявляемым новым  законодательством, профсоюзы должны создаваться по территориальному и исключительно отраслевому признаку. Вновь созданное объединение трудящихся  получит временную регистрацию, но в течение шести месяцев необходимо обозначить принадлежность к отраслевой структуре и соответственно к Республиканской.

В противном случае регистрация будет отменена. Такими возможностями в Казахстане при поддержке государства  обладает только ФПРК. Существующие независимые  профсоюзы так же должны будут  войти в общую  централизованную  систему. Таким образом, данный закон ограничивает право на независимую деятельность профсоюзов и создает предпосылки для  централизации и управляемости со стороны подконтрольной  государственным  структурам  ФПРК. Вновь созданные и существующие профсоюзы со  своими целями и задачами будут лишены  возможности работать  самостоятельно и отстаивать интересы работников.

Мало того они будут лишены государственной регистрации  в случае невыполнения требованиям данного закона,  а именно предоставление документов в Министерство Юстиции в течение шести месяцев со дня образования, о том, что существующее рабочее объединение состоит в отраслевой структуре профсоюза и соответственно в Республиканской. Это находит свое отражение в п.2ст10,  п.1ст 12, п.2 ст13,п.1и2ст14, п.1ст15. принятого закона.

В новом законе вообще нет указания на то, что профсоюз создается самими работниками. Этот пункт убран, а вместо него появилась следующая норма —  ст. 1 п.п.6 «Профессиональные союзы…создаваемые гражданами…».  Таким образом, создается лазейка для инициирования и создания работодателем своих объединений, в которых могут состоять, как работники, так и хозяева. В практике это уже использовалось при инициировании работодателем «независимого» профсоюза в корпорации «Казахмыс», когда хозяева решили противопоставить свое желтое объединение старому профкому, оказавшемуся под влиянием коллектива.

В новом законе в ст.22 п.3 о проведении собраний, забастовок и других акций исключено само их обоснование. В частности вырезан важный момент: «используя их как средство борьбы за улучшение условий труда, повышение заработной платы, сокращение безработицы, консолидации трудящихся в борьбе за свои трудовые права и социально-экономические интересы, защиты  от произвола работодателей, воздействия на государственные органы с целью проведения той социально-экономической политики, которая отвечала бы нуждам членов профсоюза». То есть исключено важное понятие о том, что проведение различных акций является для профсоюзов именно инструментом борьбы.

Профсоюзы теперь не смогут защитить не только рядовых членов от увольнений за свою деятельность, но и членов выборных органов. Такне вошло в новый закон из бывшего (ст.19) следующее положение: «Увольнение по инициативе администрации работников, избиравшихся в состав профсоюзных органов, не допускается в течение двух лет после окончания выборных полномочий, кроме случаев ликвидации предприятия…».
Исключение  этого положения существенно уменьшает уровень гарантий бывшим активным членам профорганов.

Также  в ст.17 о правах профсоюзов не вошло из ст.10  бывшего закона  осуществление общественного контроля  за соблюдением  «…жилищного и пенсионного законодательства; …принимать участие в пересмотре натурально-вещественной структуры и состава минимального потребительского бюджета и его отдельных потребительских корзин, в пересмотре оплаты труда, пенсий и пособий в зависимости от роста цен». Тем  самым, значительно суживаются права профсоюзов, особенно в таком важном вопросе как  пересмотр минимального потребительского бюджета, который в свою очередь влияет на размеры минимального прожиточного  минимума и минимальной заработной платы. Также важным является пересмотр размера зарплаты, пенсий  и пособий от роста цен.

Ограничиваются права профсоюзов и в вопросах инициирования трудовых споров. Профсоюзы также не смогут изменять или принимать коллективные договора, которые будут противоречить установленным нормам и правилам, типовым соглашениям, принятым местными органами социального партнерства. То есть работодатели в регионах сами будут устанавливать те нормы, которые могут быть приняты в коллективных договорах, а отдельные трудовые коллективы, стремящиеся улучшить свои условия, не смогут выйти за установленные рамки.

Это настоящий жесткий диктат хозяев и властей, которые будут указывать государственным профсоюзам, что им делать и какие  договора и тарифные ставки подписывать. А для отдельных профкомов в уголовном и административном кодексах вводится ответственность профсоюзов и юридических лиц, вплоть до закрытия и привлечения руководителей, за участие в «незаконных забастовках» и за «незаконное вмешательство в деятельность государственных органов».  Плюс нелояльный профком на конкретном заводе может быть распущен отраслевым руководством в угоду работодателя.

