Главная » Без рубрики » Профсоюзы в новом классовом обществе: от социалки до политики (начало)

Марат Молдабеков – председатель ОО «Профсоюз

работников науки»

**Профсоюзы в новом классовом обществе: от социалки до политики.**

Профсоюзы, заявляющие о себе как о самой массовой организации трудящихся, тем не менее, совершенно не проясняют для широкой общественности свои позиции по многим проблемам современной социально-экономической и политической жизни страны, так или иначе касающиеся каждого человека. В стране происходят большие и малые события, однако опять-таки не слышно авторитетного мнения профсоюзов. Сложилось впечатление, что на общественном фоне, за редким исключением, их попросту нет или же профсоюзы превратились в организацию функционеров, озабоченных лишь собственным выживанием.

**

****Слуги народа стали хозяевами или легализация классового общества.**

Неожиданный демонтаж советской власти и свертывание социальных достижений социализма, вызвало шоковое состояние людей. Потеря веры в справедливость и ежедневное занятие решением своих насущных задач, повлекло разобщение людей, вверх взял индивидуализм. У людей шел процесс привыкания к своей беспомощности, в то время как усиливалась взаимная поддержка в среде больших и малых чиновников.

Эта метаморфоза произошла за довольно короткое время с нами, казахстанцами, еще недавно являвшимися частью советского народа, которому был чужд всякий пессимизм. Понятно, что такое произошло не без помощи чиновников от власти, которые, не теряя времени, принялись обогащаться, а люди, отчужденные от участия в управлении и контроле над слугами народа, так и остались со своими житейскими проблемами.

За годы независимости большинство известных в стране и регионах чиновников, превратились в крупнейших собственников производственно-промышленных комплексов, земли и других активов, сколотив огромное состояние. Сегодня они и их представители находятся во власти и заседают в представительных органах. Для уменьшения оттенка коррупционности были приняты законы о легализации капитала и имущества. Легализовав отобранное мирным способом средства производства и просто наворованное у народа добро, чиновники фактически узаконили сложившееся имущественное расслоение общества на сверхбогатых и бедных, на буржуазию и наемных работников. То есть, законодательно закрепив сложившееся разделение общества на классы по отношению к средствам производства, с их легкой руки закладывается сопутствующее этому положению — антагонизм классовых интересов. Теперь возникает вопрос о путях разрешения этого антагонизма с учетом исторического опыта и степени готовности заинтересованных слоев.

Таким образом, с переходом на так называемую рыночную экономику или, проще говоря, реставрацией капитализма, произошло четкое разделение интересов чиновников — собственников и связанных с ними олигархов, и остального отчужденного люда. То есть вчерашние слуги народа фактически стали хозяевами своего положения в экономическом и политическом отношениях.

Поэтому, все сегодняшние и завтрашние потуги властных чиновников вполне объяснимы и направлены на сохранение и умножение упавшей на их головы бывшей общенародной собственности. Сумев удержать в своих руках эту собственность, в настоящее время они озабочены процессом идеологического закрепления факта отчуждения народной собственности в сознании того же народа. И здесь большое значение уделяется идеологии буржуазного общества.

В условиях, когда крупные чиновники стали обладать и распоряжаться практически всеми богатствами Казахстана, в их действиях появился прямой интерес держать под своим влиянием все институты общества, для чего необходимо было поддерживать в людях всякую аполитичность и озабоченность нескончаемыми житейскими проблемами. Этому способствовали и такие явления как массовое строительство религиозных сооружений, искусственное выпячивание национальных вопросов над социальными, выталкивание населения в массовую зависимость от банковских кредитов на жилье и другие товары, а также проблемы трудоустройства по специальности и т.п. В то же время, по сей день широко рекламируются со стороны органов власти «заботы» в виде предоставления нескольких квартир бюджетникам, награждения по юбилейным датам отдельных граждан и деятелей общественных объединений, не замеченных в проявлении гражданской позиции, шумных сборищ с участием тех же бюджетников и молодежи. Это известная технология управления обществом в интересах самих чиновников и крупных собственников, которая является составной частью их идеологии.

