Главная » Новости » Открытое письмо депутатам Европарламента от политзаключенного Вадима Курамшина

10370818_774469522603205_5644059797047558636_nСанкции Запада против России ужесточаются. Тем временем Европарламент готовится подписать новое соглашение о расширенном партнёрстве с Казахстаном, главным партнером в ЕАС о котором в цивилизованном мире мало, что известно. 

Меня зовут Вадим Курамшин, я казахстанский политзаключенный, уже не первый раз в тюрьме за правозащитную и журналистскую  деятельность. Вся моя «вина» перед государством в том, что я активно отстаивал в судах и на мирных митингах интересы простых людей. На фоне столь серьезных интеграционных процессов, я решил с помощью СМИ рассказать читателям о своей стране, о том какая она есть без прикрас.  Замечательным терпеливым народом  с многострадальной историей и дикой властью  в виде деградирующей судебной системы, отсутствием избранного  народом парламента,  охраняющей коррупцию прокуратурой, уничтожающей любое свободомыслие системой национальной безопасности — КНБ и тюремными  застенками, в которых убийства людей давно стали нормой.

Реальное внутреннее содержание  – внешне ошеломляющая своей роскошью столица Астана, где живут судьи, чиновники, которым нет никакого дела до справедливости или блага народа. И в тоже время удручающее своей беспросветной обреченностью нищета депрессивных поселков, в которых нет света, питьевой воды, дорог. Наиболее ярко иллюстрирует Казахстан различие работы судов в отношении разных категорий граждан: 1) для имеющих деньги и связи в правительстве; 2) и в качестве расправы для оппозиции и бедных. Так же резкий контраст отсидки этих категорий в тюрьмах. Об этом я и хочу поделиться с цивилизованным миром, веря в то, что среди читателей окажутся и депутаты ЕП, от каждого из которых некоторым образом сейчас зависит наша жизнь, жизнь политзаключенных Казахстана. «О государстве можно судить по тюрьмам этой страны», – из замечаний легендарного Нельсона Манделлы после  освобождения.

Казахстан тюремный

Какие происходят здесь и сейчас замечательные процессы. Так в данное время сейчас в городе Астана ожидает досрочного освобождения экс руководитель администрации Президента Ержан Утембаев. В 2006 году он был осужден на 19 лет тюрьмы строго режима за организацию убийства троих человек, среди которых был лидер оппозиции Алтынбек Сарсенбаев . В 2014 году Е. Утембаев вдруг перестал быть организатором. Суд  переквалифицировал его с организатора в пособники, сократив срок до 12 лет. После чего сразу последовали процедуры УДО.

Отбывал он срок в тюрьме расположенной в Астане. Его условия – проживает он в своем  пентхаусе, отдельно стоящем здании. Количество свиданий с семьей и их продолжительность проживания  в тюремной гостинице не ограничено. Свой обслуживающий персонал, включая личного повара, все существующие связи, широкий ассортимент элитных  алкогольных напитков, заказы в тюрьму доставляют автомобили с государственными номерами парламента.

Глава КНБ Амангельды Шабдарбаев посещал осужденного Ержана  Утембаева в его личных апартаментах. Все перечисленное я видел своими глазами.  В 2006 году я был осужден к трем годам и десяти месяцем  тюрьмы строго режима.  Этому моему осуждению  предшествовала моя активная защита крестьян, чью собственность открыто  присвоил властный семейный клан Барлубаевых.  Организовывал пикеты у офиса губернатора, у  правительства в Астане. Выступал в защиту их интересов в судах.

Формальным поводом для моей изоляции послужила опубликованная   в газете статья про суть конфликтов сельчан с Барлубаевыми. Никаких признаков «клеветы» она не содержала. Все это подтверждалось документально, но суд, выполняя заказ, отправил меня в тюрьму по статье «клевета». Пытки в следственном изоляторе, потом в тюрьме города Атбосар, издевательства тюремного персонала, довели меня до критического состояния. С весом 51 кг. при росте 1 метр 179 см был переведен в Астану, где отбывал ЕУ.

Мои условия – проживания в переполненном бараке, телесные наказания за любое недовольство, непрекращающиеся преследования с вымогательствами взятки буквально за всё — позвонить домой, свидание с семьей, возможность УДО  – все требует взятки. В отличие от Е. Утембаева,  находящегося в тюрьме за убийство главного соперника президента Казахстана Назарбаева и еще двух людей, которым зеленый свет в судах, мне, оказавшемуся за решеткой за правдивую статью в газете,  суды отказали в УДО общей сложностью семь раз.

 

Одна тюрьма. Одна страна. Такие разные миры!

Как и за что у нас карают в Республики Казахстан, назначаемых Назарбаевым судей. В 2010 году после освобождения  я с единомышленником Айнуром Курмановым и другими создали Республиканское народное движение «Противодействие произволу». В моем личном блоге  размещены результаты многочисленных зверских убийств заключенных, трупы с вырванными при жизни кусками мяса тюремными собаками, мертвые, изувеченные тела. На что эффективной реакции государства добиться не удалось.

Многочисленные акции протеста возле  офиса Назарбаева, в надежде добиться его аудиенции, реакции – привели к тому, что 12 января правящая пария назначила меня руководителем комиссии по мониторингу тюрем, но через 10 суток, а именно 23 января 2012 года Казахстанские спецслужбы проводят  одномоментную зачистку неугодных назарбаевскому режиму гражданских активистов. Нас всех арестовывают в один день, хотя по абсолютно разным, но одинаково абсурдным обвинениям.

