Главная » Солидарность » В Москве прошел митинг против политических репрессий

fff12 октября прошла акция в защиту политзаключённых. Её участники, активисты Объединённой Коммунистической партии, Левого фронта, СКМ, ЛевСД,  Моссовета, требовали освобождения политзаключённых, требовали прекращения преследования по политически мотивированным, бредово обоснованным обвинениям.

Требовали освобождения:

Дарьи Полюдовой, активистки ОКП, надоевшей властям Краснодарского края своей борьбой против невыплат зарплат трудящимся и против уплотнительной застройки,  и в итоге, брошенной за решётку по обвинению в сепаратизме.Формальным поводом для ареста стало участие Полюдовой в подготовке «Марша за Федерализацию Кубани. Участвуя в этой акции Полюдова, по ее словам, стремилась обратить внимания властей на проблемы населения.  Ну, а власти, использовали это, чтобы бросить Полюдову за решётку.

По чисто субъективному мнению автора статьи, лучшую провокацию придумать трудно. Власти и правоохранители Краснодарского края как бы, ясно заявили жителям Новороссии и Крыма, что с ними будет, если они раскаются в своём выборе.  Автор материала, на месте украинских властей, даже приплатил бы краснодарским правоохранителям  за такую, с позволения сказать, подмогу. Впрочем,  кто его знает, может они и приплатили.

 

Требовали освобождения узников Болотной. Людей, брошенных в тюрьму по принципу – человек, избитый представителем власти – является преступником.

Ещё на митинге говорили про Илью Романова. Человек был брошен за решетку СИЗО за то, что стал жертвой несчастного случая с петардой. В состав преступления, помимо несчастного случая, вошло то, что  Романов с середины 80-х участвовал в экологическом и рабочем движении, затем в результате преследования со стороны российских спецслужб пытался выехать в ЕС через Украину. Ну, а на Украине скоро оказался за решёткой, по так называемому, «Одесскому делу».

Напоминаем, в начале декабря 2002 года группа комсомольцев была обвинена в следующих преступлениях: «свержение конституционного строя Украины и посягательство на ее территориальную целостность, терроризм, бандитизм, убийство и покушение на убийство, разбойные нападения, контрабанда и посягательство на жизнь работников правоохранительных органов».

Что характерно, доказательства вины, а именно признания обвиняемых, добывались украинскими гестаповцами с такой старательностью, что один из подследственных, Игорь Данилов чуть не умер за решеткой. Палачи сломали ему 7 ребер (со 2 по 9 слева), повредив легочную плевру, в результате развился пневмоторакс — наполнение левого легкого кровью.

Другой заключенный, Олег Алексеев, дабы прекратить издевательства, пытался покончить с собой, воткнув себе авторучку в глаз. Третий, Сергей Бердюгин, умер от последствий жестоких избиений в самом начале судебного разбирательства.

Впрочем, вскоре нашлись дополнительные доказательства «вины» Романова. У него был изъят компьютер, на котором нашлись два файла, якобы подтверждающие его подготовку к теракту. Конечно, сам Романов утверждает, что файлы появились во время «экспертизы», но правоохранительные органы знают, кому верить. Также к делу было подшито интервью, данное Романовым вскоре после освобождения. Призывы к борьбе, прозвучавшие в интервью, следствие собирается трактовать либо по 280 статье

УК (до 5 лет) или же по ст. 205.2  УК (до 7 лет).  «Удивительно то, что если дать интервью является «преступлением», то оно совершено не на территории России, так как тогда это была Украина, а ныне, это территория ДНР. Касалось интервью, вообще, по большей части «украинской» тематики, и давалось,  вообще-то, представителям сопротивления Юго-Востока, которые в то время, разумеется, не могли так открыто себя афишировать, как это стало возможно впоследствии» — комментирует данную ситуацию Илья Романов в своем письме из тюрьмы.