Они прекрасно понимают, что сегодняшнее состояние общества, которое не ставит на системном уровне острые вопросы, является наиболее удобное для максимального срока их управления. Отсюда очевиден ответ на вопрос: является ли власть сегодняшних слуг народа, ставших крупными собственниками, народной?

**Плоды стабильности — не только меньшинству, но и большинству или кому вершки, а кому корешки.**

В самом начале реформ людей сбили с толку обещаниями о райской жизни наподобие западной, однако, для приближения к этому, нужно мол, немного потерпеть, чтобы сохранить стабильность в обществе. И люди промолчали, затянув пояса, хотя дальнейшее развитие экономики нашего государства показало, что только крупные чиновники и бизнесмены стали жить по западным стандартам.

Можно ли сказать, что отсутствие системных протестных акций это и есть показатель стабильности в обществе? Стабильность возможна, если различные слои общества удовлетворены своим социальным и экономическим положением. Иначе это стабильность не устойчивая. По другому говоря, плоды стабильности должны быть экономически выгодны хотя бы большинству населения (еще лучше – всем слоям общества). Поэтому неприемлема всякая спекуляция в отношении понятия «стабильность» в отрыве от социально-экономических интересов этого большинства и без учета реального положения основной массы населения. Сегодняшняя особенность стабильности в стране, поддерживаемая лишь административными и пропагандистскими методами, ведет к накоплению возмущения масс для будущих выступлений. Уже сегодня растет число выступлений социального характера отдельных слоев населения и трудящихся.

Усиленная эксплуатация понятия «стабильность» властными структурами и некоторыми политическими организациями без реального улучшения качества жизни вызывает у людей лишь раздражение. В хоре чиновников слышны голоса не только отдельных представителей общественных объединений, в том числе и профсоюзных, но и ученых, втянутых для теоретического обоснования политической и экономической стабильности казахстанского общества, в то время как члены общества нуждаются в получении объективного анализа и оценки происходящим политическим и экономическим процессам, что способствовало бы реальному продвижению социальных и экономических интересов широких масс.

Известно, что степень различия доходов людей во многом влияют на устойчивое развитие общества. Чем больше дифференциация между бедными и богатыми, тем настойчивее и популярными будут призывы не только к переделу собственности, но и полной смене власти. Нельзя забывать, что еще недавно все имущество и активы были общенародными. И люди помнят об этом.

Это находит подтверждение в нередких обращениях представителей работников различных отраслей к своим товарищам с призывом очнуться от состояния равнодушия, расправить плечи и доказать ради будущего своих детей, что власть должна принадлежать народу, а не кучке чиновников и олигархов, присвоивших себе все богатство Казахстана. Способствуют ли стабильности такие призывы среди трудящихся? Однако нужно учесть, что не они, а чиновники создали блеск меньшинства и нищету большинства, заложив, тем самым, основы обострения в обществе и нестабильности своему же существованию. Причину нужно искать не столько в социальной активности работников, а в отсутствии предела насыщения у правящего чиновничества, связанных между собой бизнес — паутиной, как правило, коррупционного характера.

Понятно, что такие опасения не грозят обществам развитых стран, где жители обеспечены питанием, жильем и другими предметами первой необходимости, где различие доходов наиболее бедных и богатых не превышает 10 – кратной величины. При таких параметрах основная часть населения ( средний класс) имеет достаточно высокий уровень жизни и поэтому в обществе нет опасения по пересмотру собственности или общественной системы.

Другой коренной вопрос, вызывающий нестабильность в обществе – это полное бесправие работников в достижении справедливого распределения результатов труда и других ресурсов. Это касается не только работников промышленных и коммерческих предприятий, но и всей бюджетной сферы. Поэтому наряду с тем, в чьих руках оказалась бывшая общенародная собственность, очень остро стоит другой вопрос: насколько эта собственность работает на карман простых граждан, то есть большинства населения. И вот это «насколько» должно быть предметом пристального внимания профсоюзов и всей общественности, потому что оно может вызывать как согласие в обществе, так и массовое возмущение, в том числе и революционное.

