Главная » Борьба » Крепкий орешек

2627Фермер, протестовавший против захвата крестьянских хозяйств, стал жертвой полицейского произвола. Однако суд посчитал виноватым самого фермера и приговорил его к десяти суткам ареста. В знак протеста осужденный вскрыл себе вены.

21 ноября  в офисе Актюбинского филиала Бюро прошла пресс-конференция, главным героем которой стал Бахытжан Курманов – 50-летний фермер из села Копинское Хромтаусского района.

18 августа этого года Курманов после ознакомления с решением райсуда, приговорившего его к 10 суткам заключения в спецприемнике, вскрыл себе вены,

Позже Курманов обратился в суд с иском на четверых хромтаусских полицейских, которые вместо того, чтобы оказать первую медицинскую помощь, пытались затолкать истца в машину РОВД и увезти подальше от суда.

Решением от 18 ноября судья С.Ж.Аликулов отказал в претензиях фермеру, «учитывая, что вред здоровью в виде пореза левого предплечья истец причинил себе сам, по собственному волеизъявлению, суд полагает, что вред причинен не по вине ответчиков».

— Что делать было? У меня накопительное состояние: столько бороться, доказывать и все впустую, — объясняет Курманов на встрече.

В мае этого года два жителя Копинского Бахытжан Курманов и Аскар Тальменов провели 24-дневную голодовку против захвата крестьянских пастбищ. После того, как местный аким района пообещал им разрешить конфликт, голодовка закончилась. В августе люди вышли на сенокос. Во время полевой страды двое местных участковых с двумя охранниками фирмы-латифундиста провели «следственный эксперимент», отказавшегося участвовать в нем Курманова скрутили и ослепили струей из газового баллончика.

— Мы ждали постановления суда около 2,5 часов. Сидели на улице. У меня переживание тоже идет. Тут юрист «Актепа» (фирма-латифундист) поднимается в суд, увидел нас и стал звонить по телефону. Через 15 минут зам. нач. РОВД выносит решение. Что это значит? Значит, привезли деньги и все согласовали.  

Этот зам. начальника кричит полицейским: «Тащи его! Тащи! Вот решение!

Я: Подожди, я не собака, дай ознакомиться.

Когда прочитал — не знаю, что со мною стало…

«Порезал вену левого предплечья, после чего сотрудниками полиции была вызвана бригада скорой помощи, врачи которой оказали первую медицинскую помощь в здании приемного покоя Центральной Хромтаусской больницы, после чего истец Курманов Б.Ж. был направлен в Административный приемник для исполнения постановления суда», пишет в решении судья Аликулов.

— Хлынула кровь. На фотографии видно, что я сижу, а полицейские пытаются меня поднять за руки, тянут за кисти. Я не думал никогда, что человеческая кожа, как бумага легко рвется, если есть порез. Поэтому один шрам здесь длиннее. В суде потом один из полицейских жаловался, что я испортил его костюм, хотя на фото видно, что кровь потоками вниз текла. Они попытались меня затолкать в машину. Зачем? Не знаю. Помню, что кто-то крикнул: «Скорую лучше вызывай!». У них мыслей помочь мне не было. Минут 15-20 все этой длилось, пока скорая приехала, — рассказывает фермер.

Сколько крови потерял Бахытжан Курманов, он не знает. Свое состояние квалифицирует словами кодексов и законов: «аффект в результате накопительного состояния». Справка из железнодорожной больницы Актобе была написана только после того, как забинтованного Курманова отказались принимать в спецприемнике. Ни врачи ЦРБ Хромтау, ни железнодорожной больницы Актобе не указали количество порезов на руке (их оказалось два, глубоких, судя по рваному шву), ни их размеров. Нет там и причины, повлекшей попытку суицида. Курманов объясняет это тем, что при написании справки, полицейские очень торопили медиков.

Правозащитница Алима Абдирова замечает: «Полицейские у нас не обучены работать с жертвами суицида. Не могут оказать первой помощи, сами психологически не готовы к этому. Когда мы столкнулись с фактами насилия и мужеложства в детском интернате, меня вызвали в ДВД, полицейские были в полной растерянности, просили научить их, как действовать в этой ситуации».

Держа за обе руки Курманова, вытягивая ему кисти, участковые содействовали угрозе его жизни. Способствовали суициду. Они не думали о том, что он человек, что ему больно. А хотели только подальше отвезти его от людного места – здания суда. Но ведь могли хотя бы жгут наложить, ремнем, галстуком перетянуть руку.

Таким образом, полицейские дважды способствовали самоубийству: первый раз, когда он порезался, второй раз, когда  они пытались скрыть это от глаз посторонних», — делает вывод Абдирова.

Можно сказать, что Курманову повезло. Крепкий оказался мужчина. Разве же виноват он, что и судебная и правоохранительная система Казахстана может пошатнуть любую, даже самую здоровую психику.

Ольга КЛИМОНОВА, директор филиала КМБПЧиСЗ по Актюбинской области

Источник: http://bureau.kz/

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


четыре − = 0