Театральный режиссер Болат Атабаев, руководитель оппозиционной партии «Алга» Владимир Козлов, редактор оппозиционной газеты «Взгляд» Игорь Винявский. Атабаева и Винявского вскоре освобождают. При этом мне настойчиво предлагают подписать  показания против Винявского, чем  обещают значительно смягчить обвинение. Естественно отказываюсь.  Винявского освобождают.  Меня самого освобождают спустя восемь месяцев присяжные заседатели.  Шесть суток присяжных заставляли отказаться от провозглашения вердикта,  угрожая их семьям, заставляя признать меня виновным. Присяжные  не признали!

Более того позднее эти же присяжные отправили открытое письмо Назарбаеву, в ООН, о всех приступных методах принудить их  вынести несправедливое решение. Не от Верховного Комиссара по правам человека в ООН, ни от президента РК реакции не последовало. Выступив с критическими докладами на сессии ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве, отклонив предложение получить политическое убежище, я вернулся в Казахстан. Астана перед этим дала официальные гарантии ОБСЕ, что меня не убьют, не арестуют вновь.

31 октября 2012  года вышибли дверь и ворвался  в мое жилище  СПЕЦНАЗ. На глазах жены и шестилетнего сына, меня били ногами и рукояткой пистолета. Затем в камере пыток, в тюрьме г. Петропавловска, чтобы избежать сексуального насилия  мне пришлось  перерезать себе вены.

Второй суд по тому же обвинению завершился  за пять дней. Меня продержали в клетке подвале суда, подняли лишь на оглашение. Дали  – 12 лет. Второй суд  по одному и тому же делу прошел без исследования доказательств, без прения сторон, моего адвоката по защите моих интересов просто не допустили.

Закинув меня в дикое место, затерянное в степях,  отдаленное от городов,  в тюрьму особого режима «Жаман». В ту самую тюрьму в которой десятки раз я проводил свои расследования совершенных там преступлений, пыток и убийств заключенных. Здесь неоднократно я  подвергался избиениям,  со стороны тюремного персонала, испытал  все возможные провокации, публичные призывы от начальника тюрьмы к заключенным свершить казнь. Было и помещение меня в камеру к наркоманам, которым была поставлена задача заставить меня забыть о своих претензиях, забыть о написании жалоб по поводу незаконного осуждения, о тех же претензий к тюремному персоналу, прекратить добиваться телефонных звонков жене.

Представление  на ознакомления наркоманам сотрудниками тюрьмы   писем моей жены, до того как я их прочитаю сам. Имело место и попытка поместить  в тюрьму и мою жену Курамшину Екатерину по обвинению в клевете  на тюремное начальство за ее правдивое интервью в СМИ о злодеяниях тюремного персонала.

Насилие в среде заключенных, распространение вымышленных  слухов о том, что я якобы криминальный авторитет призвал тюремное население к расправе – все перечисленное имело место лишь за последний 2014 год, что вынудило выступить на сессии ОБСЕ в Варшаве уже мою жену. В сентябре 2014 года она публично призвала ОБСЕ спасти меня, потребовала от АП  РК прекратить немедленно травлю заключенного мужа, добиться от Генеральной Прокуратуры принять к рассмотрению жалобы на мои приговора от меня лично и моих адвокатов. Все её надежды и призывы ушли в пустоту.

ОБСЕ никак себя не проявил  в судьбе человека, который рискнул публично выступить  в этой организации и оказался в Казахстанских лагерях. Сам Генеральный  Прокурор  в моем случае допускает открытое нарушение Закона РК «О Прокуратуре», отказывая нам в изучении уголовного дела на предмет законности и судебных постановлений. Даже на подобные откровенные призывы ОБСЕ никак не отреагировало.

К нашим судьбам полит зекам в Казахстане обратил  внимание лишь  Европарламент прошлого созыва. Ими были вынесены четыре резолюции, с призывом пересмотреть наши дела, вселив веру в завтрашний день, в судьбу каждого из нас, но правительство Казахстана оставило их без внимания. И вот новые депутаты Европарламента идут на столь тесное сближение с Казахстаном, что выгодно всем – Казахстану, семье Президента, Евросоюзу и даже  Кремлю это очевидно. А нам, полит заключенным Казахстана, остается лишь уповать на то, что каждый из депутатов Европарламента задумается над той дикой реальностью, что я описал выше.

Но мы уверены, что при наличии человечности, воли на то, именно сейчас, именно депутаты Европарламента, каждый в отдельности, поможет нам добиться от Назарбаева пересмотра наших дел в соответствии с Законом. Именно законности мы просим у депутатов Европарламента, а не помилования или амнистии!

В случае если газета Гардиан и другие СМИ не пожалеют своей печатной почты и опубликуют мое открытое письмо от имени Казахстанских политзаключенных, буду безмерно благодарен. Так же Комитет по моему освобождению, «Амнистию Интернешнел», «Хьюман Райтч Вотч», «Фронт Лайн», «Открытый диалог» прошу как можно скорее распространить  данный материал, перевести на английский язык. Орг. Комитет Премии имени Людовика Трарье прошу представить мое обращение в западные СМИ. Большое спасибо всем! 

Вадим Курамшин

Политзаключенный Казахстана

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


− один = 5