Главная » Дискуссия » Москва, 50 тысяч на улицах

nemtsov-killedБолее пятидесяти тысяч вышли на улицы Москвы. Вместо предполагавшегося антикризисного марша, сорванного убийством Немцова, прошла акция против политических убийств.

Личность убийцы еще не известна и вряд ли будет обнаружена — тем более, заказчика. Первое сообщение от Следственного комитета: «… убийство могло быть совершено в провокационных целях для дестабилизации политической обстановки в стране» — уже говорит о том, что СК отрицает, что заказчиком может быть государственная структура или «Антимайдан», пребывающий в поисках «нацпредателей» или «пятой колонны». Насущно стоит требование организовать прозрачное и независимое расследование убийства комиссией, состоящей из избранных представителей независимых общественных, социальных и профсоюзных организаций.

Если с убийцей и заказчиком не так ясно, то причина убийства очевидна — это стремление режима подавить любых лидеров, способных мобилизовывать против него. Кроме этого убийства, планировавшемуся антикризисному маршу предшествовало 33-епоказательное дело  6 мая. Все последние месяцы целая волна агрессивной пропаганды шла на центральных каналах, в том числе, она представляла Немцова как лидера «пятой колонны». Нетрудно представить, что группа «патриотов» в знак празднования «дня вежливых людей» может взять на себя ответственность за то, что она убрала Немцова с политической сцены.

Гибель Немцова оказалась, в конечном счете, очередной попыткой погрома того движения, которое сложилось в оппозицию к Путину в 2011-м. Верно, что либеральные лидеры ничего не сделали, чтобы развить движение, чтобы оно обрело мускулы в действующем рабочем классе. Антикризисный марш, ради которого они пошли на уступки в требованиях и вынуждены были говорить, в том числе, о финансировании социальных нужд, был шагом вперед, но он оставался попыткой пересобрать силы выдохшегося из-заотсутствия политической стратегии протеста трехлетней давности. В сознании участников этого протеста убийство Немцова вызвало шоковую реакцию и злость.

Политической ошибкой, которая отделила левых от десятков тысяч протестующих, стало, по большей части, полное непонимание природы режима. Рассмотрев события как «разборку внутри правящего класса» они вынесли свой вердикт: участвовать не нужно. Не понимая генезиса российского бонапартизма, они неспособны осознать, что этот режим будет бороться с любой оппозицией к нему. Конструировавший российское государство Немцов также не видел, что его детище будет руководствоваться не абстракциями буржуазной демократии, правовых норм и других удобных для буржуазии политических институтов, а, в соответствии с классовой природой захватившей ее фракции крупной буржуазии, изменит и свою форму на самую репрессивную — в интересах защиты прибыли и власти. То, что режим не мирится с оппозиционной буржуазией, означает, что он применит ту же силу и против рабочего класса.

Нужно понимать, что это убийство, вместе с прочим, стремилось предотвратить более мощное движение, которое имело бы основу не в московской интеллигенции, а в сознательном городском рабочем классе. Мы вынесли слоган, который показывает, кто представляет наибольшую опасность для режима: «Сегодня Немцов, завтра — недовольные рабочие и студенты». Угроза такого протеста реальна. Даже на небезызвестном «Уралвагонзаводе» в зимний период производство вагонов практически встало, в нескольких цехах «Уралвагонзавода» около пяти тысяч сотрудников отправили в двухнедельный отпуск, сохранив им только две трети зарплаты. По всей России сейчас рабочие страдают от сокращения зарплат и рабочих мест. Расширение протеста и обретение им основы в российском рабочем классе — единственное, что может поддержать и укрепить его.

В тексте нашей листовки мы показали, какую стратегию мы видим у успешного протеста:«За мощное протестное движение с основой в рабочем классе, которое совместит требования политической демократии с коренными общественными преобразованиями: обобществлением крупной промышленности и банков, функционированием экономики в интересах большинства, а не прибыли горстки капиталистов».

КРИ были немногими из политических сил, кто объяснил события и обратился к трудящимся, студентам и бюджетникам. Большинство других левых неверно отказались от участия в шествии и сослались на классовый сентимент большинства трудящихся, в память которых Немцов вписан как классовый враг, ответственный за рождение российского капитализма. Отношение российских трудящихся к Немцову совершенно ясно и инстинктивно верно, но вопреки прогнозам левых, шествие объединяло вовсе не сторонников Немцова и рыночной идеологии.

Мы не сомневались, что среди пришедших будет немало людей с левыми взглядами, для которых неприемлемы черносотенные погромы «Антимайдана», империалистическая политика России в Украине, политические репрессии при удушающей хватке экономического кризиса, ксенофобия и дискриминация. Незнакомые люди горячо поддерживали нас и нашу позицию, читая листовки, которые разошлись почти мгновенно. Пришли так много людей, что весь маршрут шествия мы смогли организованно пройти только небольшой группой. Другие товарищи были отрезаны от нас толпой, в которой они активно работали, и полицейскими рамками. Двух товарищей за это без объяснений задержали полицейские, которым не понравилось, что мы обращаемся к рабочему классу и говорим о том, против кого на следующем витке протеста развернется бонапартистская машина. Отдельно стоит отметить десятки людей, изъявивших простое желание подержать наши плакаты, сфотографироваться на их фоне, признавая за нашими лозунгами политическую правду. Многие участники также вовсе не поддерживали Немцова политически, а некоторые узнавали КРИ по опыту участия в протестах прошлых годов и сообщали нам, что поддерживают требования, о которых мы говорим:

  • Нет политическим убийствам! За свободу слова, протеста, организаций. Нет репрессиям против профсоюзов и рабочих организаций!
  • Полицию, следствие и суд — под контроль организованных трудящихся! Это единственная гарантия объективности в расследовании преступлений
  • За мощное протестное движение с основой в рабочем классе, которое совместит требования политической демократии с коренными общественными преобразованиями: обобществлением крупной промышленности и банков, функционированием экономики в интересах большинства, а не прибыли горстки капиталистов.
  • За рабочее правительство с социалистической программой в интересах всех слоев трудящихся и студентов.

Для активистов КРИ вопрос протестовать или нет — не стоит. Мы были и остаемся последовательными противниками либеральных политиканов, но не наемным убийцам быть судьями наших разногласий.

КРИ, Москва

Метки: ,

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


9 + = четырнадать