Главная » Без рубрики » ВОДИТЕЛЬ, НЕ ЖМИ НА ТОРМОЗА

Жезказган и близлежащие рабочие городки постоянно лихорадит от стихийных забастовок, акций и выступлений. Этот регион — настоящая вотчина медного хищника, корпорации «Казахмыс», которая пользуется особым расположением президента, и, как «Арселор Миттал», держит своих сотрудников в «чёрном теле». Этот гигант здесь все: работодатель, власть, правящая партия и законодатель. На днях в Жезказгане произошел новый всплеск недовольства, на этот раз выступили водители компании, обслуживающие эту корпорацию. Журналист Владимир Путик посвятил этому событию эмоциональный рассказ о лицемерии чиновников и пока слабой сознательности отдельных рабочих.

Руководство «Корпорация «Казахмыс» попросило об этом сотрудников ТОО «A DAN DZO Logitic» … И рукастые они, и глазастые, и в транспортных коммуникациях собаку съели, и водкой запили. А все туда же — в забастовку лезут, как негры к светильнику. Ату их, ату! Правда ведь, господа начальники?

В минувшие пятницу и понедельник на предприятии легкового автомобильного транспортного парка (ПЛАТ № 1,2,3) ТОО «A DAN DZO Logitic» творилось невообразимое: люди за баранкой отложили в сторону свое «орудие труда» и взялись … нет, не за пряник, а за хлыст. А заодно и за перо: они составили заявление о невыносимых условиях труда и мизерной зарплате и потребовали встречи с руководством предприятия и Корпорации «Казахмыс». Забавно, что почти все из фигурантов-протестантов встречаются с «капитанами производства» каждое утро. Собственно, они возят их на работу и обратно изо дня в день.

В воскресенье в Жезказган срочно прибыл руководитель Департамента внутренней политики Сергей Ершов. Он провел подробные консультации с гендиректором ТОО «A DAN DZO Logitic» Вячеславом Трыкановым, последнего, по подтверждению работяг, дожидались с весны. С тех самых пор, когда «Казахмыс» передал Logitic всю транспортную инфраструктуру: все эти боксы, машины, гаражи и людей в придачу.

По Жезказгану и Сатпаеву вышло 2 250 человек. И вот сейчас – в понедельник в десять утра — душ 200 водителей, ремонтников и ИТР томятся в гараже № 2, дерут глотки, размахивая руками и языками. Сегодня они идут сюда с такими лицами, будто уже отпахали, отутюжили шинами сотни километров убитой дороги…

— Уже пять минут одиннадцатого,- бросает в толпу начальник парка Бахитжан Копанович, человек с красными глазами, ладонями с лопату и шапкой-петушком на взъерошенной голове. — Где Трыканов? Это неуважение к нам!

Бахитжан Копанович рубит ладонью воздух. Но говорит:

— Я полностью не согласен с ситуацией на предприятии. Зарплата нас не устраивает. Они как хотят, так и делают. Например, я начальник парка, а мне предлагают работу водителя. 33 года работаю я здесь…

— Кто предлагает?

— Предлагает руководство, которое обещало, что не будет ни сокращений, ничего, — вступает в разговор Александр Малышев.

— А сколько сокращают?

— Человек двадцать… Корпорация арендует у них машины, за них платятся бешенные деньги (где-то 800 с гаком тенге в час – прим. авт.). А мы видим от этих денег сущие крохи.

-А у вас какая зарплата?

-У меня в пределах 30 тысяч. Пока были в корпорации, зарплата была выше.

Я давно замечаю: народ апеллирует суммой, полученной на руки, а вот начальство — начисленной суммой, из которой еще вычтут все: от налогов до партвзносов в «Нур Отан».