Напомним, что именно бесправие, а не материальная основа послужили в свое время толчком для начала революционных преобразований и повсеместного создания профсоюзов.

Все четче проявляется прямая связь между необходимостью кардинального изменения политической и экономической ситуации в пользу большинства и возможностью сохранения стабильного общества. Улучшение данной ситуации во многом зависит от готовности чиновников и, связанных с ними олигархов, к общенациональному диалогу с участием производительной силы — рабочего класса и всех трудящихся. Однако, практика, в том числе мировая, показывает, что в условиях роста аппетита у новоявленных хозяев, возможности проведения такого диалога минимальны, так как достаточно активов ими уже размещены за рубежом и вопросы стабильности для них уходят на второй план.

Поэтому многое зависит от настойчивости решать эти проблемы стороной большинства и здесь, профсоюзы могли бы сказать свое веское слово. Однако из-за самоограничения сегодняшних профсоюзов и отсутствия у них четкой идеологии, в настоящее время наблюдается другая тенденция — рост инициативы самих граждан для решения возникающих социальных проблем. Поэтому расширение социального движения граждан, включение их в общественный процесс — это благоприятное условие для сохранения стабильности, благодаря сокращаемости конфликтных проблем. Параллельно идет рост самосознания людей как граждан и процесс формирования неформальных лидеров, что будет способствовать большему участию граждан в справедливом распределении общегосударственной прибыли.

Однако, в настоящее время наблюдается активное препятствование развитию этих процессов со стороны чиновников и крупных работодателей под предлогом сохранения видимой стабильности сегодня. Такое негативное отношение к гражданским инициативам ведет к накоплению антагонизма интересов, а значит – к дестабилизации общества в ближайшем будущем, но уже в большом масштабе. Кроме этого, такая практика полностью противоречит основным положениям действующей Концепции развития гражданского общества в Республике Казахстан на 2006-2011 годы.

**- Станут ли профсоюзы общественно-значимой силой? – Шумим, братец, шумим.**

По определению вся деятельность профсоюзов направлена на защиту прав работников на труд и справедливое вознаграждение за его результаты. Поэтому профсоюзы — единственная организация, которая своим построением проходит через все уровни органов управления, где принимается и реализуется социальная политика. Без профсоюзов, как противовеса, не приходится рассчитывать на достаточно выраженную социально-ориентированную политику властей и частного бизнеса.

Профсоюзы лишь по форме одна из разновидностей общественных организаций. Предполагаемая многофункциональность профсоюзов, большая правовая база их деятельности выделяют их в крупный самостоятельный институт общества, имеющий все возможности влиять на становление и развитие социального государства в целом. Участием в социальном партнерстве, профсоюзы могут ограничивать монополию на принятие решений чиновников и предпринимателей, развивать экономическую и производственную демократию, в конечном счете, способствовать построению гражданского общества.

Поэтому роль профсоюзов в обществе и в глазах людей могла быть более весомой и авторитетной уже сегодня, если бы наблюдалась их активная, а главное, – реальная защита интересов большинства.

Сегодня в обществе признается, что советские профсоюзы немало сделали для трудящихся. По мнению западных источников, социальные завоевания трудящихся этих стран во многом осуществились благодаря конкуренции капитализма и социализма. Что касается социальной направленности стран Запада, то именно профсоюзы сыграли в этом немалую роль своим активным вмешательством в общественные и экономические процессы, проявляя большую настойчивость за придание экономике социально-ориентированный характер. Человек, его права и качество жизни – вот на что постоянно обращается внимание западных профсоюзов. Они смогли вырасти едва ли не в первую по значимости общественную силу, чего не скажешь о наших профсоюзах, занимающихся до сих пор проблемами своего существования, а не развития.

