Главная » Анализ » ЮАР: бастующие шахтеры создали общенациональный стачечный комитет
Выступающий шахтер

Выступающий шахтер

В субботу, 13 октября, свыше 120 работников шахт — делегаты от стачечных комитетов добывающих предприятий всей страны — собрались вместе, чтобы обсудить ход шахтерской забастовки и наметить дальнейшие действия.

По всей ЮАР сейчас бастуют более 100 000 шахтеров. Их общие требования таковы: оплата труда в размере минимум 12 500 рандов, равная оплата за одинаковый труд, прекращение практики заемного труда. Также они протестуют против полного отсутствия мер безопасности под землей и против нечеловеческих условий жизни в шахтерских поселках.

На совещание впервые прибыли делегаты не только из Северо-западной провинции, но также с золотодобывающих шахт провинции Гаутенг и платиновых шахт Лимпопо. Таким образом, сделан важный шаг вперед: стачечный комитет Рустенбурга расширился и превратился в общенациональный стачечный комитет. Комитет получил приветствия с угольных шахт провинции Мпумаланга, золотодобывающих шахт провинции Фри-Стейт и даже с алмазных копей Северной Капской провинции. Что еще важно — в совещании участвовала и делегация из компании «Лонмин», прибывшая в знак солидарности, несмотря на то, что сейчас забастовка в этой компании прекратилась. Элмонд Мареди, член DSM и секретарь одного из студенческих движений, привез приветствия от студентов и выразил поддержку бастующим.

Совещание проходило на фоне непрекращающихся полицейских репрессий, разгонов собраний и шествий, и даже убийств — всё это позволяет говорить о том, что Рустенбург до сих пор находится в состоянии негласного чрезвычайного положения. Поэтому новости с совещания вызвали огромный интерес не только среди шахтеров, но и среди работников других отраслей. Заинтересовались и СМИ, приехало множество журналистов и фотографов, совещание попало в вечерний эфир национальных телеканалов и радиостанций. Одна из проправительственных газет опубликовала статью с краткой историей Демократического Социалистического движения и привела цитату, где DSM отделяет себя от тех деятелей, которые призывают к национализации лишь в интересах нового класса «черных капиталистов», и говорит о необходимости национализации под контролем и управлением рабочих и достижения большего равенства.

Пресс-конференция стачечного комитета

Пресс-конференция стачечного комитета

Полицейские репрессии лишь усилили озлобленность населения. Национальный профсоюз шахтеров (NUM) утверждает, что 13 из его профсоюзных организаторов убиты, и что некоторых других пришлось спрятать в безопасном месте. Однако NUM пришлось забрать назад свои обвинения, что эти убийства совершили члены другого профсоюза, AMCU. Среди населения Рустенбурга бытует мнение, что сейчас преднамеренно организуется новая волна убийств, чтобы дать властям повод для усиленных репрессий. Арестованы десятки людей, а после окончания совещания появились сообщения, что один из 22 человек, арестованных в течение недели за поджог микроавтобуса, умер от полицейских пыток.

Председателем на совещании был член DSM Маметлве Себей. В самом начале выступил Алек Трейвс из Социалистической партии Англии и Уэльса, который зачитал приветствия от 45 секций Комитета за Рабочий Интернационал. Его призыв к созданию массовой рабочей партии с социалистической программой встретили с воодушевлением. Он упомянул о стачке британских шахтеров 1985 года и о том, как недавно Национальная сеть профсоюзных организаторов заставила Конфедерацию профсоюзов начать обсуждение возможной всеобщей забастовки впервые с 1926 года. Его выступление несколько раз прерывалось аплодисментами.

За выступлением Алека последовали обсуждение и вопросы, после чего представители всех регионов сделали сообщения о положении на местах. 12 000 уволенных работников компании «Англо Платинум» продемонстрировали свой боевой дух и решительность, отвергнув ультиматум администрации, которая отвела 3 дня на обжалование увольнения — кстати, этот срок истекал как раз в день совещания. В ответ на угрозы закрытия шахт рабочие указали, что на их заработок не влияло то, работали они или нет, и функционировали шахты или нет. Они заявили, что могут точно так же остановить работу шахт, если требования рабочих не будут выполнены.

Поскольку есть беспокойство о том, что не уделяется должного внимания жалобам работающих по контракту, то было принято решение, что координационный комитет будет базироваться на принципе регионального представительства, что каждый третий в нем будет «контрактником» и что в нем будет обеспечено представительство для работниц-женщин. Участники координационного комитета изберут также более постоянный руководящий орган — исполнительный комитет.

