Главная » Дискуссия » Как венгр казахстанцев защищал

2842Гражданин Венгрии Иштван Филип готовит к публикацию книгу о коллизиях американского бизнеса в Казахстане и мытарстве по судам бывшей посудомойшицы нефтяной компании Гулбану Абдуллаевой.

10 лет миновало с той аварии на месторождении Тенгиз в Атыраусской области. Из-за отключения электроподачи тогда были остановлены газоочистные турбины, произошел выброс сырого газа. В результате пострадали люди — 187 человек. Больше всех досталось четверым девчатам из ТОО «Карат» и в том числе 24-хлетней Гулбану Абдуллаевой.

В безсознательном состоянии ее отправили в Жылыойскую районную больницу. Там диагностировали острое отравление сероводородом второй степени тяжести. Вернулась на рабочее место.

Из-за частых судорожных приступов начальство «повысило» ее в должности: вместо технического кухонного работника она стала администратором в общежитии. Функциональные обязанности – красить батареи масляной краской. Приступы учащались с пугающей скоростью. И тогда администрация «Карата» предложила работнице увольняться по собственному желанию, в противном случае они бы уволили ее по статье – угроза звучала категорично.

Узнав об этом, Гулбану вышла на трассу, чтобы без денег добраться из Атыраусской области в Кандыагаш Актюбинской области, а это 1120 км.

Первый, кто остановился на трассе, был венгерский специалист Иштван (Степан) Филип.

— Конечно, я остановился, так как издалека заметил, что девочка сильно плачет. Вышел из машины, спросил, что случилось, с трудом она спросила у меня, не в Кульсары ли я еду, — вспоминает девушка.

В результате Филип взял ее на работу, поняв только одно: человека уволили и выгнали без копейки денег даже на дорогу. Но работать в офисе Абдуллаева не смогла.

— Нас было трое в кабинете, и тут-то начался этот жуткий, ужасный судорожный приступ, — рассказывает Степан Александрович. — Я такого в жизни никогда не видел, так испугался, что чуть дар речи не потерял, сразу врач прибежала, однако приступ не отступал. Это такое страшное зрелище, похоже на эпилепсию, только на много-много страшнее, и продолжительность во времени около 20 минут. После вся синяя, разговаривать не может, только после 30-40 минут, самое большое количество  нервных окончаний в языке у человека и все она парализована. Потом я спросил у нее, что это такое было, и тут-то начинали карты раскрываться.

Ее отец умер молодым, дома мать с двумя несовершеннолетними сыновьям, и трое несовершеннолетних детей брата отца, Гулбану – фактически единственный кормилец семьи. А ее единственным защитником стал Степан Филип.

Венгерский гражданин прошел все круги судебной системы Казахстана:

— Ответчик «крутой», как у вас их называют, выкручивался по-разному, государственные органы вели себя как ничего не произошло, хотя хорошо знали об этой аварии на заводе и о пострадавших, только посчитали не стоит за каких-то работников портить отношения с таким предпринимателем, который с рук кормит всех. Для того чтобы разорвать вот этот заколдованный круг, я лично обращался к Президенту Республики, господину Назарбаеву Н.А. к Министру труда и социальной защиты населения к Абдикалиевой Н., и только после этого закружилось дело. Как пытались сломать меня на судебных процессах, как угрожал мне ответчик, но это меня мало интересовало. Для меня есть цель, помочь человеку, которая и сегодня стоит перед моими глазами с большой дорожной сумкой и настолько сильно плачет, что не может сказать, что с ней случилось. И что еще главное для меня, чтобы вот эти «крутые» работодатели поняли, жизнь человека, главнее их миллионов. Миллионы они заработали благодаря именно вот этим беспомощным работникам. Нельзя с людьми обращаться как с рабами, ведь они тоже имеют семьи, близких и родных.

Иштван уверен: американцы, знай, они об аварии, спасли бы Гулбану, не допустив инвалидности 2 группы с потерей трудоспособности на 70%.  Сама Абдуллаева говорит — гендиректор «Тенгизшевройл» и спустя 10 лет не знает о ее положении. Как и о судьбе тех трех девчат, пострадавших вместе с ней.

Год назад 13 января 2014 года мугалжарский суд, а вслед за ним и апелляционная коллегия областного Актюбинского суда отказала Гулбану вправе требовать возмещения заработной платы за весь период ее нетрудоспособности по профессиональной болезни и компенсации дополнительных расходов на лечение предусмотренного п.2 ст.944 Гражданского Кодекса Республики Казахстан.

— По какой то причине Председательствующий апелляционной судебной коллегии Елтузер С К. лишил Абдуллаеву права на обжалование определения апелляционной судебной коллегии областного суда от 24.02.2014 года в кассационном порядке. Решил, что данное определение к жалобе не подлежит и вступает в законную силу с момента его вынесения… С 2006 года я безвозмездно пытаюсь защитить права гражданки Казахстана, предусмотренные Конституцией РК, Гражданско-Процессуальным Кодексом РК и совершенно непонятно, почему власти, суды, органы прокуратуры и другие государственные учреждения РК, вместо того чтобы поддержать, на каждом шагу пытаются застопорить дело. Речь идет о здоровье человека, которую необходимо лечить, восстанавливать, так почему такая безответственность со стороны должностных лиц? Только потому, что у ответчика длинные руки, большой круг знакомых в органах власти, высокое социальное положение? — вопрошает представитель потерпевшей.

P.S.  В 2014 году Генеральная прокуратура и Верховный суд республики поддержали решение первой инстанции. Таким образом, были пройдены все национальные институты защиты. К гадалкам не ходи, чтоб узнать, что теперь может предпринять венгерский гражданин в защиту инвалида из Казахстана.

Ольга КЛИМОНОВА, директор Актюбинского областного филиала КМБПЧиСЗ

Источник: http://www.bureau.kz/

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


× 2 = двенадать