Главный недостаток большинства наших профсоюзов заключается в том, что они так и не сумели (или не хотели) стать реальными защитниками интересов людей по крупным социально-экономическим проблемам, а отсюда – полное недоверие к ним. Этому способствовали многие реальные ситуации, когда руководители этих организаций всегда принимали сторону чиновников и работодателей в большей мере, нежели работников, то есть, как правило, они выбирают спокойное существование, нежели принципиальное отстаивание или борьбу со всеми ее неудобствами. Поэтому в существующем недоверии к профсоюзам есть вина, прежде всего, их горе — руководителей, которые видят свое благополучие в поддержании благосклонности больших чиновников или работодателей, нежели в необходимости иметь поддержку со стороны работников. По большому счету, такие руководители, давно отошедшие от практики борьбы за права работников, но прячущиеся за формальными соглашениями по социальному партнерству, и есть одна из главных причин создания социальной напряженности в стране.

Первейшая задача социального государства — обеспечение социальной справедливости. Деятельность профсоюзов в защиту трудовых прав и социальных интересов работников – это, по существу, борьба за социальную справедливость. О большой общественной значимости последней можно судить по недавно принятой резолюции Генеральной Ассамблеей ООН о ежегодном проведении 20 февраля Всемирного дня социальной справедливости. Однако давно замечено, что понятие «социальная справедливость» практически уже не упоминается в публичных выступлениях наших высокопоставленных чиновников и государственных программах, что дает повод не только для размышлений, но и практическим действиям профсоюзов.

Недоверие основной массы трудящихся к профсоюзам и отсутствие у последних творческого подхода привели к тому, что они так и не сумели стать реальными продавцами рабочей силы в рыночных условиях. Иначе, для профсоюзов была бы большая вероятность обеспечить себе вполне безбедное существование. Например, в США большинство профсоюзов превратились в богатые организации, продающих товар особого назначения – рабочую силу бизнесменам — владельцам предприятий. По существу, грамотно составленный коллективный договор или соглашение — это и есть условия продажи работниками своей рабочей силы.

Если бы наши профсоюзы имели собственную сеть центров занятости, которые оказывали безработным бесплатные услуги по трудоустройству, но с оговоркой о вступлении в профсоюзы, то можно представить себе масштабы членской базы. При данной схеме, устраивающийся на работу по направлению профсоюзов, находится в их поле зрения, а работодатель получает гарантию качества выполняемого производственного задания. В этих случаях, содержание коллективного договора освобождается от формализма, что апробировано в ряде западных стран.

Конечно, деятельность профсоюзов в сфере трудоустройства не означала бы монополизм профсоюзов на рынке рабочей силы. Однако известно, что в странах Запада принимались различные формы проявления профсоюзного монополизма, которые заключались в различных вариантах обязательств работодателей по принятию на работу членов профсоюзов — от обязательного до предпочтительного принципа.

Разумеется, за годы независимости в отстаивании прав трудящихся были и достижения, тем не менее, наши профсоюзы проиграли в общественном мнении. Часто повторяя, что профсоюзы – это массовая организация, имея в виду, что профсоюзы обладают многочисленным членством, забываем, что это один из стареющих мифов, так как с точки зрения сознательного членства и осознания необходимости объединения работников для защиты своих прав, профсоюзы представляют себя лишь за счет своего не многочисленного актива. Именно этим можно объяснить равнодушие к профсоюзам большинства населения и работников предприятий.

Профсоюзы так и не дают ответы на многие животрепещущие вопросы. Например, отвечает ли целям общества и, в частности, трудящихся те задачи, которые ставятся исполнительными органами в области экономики и социальной политики? Насколько эффективно используются средства налогоплательщиков, в числе которых немало и членов профсоюзов, насколько подотчетны органы управления населению, имеется ли эффективный общественный контроль на всех уровнях? Каково участие тех же профсоюзов в определении основных социальных показателей в республиканских, региональных бюджетах и т.д.?

А тем временем, профсоюзы занимаются проведением показушных мероприятий в виде съездов и различных форумов по отдельным категориям работников, не имеющих никакой реальной отдачи для простых людей и забывающихся на следующий день. Оценка деятельности профсоюзов должна определяться не количеством сомнительных мероприятий, а уровнем благосостояния людей, независимо от возраста и пола работников. Но здесь профсоюзам похвастаться нечем. Вот и приходится профсоюзным лидерам что-то придумывать, а ежегодные повышения социальных показателей в послании Президента, к тому же не согласованные с ними, выдавать за свои заслуги. А что иначе, по существу, говорить народу? Действительно, получается больше шума из ничего.

