Главная » Заявления » Вадим Курамшин о «деятельности» омбудсмена и прокуратуры

10464399_10152439700371195_2766123784050179113_nПодведу итоги уходящего 2014 года. Итак, все попытки нашего обращения к уполномоченному по правам человека Шакирову добиться от Генерального прокурора рассмотрения нашего обращения и изучить уголовное дело на предмет законности осуждения – рухнули. В надежде на совесть и здравый смысл Омбудсмена благодаря которому на деле записана  реализация Законом права на гарантированные телефонные звонки, а так же заслуженное право на поощрение – на деле практически лишают свидания.

Все это привело к новым провокационным приемам. Опять стали отказывать  в звонках из-за публикаций и появились скрытые угрозы жене в ответе от руководителя центра по правам человека Колюжного. В его ответе сообщается, что от 01.2014 года никаких обращений по поводу   Курамшина они не получали, как и писем от Бахытжан Торегожиной не получали. Вообще за клевету предусмотрена ответственность, напоминает Господин Колюжный, за что уже спасибо.  Не знаю как на это отзовется Госпожа Торегожина, но не думаю, что она нам лгала, сообщая, что отправляла к нему обращение.

Самое интересное супруге далее что – то доказывать запретил категорически. Один раз уже мою супругу чуть не отправили на нары. Тогда начальник ИУ Байтасов хотел применить к моей супруге уголовную статью за «клевету». Ведь воли тюремного басеке будет вполне достаточно, что бы добиться против интервью Екатерины опровержения. Правда тогда это ему не удалось. Но если в следующий раз на это будет воля Омбудсмена значит мою супругу уже ничего не спасет.

Заверяю, что моя супруга не будет «играть с огнем», а общественность пусть не думает, что когда я объявлял голодовку, в том числе против молчания Шакирова, и направили к нему обращение по уголовному делу, что это все придумал. Сейчас, перебирая все эти ответы от прокуратуры всех уровней, в том числе и от Колюжного, вот о чем подумал. Столько было движений, сколько было посещений людей в прокурорских мундирах и в итоге все это бесполезно!

Насчет ответа Колюжного. К Омбудсмену жена отправляла жалобу на отказ Генеральной Прокуратуры в пересмотре уголовного дела и вынесения процессуального решения. И вообще Закон РК «О Прокуратуре» нам в этом постоянно отказывал, придумав при этом лживое оправдание, якобы заявление не было приложено. К омбудсмену супруга отправляла документальное подтверждение с сопроводительным письмом.

Что тут скажешь? На фоне этих убийственных ответов, я честно чувствую себя завершенным дебилом. Поскольку я в первую очередь рассчитывал на совесть и здравый смысл  Омбудсмена. После ознакомления с этим ответом, мне просто дико захотелось курить. Припомнил Колюжный и про посещение меня сотрудниками НПМ в феврале 2013 года в Таразе  и 13 мая 2014 года, уже здесь на «Жамане» (колония, где сейчас находится Вадим), когда на самом деле эта троица, которая приехала, просто шарахалась от меня как от чумы.

Когда я представился и попросил поговорить, когда уже стемнело, меня все же вызвали в кабинет  и уделили всего две минуты. Хорошо, что позволили сфотографировать то, какое зрелище я представлял из себя в то время. Но этот визит никак не помог мне вырваться из плена. Все наши обращения к омбудсмену и в прокуратуру, главным образом, сводятся к вопросу о дискриминации.

Первое помощник прокурора Есильского района Габдулин, по поводу поощрения, своим ответом удивил даже тюремных  басеке. Курамшин в спортивных мероприятиях приуроченных к майским праздникам участие якобы не принимал, а начальник воспитательного отдела И.У. Калиев на мой вопрос как это вообще возможно, стал сам лично отписываться в районную прокуратуру. Он  сообщал, что на майские праздники я участвовал  в общеколоническом турнире по теннису, и,  более того, занял призовое место.

По вопросам звонков этот же помощник прокурора Габдулин в ответе жене сообщает, что согласно объяснительных других осужденных, следует, что один раз в неделю, звонить осужденным более чем достаточно. Соответственно право на телефонные звонки он не нарушает. Причем здесь право на мои телефонные звонки и объяснительные от других зеков? Объяснительные эти пишутся под диктовку и они могут написать все что угодно.

Почему с таким же успехом не взять объяснительные с бедолаг которым вообще звонить некому, соответственно и звонить ненужно, а Курамшин подлый интригант!

Второе – обл. прокуратура по звонкам пишет ответ в котором говорит о оптимизации права на реализацию телефонных звонков, но как это выглядит на деле никто так и не понял.

Третье — самым изобретательным образом издевается Генеральная Прокуратура, ссылаясь на приказ Министра МВД РК от 29.03.2012 года за номером 182, перечисляя список общей сложностью кому и сколько я звонил в последнее время. За последние 4 месяца аж 12 раз, по 3 раза в месяц. Право Курамшина на телефонные звонки не нарушаются. Подобные анализы в Генеральной прокуратуре есть не что иное, как беззаконие.

Ведь по закону право на телефонные звонки должны предоставляться в сутки до 15 минут разговора и никакие ограничения здесь не предусмотрены. Все начинается с малого, помимо этого  ранее мы заявляли и о более серьезных нарушениях, в которых все те же прокуроры, ссылались на то, что финансовая полиция проводила проверку и что нарушения в действиях сотрудников не выявили. Но вот вопрос, почему же я не видел здесь в колонии все тех же борцов с коррупцией? Чем занимается наша прокуратура? Прокурор из Кордая занимался вымогательством взятки, и сейчас я получаю отписки от таких же прокуроров.

Спустя почти 3 года наша семья тщетно пытается найти защиту у Омбудсмена, на деле не удается увидеть даже его автографа в ответах.  Последний финиш был от 6 декабря с моим обращением к Омбудсмену  ко мне приехал из Областного департамента майор Руппин. Он просто вынудил меня отказаться от объяснений, составил акт, захлопнул папку, и уехал, никого не опросив из тех, на кого я указывал, кто мог бы подтвердить сколько раз и откуда я подавал жалобы.

Здесь с фаворитом по количеству поощрений среди особо опасных заключенных, осужденный за убийство пятилетней девочки, Зубенковым, нас тоже связывает интересный момент. Об этом уверен нам расскажет семья убитой девочки, о чем читайте в следующем материале. Очень надеюсь, что его прочитает и господин Шакиров. Быть может тогда что –то в сознании у Омбудсмена переключится,  и он решит все-таки собственнолично посетить эту зону и самому разобраться, а заодно и навел бы порядок с правами осужденных в колонии.

Вадим Курамшин

Политзаключенный колонии «Жаман Сопка» ЕС 164/4 

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


+ 4 = девять