Главная » Дискуссия » Администрация колонии «Жаман Сопка» скрывает заявления заключенных о голодовке!

50D443E775C91-300x225В колонии ЕС 164/4 в народе именуемая «Жаман Сопка», в которой сейчас отбывает наказание известный Казахстанский правозащитник Вадим Курамшин, ситуация просто критическая. Многие заключенные объявляют голодовку в знак протеста против произвола администрации колонии. Вот как оценивает ситуацию сам Вадим Курамшин.

Сейчас в колонии накал страстей дошел до максимума. Многие объявляют голодовку о чем подают письменные уведомления на имя прокурора области Зайтлер, но ни одно из них из зоны не отправляются. Конкретно известный мне случай 30.01.15г. осужденные Березин, Белоусов, Третьяков, Калиев подали уведомления о голодовке, но их так и не отправили. Некоторые из них подверглись резким нападкам. Осужденный Белоусов после прессинга со стороны зам. полита, вечером 30.01. зашел ко мне в проход и сев между двух нар принял смертельную дозу героина. Я не дал ему употребить все что у него было, когда его увели он был в тяжелейшем состоянии отравления. Его продержали двое суток в ШИЗО, потом выпустили. На этом все. Я опасался, что за такое затаскают всех вместе – все таки это героин. Но  экспертиза произведена не была. С него взяли бумажку, что он якобы таблеток наглотался. Но это запредельная тупость. Но во первых таблетки глотают, а не нюхают. Я видел, что он именно нюхал. Вопрос и зачем его тогда двое суток в морозильнике держали? Экспертизу следуя логике они должны были произвести в любом случае и выяснить чем именно он отравился.  Почему не провели экспертизу, всем понятно.

3 февраля взялся за меня начальник отряда Омиржанов Канат Бисимбаевич объявил мне, что я якобы должен по утвержденному ранее графику дежурить уже по отряду, и стал развивать требования уголовно-исполнительного кодекса. По его версии я уже должен был мыть полы уже и в общественном туалете, и на продоле, и у него в кабинете при этом орать команды всем присутствующим. При этом в грубой форме заверил меня, что уже в понедельник я окажусь в Бур бараке и там буду уже права качать. Из чего следует вывод, что меня сейчас целенаправленно по сфабрикованному материалам снова хотят изолировать в отряд строгих условий содержания.

При этом о подобных требованиях объявлялось всему отряду в то время, когда стало известно о намерениях моей супруги встретиться с Даригой Назарбаевой. Казалось бы, что они будут всех заставлять пройти через подобные процедуры, но дело в том, что с 01 февраля никого не заставляли и начали именно с меня. Это тоже достаточно характеризующий пример. В том случае, если ко мне приедет адвокат и они нас снова посадят через стекло, либо откажут мне от конфиденциальной встречи с ним. Я откажусь от адвоката и объявлю голодовку. О чем прошу сделать официальное заявление.

После публикаций в прессе осужденных Белоусова, Калиева и других, их стали запугивать и запрещать им вообще звонить кому-либо из представителей прессы!  Я считаю, что все плохое, что происходит со мной в этой колонии исходит от начальника ДУИС по СКО Жолмагамбетова Магсута Борамбаевича. И вообще в тех примерах в которых нет логики происходящих со мной, прослеживается именно его рука. Это продолжается уже два года, поэтому я могу судить об этом.»

А между тем к нам поступает все новая и новая информация из колонии ЕС 164/4, и мы не можем оставить все это без внимания.

Меня зовут Сергей 1966 года рождения звоню с Жамана, хочу обратиться к президенту Назарбаеву, больше просто не к кому. Я нахожусь в учреждении ЕС 164/4, где меня целенаправленно убивают. С 2009 года я ВИЧ инфицирован имею кучу хронических заболеваний – это хронический гипертонит, хронический двухсторонний туберкулез легких, хронический гепатит С,   хронический пиелонефрит,   хронический простатит и хронический холецистит. А так же в этой колонии я перенес инфаркт. Более двух последних недель я страдаю от высокой температуры, более 38°. При этом в переполненном втором отряде я размещен на верхнем ярусе. Откуда по причине очень плохого состояния, я не в силах спрыгивать каждый раз, когда в камеру входит контролер. В камере холод, а у меня сильный жар, накрылся фуфайкой. Контролер написал на меня акт, что я не спрыгнул в таком состоянии с верхней нары. Исполняющий обязанности начальника колонии Ельжасов отправил меня на пять суток в морозильную камеру, которую администрация называет ШИЗО. Пять суток меня истязали холодом, при этом температура в самой камере не превышала 9° – 10°. А ночью холодало до такой степени, что были видны дышки. Сейчас собираются переводить в Бур Барак, невзирая на состояние здоровья.  Я обращаю внимание на преступные действия самой администрации – воруют все, что можно, и все что нельзя. Даже мыло хозяйственное не выдают мужикам месяцами. Медицинское обеспечение никакое. Жалобу на администрацию подать невозможно. Тех кто пытаются отстаивать свои права травят другими зеками. Это наглядно показывает случай, когда летом нас всех собрали в локалке. Курамшина увели заранее. Начальник колонии Байтасов вместе с бывшей зечкой активисткой Жанабиловой стали требовать от нас «прессануть»  Курамшина. Они чувствуют свою вседозволенность. Прокурор этого района Аубакиров в их руках, как свадебная кукла с которой они носятся пугая зеков. Прокурор Северо-Казахстанской области Бессонов раздает лживые, издевательские интервью журналистам. Как нас здесь всем обеспечивают и даже воду привозят, т.к. местная вода не пригодна для питья. Прямо так и говорит. Но ни разу, за всю историю этой зоны, сюда никогда воду не завозили. Мы пьем ту, что с соседней лужи. Лишь срочный приезд сюда независимой комиссии из Астаны под контролем Президента способен разобраться в беспределе, который здесь творят эти оборотни в погонах. Прошу Вас прибыть в колонию и завести дело по статье 110 «истязательство» в отношении исполняющего обязанности начальника колонии ЕС 164/4 господина Ельжасова и начальника санитарной части учреждения ЕС 164/4 госпожи Кольшиной. Я вынужден с 10 февраля объявить голодовку, в случае если ко мне будут направлены активисты администрации в лице Ардак Жанабиловой или господина Верстакова из ОНК,  от разговора с ними отказываюсь. Я надеюсь на личную встречу с представителями Республиканских органов.»

— Это обращается Белоусов мое заявление я отдал 30 января о голодовке, но его не отправляют. Замполит меня вызвал, давай мне угрожать. Я взял и передозировался героином. Они меня закрыли на двое суток в изолятор, продержали пока я отошел и вот выпустили.

-Марат Калиев. Мою жалобу не отправляют. Все плохо в общем.  

Сколько еще продлится весь этот произвол, никто не знает. Сколько еще прокуратура СКО будет закрывать глаза на учреждение ЕС 164/4?  Тем временем, к нам в комитет по освобождению Вадима Курамшина, ежедневно звонят родственники осужденных с мольбой о помощи. Мы как и прежде призываем правозащитные организации обратить свое внимание на критическое положение в колонии ЕС 164/4.

Информационная служба Комитета по освобождению Вадима Курамшина

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


5 + три =