**Социальное партнерство на коротком поводке или соглашательская позиция.**

Социальное партнерство (трипартизм) – один из способов реализации профсоюзами своих полномочий, предусматривающее переговоры с представителями чиновников и бизнеса (производства) на различных уровнях и заключение соответствующих договоров или соглашений.

Однако, кроме формализма, когда большинство договоров просто повторяют многие положения Трудового кодекса, имеются и другие существенные недостатки. Например, во многих организациях бюджетной сферы заключаются коллективные договоры и это выдается профсоюзами как большое достижение в социальном партнерстве. Но эти договоры никак не влияют на главный фактор — уровень оплаты труда работников этих организаций, так как он определяется постановлением Правительства. Поэтому заключаемые коллективные договоры в бюджетных организациях не оправдывают ожидания работников этой сферы, не имеют большого влияния на размер заработной платы также отраслевые и региональные соглашения. Вопросы оплаты труда на предприятиях бюджетных отраслей должны решаться на республиканском уровне социального партнерства с участием отраслевых профсоюзов.

Однако на протяжении полутора десятка лет существования республиканской трехсторонней комиссии по социальному партнерству средний размер заработной платы работников в бюджетных организациях до сих пор в 1,5-2,0 раза меньше средней по стране. Отсюда видно, что участвуя на протяжении многих лет в трехсторонней комиссии, профсоюзы так и не добились сокращения этого разрыва, показывая, тем самым, неэффективность защиты интересов миллионов работников этой сферы.

Ежегодное озвучивание в послании Президента вопросов оплаты труда работникам бюджетной сферы и соответствующее принятие постановления Правительством, проходит без всякого согласования с профсоюзами, это касается и величины прожиточного минимума, размера минимальной заработной платы и пенсий. Как в предыдущих, так и в действующем генеральном соглашении на 2009 – 2011 годы отсутствует важнейший показатель социальности — доля заработной платы в ВВП страны, от чего не видна значимость этого документа с точки зрения экономической защиты трудящихся. Поэтому генеральное соглашение, подписываемое профсоюзами от имени работников, но не затрагивающее материальные интересы последних, а также пенсионеров и инвалидов, по существу, не выполняет роль механизма реализации социального партнерства.

Все эти параметры должны рассматриваться представителями Правительства и профсоюзов на республиканской трехсторонней комиссии по социальному партнерству (РТК) до принятия Парламентом республиканского бюджета. Тем не менее, до сих пор генеральное соглашение подписывается после принятия закона о республиканском бюджете, а другого документа о предварительном согласовании попросту нет. Налицо отсутствие ежегодной борьбы профсоюзов за социальную направленность республиканского и региональных бюджетов, поэтому все разговоры о сегодняшних профсоюзах как о полноценных социальных партнерах, также можно отнести из области мифов.

Как видим, из-за пассивности сегодняшних профсоюзов, социальное партнерство годами не решает многие параметры человеческого жития, а возникающие конфликты показывают, что власть не спешит вести конструктивный социальный диалог. В то же время, заявления некоторых руководителей профсоюзов о своих «успехах», достигнутых на переговорах, далеко не отражают реальное положение трудящихся, в том числе женщин и молодежи. Для этого достаточно обратить внимание на реальную покупательную способность работников по отдельным отраслям экономики.

В пылу виртуальных «завоеваний» за столом переговоров и упования только на соглашения, руководители профсоюзов совершенно отошли от таких способов воздействия на работодателей и чиновников как публичное выражение своего несогласия, объясняя это необходимостью сохранения стабильности. Но продвижение профсоюзных «успехов» с черепашьей скоростью на руку только крупным предпринимателям и чиновникам, но никак не работникам. Поддержание стабильности в обществе не является первейшей задачей профсоюзов, это задача властей. Но, профсоюзы всегда способствуют стабильности, если вызывают встречные шаги работодателей и чиновников, добиваясь реальных результатов в решении проблем работников, а поэтому профсоюзы должны быть очень эффективными.