Координационный комитет выпустил призыв организовать 3 ноября всеобщую забастовку и марш к зданию правительства в Претории — столице ЮАР. Требованием всеобщей забастовки станет установление месячного минимума оплаты труда в размере 12 500 рандов — именно с таким требованием выходили на стачку рабочие компании «Лонмин». Товарищ Себей обратился к работникам всех отраслей, в том числе и сельского хозяйства, с призывом организовать на рабочих местах стачечные комитеты для подготовки забастовки. Когда он призвал национализировать шахты под контролем и управлением рабочих и поддержал призыв к созданию массовой рабочей партии с социалистической программой, ему аплодировали. Гаддафи Мдода, член координационного комитета, в своем выступлении особо поблагодарил DSM, сказав, что без помощи этой организации забастовка уже давно бы закончилась.

Национальный профсоюз шахтеров (NUM) несколько раз подвергся осуждению, как и Южноафриканский Конгресс Профсоюзов (COSATU) и правительство в лице Африканского Национального Конгресса. Несмотря на всеобщее недовольство, COSATU, к своему позору, не решился осудить расстрел бастовавших на шахте Марикана и, несмотря на то, что по стране катится волна забастовок, не предложил никакого плана солидарных действий. Лидеры COSATU лишь попытались вернуть себе контроль над действиями шахтеров: лицемерно поддержали требование минимальной зарплаты, раскритиковали NUM за попытки уговорить рабочих прекратить забастовку и начали подталкивать ассоциацию владельцев шахт к возобновлению переговоров.

Стратегия руководителей COSATU направлена на то, чтобы восстановить доверие к NUM и к существующим процессам коллективных переговоров и подвести забастовку к концу. Но ничего не вышло: переговоры с владельцами шахт зашли в тупик, когда администрация сделала смехотворное предложение об отмене самого нижнего разряда оплаты труда, но не предложила ничего по существу основного требования.

На фоне того, что рабочие не покоряются даже под угрозой массовых увольнений и закрытия шахт, расширение координационного комитета до уровня общенационального заложило основу для объединения действий 100 000 шахтеров, бастующих в настоящее время. Обдумывают свои действия и рабочие других отраслей, причем не только на шахтах. Даже полицейские и муниципальные работники уже голосуют по поводу того, предпринимать ли однодневную всеобщую забастовку или бессрочную.

Поскольку COSATU проявляет трусость, то именно на новом координационном стачечном комитете лежит обязанность стать руководителями — направить всеобщее недовольство и решительность на путь объединения в битве против боссов. Стратегия боссов выглядит как минимум непоследовательной, а то и вовсе хаотичной. Так, например, в тот же день, когда хозяева «Англо Платинума» объявили об увольнении 12 000 рабочих, они же предложили провести встречу с забастовочным комитетом.

Когда генеральный секретарь COSATU пытается оседлать разозленных рабочих, он не ограничивается поддержкой требования повышения зарплат и критикой в адрес NUM. Он посылает своих лазутчиков в координационный комитет. Но комитету понятны его истинные цели — восстановить доверие к себе и добиться прекращения забастовки. Поэтому, хотя комитет и согласен, в принципе, встретиться, но будет требовать, чтобы COSATU поддержал всеобщую стачку и марш к зданию правительства.

Координационный комитет также решил, что хотя он и не заменяет собой существующие профсоюзы, но будет продолжать функционировать даже после забастовки и помогать построить заново демократическое и боевое профсоюзное движение. Такую необходимость подтверждает один примечательный факт. Когда генсек COSATU в сопровождении прессы явился на одну из платиновых шахт неподалеку от Рустенбурга и обратился к рабочим, уверяя, что он приехал от имени COSATU, а не NUM, то рабочие в ответ закричали, что это одно и то же, а затем закидали камнями и вынудили спасаться бегством.

17 августа 2012 года, на следующий день после расстрела шахтеров Мариканы, одна из газет описывала возможные последствия шахтерского восстания таким образом: «Власти сидят в стране, на которую имеют очень мало или вообще никакого влияния, и которая сама испытывает очень мало или вообще никакого уважения к тому, что такое власти». И сейчас этот кошмар для NUM, COSATU и правящей элиты из Африканского Национального Конгресса продолжает развиваться. То, что случилось с NUM — это предупреждение о том, что может случиться с COSATU и (почти непременно) с АНК, хотя и в более отдаленной перспективе, то есть тогда, когда битва за пост главы вовлечет АНК в полномасштабную политическую войну. Общенациональный стачечный координационный комитет будет играть жизненно важную роль в формировании массовой рабочей партии, о необходимости которой всё громче говорит Демократическое Социалистическое движение.

Демократическое Социалистическое движение (DSM, секция КРИ в ЮАР)

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


− один = 7