То есть российские власти будут судить Романова за сотрудничество с сопротивлением Юго-Востока Украины. Автору материала трудно хоть как- то прокомментировать данный факт.

Говорили про преследования Виталия Никулина. Виталий Никулин был обвинён в причинении тяжких телесных повреждений восьмилетнему сыну Вове. В этом деле замечательно всё. Ребенок, в присутствии  матери (бывшей жены Никулина) дал показания, что набил синяки сам, когда упал во время игры. Тяжкие телесные повреждения появились в деле после обследования ребенка в больнице (в больницу ребенка положили на обследование детозащитники). Были ли они на ребенке или только на бумаге – вопрос интересный, особенно если учесть, что в этих бумагах написано много всего страшного и ни слова про то, как ребенка от этого страшного лечили. Такое впечатление, будто ребёнка зовут не Вова Никулин, а юный супермен или Горец,  и тяжкий вред здоровью проходит на нём сам, под влиянием живительных лучей планеты Криптон.

И, наконец, самого Никулина положили на психиатрическую экспертизу в больницу им. Алексеева, бывшая Кащенко, и признали невменяемым. Глубина аргументации экспертов потрясает. Никулина сочли невменяемым и общественно опасным на основании того, что он: имеет «склонность к рассуждательству», «многословности и чрезмерной усложненности ответов»; «в отделении был тих, малозаметен, в труд включался после стимуляции персоналом, был пассивно подчиняем, режим не нарушал» (это было доказательством «снижения ресурсов социальной адаптации»); «намерен доказать в суде свою невиновность» (это доказывало, по мнению мозговедов то, что у Никулина нарушены «критические и прогностические способности»).

Зачитывалось письмо Александра Гартмана, организатора голодовки протеста против снижения шахтёрам выплат по инвалидности и утере трудоспособности. Властям тогда резко пришлось подать назад, прекратить внаглую снимать с шахтёров инвалидность. Гартману этого не простили. На него возбуждали три уголовных дела. По одному из них он провёл девять месяцев за решеткой. Получил в результате преследования тяжёлую форму гипертонии, инфаркт. Перенёс операцию на открытом сердце.

«…почему мною постоянно занимается ФСБ?  Да, я был председателем Совета КОООИТ «Регрессник» с 2013г., да, мы отстаивали акциями протеста, голодовками наши права и Конституцию РФ, оплёванную вами, и вашими холуями, мы не пытались насильственно изменить конституционный строй, мы не создавали незаконные вооруженные формирования, и т.д., а мы защищали народ. УФСБ уже сажали меня 19.12.2008г. по сфабрикованному ими уголовному делу на  9 месяцев колонии поселения, 7 из 9 месяцев я просидел в тюремных камерах, более  3 месяцев в камере ФСБ находящейся в СИЗО 2. Освободившись, я не прекратил деятельность по защите наших прав, не молчал, и вновь 09.11.2012г. ко мне в дом с акцией устрашения, к инвалиду труда, бывшему шахтёру, с обыском нагрянули, возглавлял стаю шакалов (иначе я их уже называть не могу)  п/п-к УФСБ Коновалов… в стране идёт геноцид, преследование неугодных для властей людей, требующих справедливости, и достойной жизни, а вы, Путин, ваши приближённые, везде лживо утверждаете, что в стране нет политических заключённых, а чтобы создать видимость их отсутствия, начинаются незаконные преследования, фабрикация уголовных дел…» — пишет Александр в своём Открытом письме к Президенту РФ».

Дополнительно следует отметить, что оное письмо передавалось впрезидентскую администрацию и было спущено на рассмотрение именно тем лицам, на которых Гартман жаловался.

Участники акции требовали закрытия политически мотивированных уголовных дел и освобождения узников.

Активист РРП А. Зимбовский
Дополнительная информация:
8-906-077-42-87
8-905-537-22-99 / 8-916-737-10-33

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


два + 2 =