Однако, нередко мы являемся свидетелями, когда профсоюзы отступают от своих требований по вопросам оплаты труда к работодателям под предлогом сохранения сиюминутной стабильности, но не решения самой проблемы. Особенно это заметно в бюджетной сфере. Другой пример, когда в результате игнорирования чиновниками своих обязательств по формированию Национального стандарта качества жизни, данное предложение профсоюзов благополучно перекочевало из содержания предыдущего генерального соглашения в действующий. Также можно напомнить, что еще недавно предложение профсоюзов установить с начала 2008 года минимальный прожиточный минимум в размере 20914 тенге, рассчитанного на основании стоимости минимальной потребительской корзины, законодательно была введена уменьшенная в два раза величина 10515 тенге. Профсоюзы, как бывало и раньше, молча проглотили и этот «партнерский» сюрприз.

Поэтому явно заниженные показатели социальных параметров, выдвигаемые таким «партнером» должны быть не только предметом переговоров, но и решительного отстаивания профсоюзами своих позиций. И не только в вопросах оплаты труда, но и пенсионного обеспечения, жилья, медицинского обслуживания, образования и т.д. Более того, профсоюзам необходимо чаще переходить на тактику принуждения экономической политики правительственных органов в сторону ее большей социализации.

Общереспубликанская акция «Заключите коллективный договор!», несмотря на увеличение числа заключенных коллективных договоров и соглашений, достаточно точно определила позицию некоторых известных в республике крупных работодателей на примере г.Алматы, предполагающей не допустить проникновения на предприятие профсоюзов в принципе. Поэтому насчет социальной ответственности бизнеса у нас сложилось свое мнение. Этому способствовало и существующее положение Трудового кодекса, позволяющее заключить коллективный договор и без создания профсоюзной организации. Поэтому требуется внести соответствующие изменения в Трудовой кодекс, определив формулировку о представителях работников в пользу профсоюзов. Пока же положение таково, что работники не верят в защитную способность профсоюзов, предпочитая терпеть работодателя и рассчитывая на его благосклонность, нежели давать отпор через создание профсоюзных организаций.

Огромный вред осуществлению профсоюзами своих защитных функций оказывает позиция некоторых руководителей профсоюзов, открыто заявляющие о том, что митинги ушли в прошлое, что этот путь в никуда и это, якобы, вчерашний день. То есть, с легкой руки таких руководителей, публичное выражение своего мнения, к которым исторически прибегали и прибегают до настоящего времени профсоюзы даже в экономически развитых странах, объявляются не нужными в арсенале профсоюзов. Эти кабинетные руководители забыли или не знали, что опыт профсоюзной борьбы приобретается не в тиши их кабинетов, а с участием самих работников. Только таким образом профсоюзы могут поддерживать и показывать свою постоянную готовность по защите интересов трудящихся, а их руководители — проходить своеобразный тест на лидерство. Нет необходимости говорить о том, что большинство профсоюзов и их руководителей не отвечают этим требованиям.

Естественно, мы не можем согласиться с заявлениями таких «руководителей» и возникает вопрос: какова цена их ангажированности? Ясно, что в условиях разгула чиновников и крупных работодателей, следование позициям таких «руководителей» приведет к тому, что миллионы людей и дальше будут оставаться без реальной помощи со стороны профсоюзов, а следовательно, — к дестабилизации общества в будущем. Цена страусиной позиции таких «руководителей» известна, – это сохранение личной лояльности к чиновникам власти или работодателям, исходящее из-за неустранимой черты их характера – прогибаться перед любым начальством.

Ведь и так понятно, что публичные способы борьбы – это крайние меры, но они не выкидываются из арсенала профсоюзов, о чем должны знать работодатели и власти. Более того, одна лишь возможность работников прибегнуть к активным мерам будет сильнее склонять работодателей к нахождению компромисса в социальных и экономических вопросах, нежели их «социальная ответственность». Правильность такого подхода подтверждается недавними примерами активного выступления рабочих за свои права в различных регионах нашей страны.