Таким образом, выстраивается жесткая вертикаль государственных профсоюзов, в который загонят всех и не дадут появиться новым объединениям.

Международные профсоюзы и МОТ выразили негодование

Международная Организация Труда (МОТ) подготовила и направила правительству Казахстана целый Меморандум, где предостерегла власти от принятия дискриминационного закона, нарушающего права профсоюзов и международных пактов и конвенций, подписанных Астаной. В Меморандуме однозначно указано на создание монопольных структур   профсоюзного движения в Республике:

 Пункт 12.1: «…Вне заранее определенной структуры нельзя создать самостоятельный новый профсоюз на уровне предприятия, притом, что право на создание и вступление в профсоюзы предполагает свободное определение структуры профсоюзов»;

 Пункт 12.2: « …вводит профсоюзную монополию на отраслевом уровне, так как требует, чтобы такой профсоюз был создан не менее, чем половиной от общей численности работников или организаций, или чтобы он имел структурные подразделения в более, чем половине регионов, городов республиканского значения, а также в столице страны, что может привести к еще большей профсоюзной монополии на уровне предприятий»;

 Пункт 12.3: «МОТ напоминает, что создание профсоюзной  монополии, в результате действия правовых норм противоречит положениям статьи 2 Конвенции №87, в которой  закреплено право работников,  создавать и вступать в организации по своему выбору».

В своих обращениях выразили свой протест принятию нового закона «О профсоюзах» Всемирная Федерация Профсоюзов (ВФП) и Международная Конфедерация Профсоюзов (МКП). Свою жалобу в МОТ отправил и наш рабочий профсоюз «Жанарту», который с 2009 года постоянно отказывают в государственной регистрации. Кстати, Федерации Профсоюзов Казахстана было отказано в прошлом году войти в состав МКП из-за недемократического устройства и за поддержку бойни в Жанаозене в декабре 2011 года и оправдание репрессий. Назарбаевская ФПРК на сегодняшний момент профсоюз изгой, который не входит ни в одно из международных объединений и является экзотическим местным искусственным образованием, уродливым осколком бывшего ВЦСПС.

По сути, монополизирующий пространство ФПРК никаким профсоюзом не является, будучи лишь частью громоздкого государственного и полицейского аппарата, председатель которого бывший аким, назначенный президентом. На сегодняшний момент, с принятием нового закона «О профсоюзах», а также Уголовного Кодекса, трудовые отношения в стране фактически отброшены в историческом и социальном контексте на более чем 100 лет назад к положению до 1905 года.  Только во время апогея первой русской революции царским манифестом была легализована профсоюзная деятельность. До этого существовали только легальные «зубатовские» монархические объединения, которые до боли напоминают нынешнюю ФПРК.

Социальные и политические последствия

Сейчас со стороны государства следует полная криминализация профсоюзной борьбы, ужесточение трудового законодательства, фактическое запрещение забастовок и отстаивание требований повышения заработной платы и пересмотра коллективных договоров, уменьшение реальной роли даже официальных профсоюзов и навязывание кабальных условий труда под соусом «социального партнерства». Мы это уже видели в фашистских и реакционных режимах Латинской Америки, ЮАР, Тунисе, Египте и в других странах третьего мира, где орудовали транснациональные корпорации. В этих странах также проводилась политика насаждения государственных профсоюзов, контролируемых властями и работодателями.

Что интересно, но таким образом режим Назарбаева не оставляет шансов на создание соглашательских и «конструктивных» объединений реформистского типа, полностью уничтожая всякие иллюзии о  более «справедливом» капитализме и возможности умеренными методами отстоять свои права. Перед рабочим классом сейчас вновь стоит задача завоевания свободы на создание своих союзов, проведение стачек, своих собраний и митингов, а также предстоит борьба за 8-ми часовой рабочий день, за человеческие условия труда, за достойную старость. Фраза Ленина о том, что любая классовая борьба есть политическая борьба, в условиях Казахстана снова приобретает свою актуальность.

Бывший первый секретарь ЦК КПК прекрасно понимает роль и потенциальную опасность рабочего движения, которое осталось единственной социальной и политической силой, способной бросить вызов нынешнему господствующему слою. Но развязывая войну трудящимся, забирая у них последние права, режим сам толкает молодых и активных представителей рабочих на путь радикализации и формирования нелегальных структур и политической деятельности. Лично я не исключаю того, что роль оппозиции в стране со временем смогут взять на себя боевые независимые профсоюзы и политические организации рабочих.

Айнур Курманов, заместитель председателя рабочего профсоюза «Жанарту»

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


восемь − = 5