Мой новый знакомец Александр Малышев тут же рассказывает душераздирающую историю про весеннее обращение в здешний филиал Нур Отана с вопросом: «Что с нами будет дальше?», про ответный визит партийцев, про их радостный рассказ на тему: «Жить будет лучше, жить будет веселее». А получилось вот оно как. Трыканов с Ершовым всё не едут в гараж. Я бы приехал (а я и приехал- прим.авт.). Здесь пахнет настоящей жизнью, не духами от секретарши, а смрадом от изношенной до дыр спецовки. А еще перезрелой соляркой, чем-то еще неуловимым… Запах бедности и безнадежности въелся в тела, в железяк, в дырявую крышу, в салоны джипов, УАЗов, которых здесь до тошноты и головокружения…

Чу! Вместо Трыканова и Ершова подъезжает видный партиец и депутат Торекожа Тлемисов, с порога он критикует автора этих строк и движется прямо в толпу:

-Как бы мы не орали, не кричали, в конце концов, будем разговаривать. Давайте начнем.

-Трыканов! Где Трыканов? – не унимается уже известный читателю Бахытжан Копанович.

— Трыканов ждет в комбинате. Сидит с руководством… Ершов с него берет объяснение.

— Че он, деловой такой?

— Че он спрятался, за людей нас не считает?

— Проверьте его. Проверьте его на алкотест, — советует кому- то Торекожа Тлемисов, видный партиец и депутат.

Бахытжан же Копанович опасливо пятится вглубь толпы. Она отвергает предложение о срочном избрании пяти — десяти делегатов для переговоров. Она вопит силой сотен луженных глоток:

— Все пойдем!

А водку здесь, увы и ах, не пьют. Спросите шахтеров Южного рудника при тех же самых обстоятельствах полтора года назад…

-А у вас есть официальное приглашение, покажите! – запоздало кричит мне серая мышь в стандартном полупальто потомственного бюрократа. А откуда они такие берутся, а?

Сидеть в гараже до утра мы не стали. Мы в двенадцатом часу устраиваем автопробег до синего офиса «Казахмыса». Размещаемся в актовом зале и места хватает всем. Ко мне подходит белобрысый охранник из молодых да ранних и теребит за плечо: «Выйдите из зала, у Вас пропуска нет!». Эх, если бы знал охранник, чего у меня только нет… Тут вмешивается Сергей Ершов и прессу, в единственном моем лице, оставляют в покое. Ничего больше в актовом зале ККМ не происходит. Если за действие не считать размахивание руками и языками. А модератором выступает Сергей Ершов – мужик тертый и ответственный, собственно, должность у него такая — конфликты разруливать. По мере сил делать это ему помогает Вячеслав Трыканов, многие видят своего начальника впервые. Что ж, лучше поздно, чем не работать.

Люди обнадежены: тутошнему начальству теперь приказано с ними общаться. Приказано оборудовать спецящики для депеш. Приказано решить вопрос с запчастями и топливом. Приказано быть людьми…

Сергей Ершов потрясает всех следующим монологом — мой диктофон едва не развалился от страха на мелкие кусочки:

— Я управляющий директор по внутренней политике. Мне даны огромные права. Если еще раз ваши бастыки заставят вас работать на семью, на соседей, на кого угодно – уволим сразу. Так и передайте (бастыкам). Так сказал Ершов, так сказал Огай, так сказал Ким (руководители корпорации «Казахмыс». Прим. Ред.). Машина ему предоставляется только для работы. Вы все поняли? Еще раз я услышу, что вы обслуживаете семью… к чертовой матери вас уволят, а его тем более. Все! И больше об этом не говорите. Еще раз ваш бастык заставит что-то делать, хоть в саду ковыряться скажите : «Нет, родной. Мне платят только за то, что я тебя вожу на работу».

Ершов предупредил Трыканова: еще один подобный инцидент и «Казахмыс» найдет другого контрагента. Трыканов со своей стороны предупредил собравшихся: тарифная ставка увеличивается на 10% с первого ноября. Оба предупредили автора: прогулов и соответственно нулей за пятницу и понедельник в табелях протестантов не будет.

Еще бы: и рукастые они, и глазастые, и в транспортных коммуникациях собаку съели, и водкой – когда вернулись домой – запили….

А вы говорите, забастовка… Не было ее. НЕ БЫ-ЛО.

Владимир Прутик.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


2 × один =