В настоящее время ситуация такова, что социальное партнерство, заключение коллективных договоров и соглашений имеет большее практическое значение в организациях производственных отраслей и бизнеса, где система оплаты труда устанавливается самими предприятиями и их объединениями, а значит имеется возможность влияния на это работников.

Позитивная роль профсоюзов в сохранении стабильности заключается в скорейшем вмешательстве их в решение проблем работников, чтобы предотвратить социальный конфликт, а не в позиции стороннего наблюдателя их руководителей с оглядкой на начальство, как это имеет место в настоящее время. Сегодня механизмы социального партнерства зачастую используются для прикрытия откровенного соглашательства между такими «социальными партнерами» на различных уровнях в интересах функционеров и чиновников вопреки интересам коллектива работников и трудящихся отраслей. Доведенные до отчаяния выступления рабочих на различных предприятиях страны, свидетельствует о том, что такое положение становится все более нетерпимым. Поэтому пришло время обратить внимание самых высших должностных лиц в государстве, гарантирующих конституционные права граждан и их безопасность, на отсутствие качественной стороны такого рода «социального партнерства», что приведет к неуправляемому выступлению трудящихся масс.

**

****Общественный контроль как заслон от самой же общественности.**

В обществе все больше растет понимание того, что нужен эффективный общественный контроль в области социальной политики государства и регионов. Прежде всего, это бюджеты, цены монополистов, налоговое законодательство и др. В этом отношении, профсоюзы, объединяющие людей труда, которым присущи честный труд и справедливое разделение совместно произведенной продукции, должны инициировать организацию такого контроля. Уже нередки случаи, когда работники требуют создания на своих производствах рабочего контроля.

Общественный контроль, создаваемый акиматами в виде различных комиссий, включающий, как правило, аффелированных с ними депутатов и представителей НПО, на поверку оказывается полнейшей профанацией самой идеи, поскольку чиновники не упускают возможности контролировать все и всех. Поэтому в обществе присутствует полнейшее недоверие к такому «общественному» контролю. Люди созрели и понимают, что такой контроль создается для видимости, а представители общественности при этом просто используются. Этому можно привести множество подтверждений. Если чиновники намереваются проводить социальную политику ради благополучия людей, а не ради корысти, им нечего бояться создания действенного и результативного общественного (рабочего, народного) контроля на разных уровнях.

К чему приводит такой «общественный» контроль, виден на примере сомнительной борьбы с коррупцией, где созданные комиссии с участием представителей молчаливых общественных организаций, сами находятся под контролем тех же чиновников. Поэтому возникает вопрос: нужно ли входить профсоюзам в такие подконтрольные чиновникам комиссии и, тем самым, давать повод для дискредитации себя в глазах всего населения, которому и так ясно где нужно искать тех же коррупционеров?

В условиях, когда процесс обогащения новоявленных капиталистов и помещиков продолжается, говорить о повышении доходов основной массы населения до какого-то приемлемого соотношения между богатыми и бедными не приходится. Поэтому если не влиять на ситуацию, построение социального государства, где доход среднего класса должен приближаться к западным стандартам, может отодвинуться на далекую перспективу. Наглядное подтверждение тому, — ситуация с заработной платой работников бюджетной сферы, не решаемая уже два десятилетия.

Чтобы общественный контроль был эффективным, нужна цепочка, состоящая не только из одних профсоюзов и НПО, но и независимых СМИ и судебной системы, причем последняя должна быть отделена от влиятельных чиновников. Из-за отсутствия такой цепочки, общественный контроль сегодня, это своего рода организованный властями заслон от вмешательства той же общественности в глубинные причины негативных социальных процессов.

Есть много других примеров засилья чиновников с их административными и финансовыми возможностями, которые также отдаляют перспективу построения правового и социального государства, если не будет действенного общественного контроля. Тем не менее, государство со всеми формальными институтами создано и задача общества — заполнить это пространство демократией, независимыми судами и СМИ. То есть, нужно вначале вплотную приблизиться к созданию правового государства, а затем уже всерьез размышлять о социальном государстве, но концепция которого, так и не разработана в Казахстане до сих пор.

[[http://www.socialismkz.info/news/2010-06-26-652|Читать продолжение >>>]]

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


девять + = 10