Главная » Анализ » «Анатомия протеста — 2»: новый удар пропаганды режима
Сергей Удальцов

Сергей Удальцов

5 октября на НТВ вышел второй эпизод скандальной «Анатомии протеста». Передача, которая была сделана гораздо более убедительно и вызвала намного меньшее общественное возмущение, была посвящена главным образом лидеру «Левого фронта» Сергею Удальцову.

Хорошая ложь — наполовину правда

В статье РСД посвященной «Анатомии протеста — 2» можно прочесть: «чтобы в ложь поверили, она должна быть запредельной. В работу идет материал любого качества и свежести — подставные сцены, измененные голоса, перемежаемые монотонной „зловещей“ музыкой, ссылки на никогда не существовавших людей или никогда не существовавшие документы. Нагромождение лжи настолько велико, что ее детальное разоблачение потребовало бы в десятки раз больших усилий, чем изготовление самой теле-фальсификации».

Хотя это во многом правда, полностью согласиться с этим утверждением никак нельзя. В выдуманный целиком от начала до конца обман никто не поверит, он будет вызывать лишь недоумение либо смех. Чтобы буржуазная пропаганда казалась убедительной, истина и ложь в ней должны быть накрепко переплетены, так, чтобы нельзя было разобрать, где кончается одно и начинается другое.

Для примера возьмем хотя бы нашумевшую первую «Анатомию протеста». Уже в самом начале зрителей ставят перед простым фактом: хотя выборы состоялись, и люди действительно проголосовали за Путина, либеральные «лидеры» протеста продолжали твердить «за честные выборы!» и «против Путина!», не в силах выдвинуть какую-либо положительную программу. Разве это неправда? Полная правда.

Так, один из «экспертов» говорит следующее: «Народ можно собрать под какое-то событие или под какие-то позитивные тезисы, под какие-то идеи, которые движут людей куда-то дальше, обрисовывают перспективу, дают им эту перспективу. А если этого нет, а есть только крики „Долой Путина“ и „Сейчас разобьем палатки“, нельзя собрать людей, нельзя». — Золотые слова, под которыми подпишется каждый здравомыслящий человек.

Дальше ему объясняют, что это оттого, что «лидеры» не представляют никакой действительной альтернативы власти, что они просто хотят воспользоваться массовым недовольством, чтобы придти к власти, что их действительной целью является «оранжевая революция» полностью аналогичная революциям в Грузии, на Украине и в Киргизии. Разве это неверно? Совершенно верно. То, что это недовольство искреннее, также признается, например: «Многие участники „Белого кольца“ пришли сюда по зову сердца, и таких большинство».

Мы писали об этом с самого начала протестов, например, в статье «Анатомия оранжизма». Мы объясняли, что, хотя буржуазия и моментально объединяется, когда возникает угроза ее собственности, в обычное время она вовсе не представляет собой единое целое. Всегда есть те, кто был оттеснен от хлебных мест, опальные олигархи, которые рассчитывают вернуть себе былое влияние, бойкие дельцы, которые надеются пробраться наверх. Люди выходят на улицы не за них, а от недовольства объективной ситуацией в стране, но в отсутствии сильных левых организаций с ясной программой этим недовольством могут воспользоваться самозваные «лидеры», чтобы придти к власти. Тогда происходит «цветная» или «оранжевая» революция.

Все это — совершенно объективная истина, и большинство российских трудящихся, и многие из протестующих, если и не понимают, то прекрасно чувствуют это, не испытывая никакой симпатии и доверия к Немцовым, Каспаровым и Ко. Именно это нашло свое выражение в успешности пропаганды кремлевской марионетки Кургиняна, в ту же точку била и «Анатомия протеста».

Также вряд ли у кого-нибудь может вызвать удивление, что как ЕдРо и прокремлевские движения, так и «оппозиционные» парламентские партии — и даже либеральная оппозиция в менее удачные годы — платили за участие в своих акциях. Такая практика широко распространена и мало для кого является секретом.

В сущности, не так уж важно, какие и насколько грубые подтасовки использовались в передаче. Ее убедительность обеспечивается вовсе не ими, а напротив — той долей правды, которая в ней содержится. Однако, за правдой всегда следует ложь. Режим отказался идти на уступки оппозиции, и начал «завинчивать гайки». Основной целью «Анатомии протеста» являлось подготовить сознание масс к будущим репрессиям, она служила их предвестником. Исподволь, незаметно зритель убеждался в том, что все участники протестов — либо предатели, либо наивные жертвы обмана либеральных «вождей», что они не более чем стадо баранов, которое злодеи ведут на убой.

И здесь режим просчитался: этого не могли стерпеть уже ни те, кто сгонялся на «путинги», и которым прекрасно известно, чего стоит хваленая «поддержка» Путина, ни сами протестующие, которые вышли на улицу не за дядю на трибуне, а за свой кровный интерес. Именно эта ложь, а вовсе не подтасовки в действительности вызвали всю ту бурю негодования и ненависти, которая поднялась после выхода программы: возле офиса НТВ прошел митинг, на который пришили более 500 человек, а на следующем марше миллионов двое журналистов были избиты, и протестующие попытались перевернуть автомобиль телекомпании.

Главная угроза режиму — слева

На этой ошибке «сурковская пропаганда» многому научилась: второй «шедевр» НТВ сделан гораздо более умело и осторожно.

Со времени первой передачи много воды утекло, прошло всего полгода, а кажется, что десять. Политический ландшафт страны, расстановка классовых сил существенно изменились: либеральные «вожди» показали режиму свою полную беззубость, в то время как лагерь #ОккупайАбай наглядно доказал, что протестующие прекрасно справляются и без них, что VIP’ы им не нужны; лозунг честных выборов окончательно потерял всякую актуальность, и постепенно к протестующим начало приходить осознание, зачем же собственно они выходили на митинги, на первый план для них начали выдвигаться социальные требования: сдерживаемые в предвыборный период тарифы и цены снова начали ползти вверх, активизировались «реформы» в области образования и медицины, а значит недовольство трудящихся продолжило расти; отгремела забастовка в Калуге, вслед за ней начало расти и шириться забастовочное движение.

Все это привело к еще большему разочарованию в либералах, к их неумолимому отходу на задний план. В дальнейшем протесты не прекратятся и будут неизбежно радикализоваться.

Режим не может не понимать всех этих изменений. Он отчетливо осознает, откуда для него исходит основная угроза. Националисты ему не страшны, они всего лишь средство для устрашения и стравливания трудящихся между собой, один из инструментов поддержания его власти. Режим держит их на поводке, по необходимости ослабляя или натягивая его, он всегда сможет привлечь их на свою сторону. В крайнем случае, если уж совсем прижмет, капиталисты могут пойти и на переворот и «национальную диктатуру», ведь ультраправые ничем не угрожают их собственности. Чего действительно боятся власть предержащие — так это полевения протеста, распространения его в провинцию, на заводы и в жилые районы, усиления стачечной волны.

Такого варианта развития событий им важно не допустить любой ценой. Поэтому совсем неудивительно, что новый удар «сурковской пропаганды» пришелся именно на левых, а главным героем «Анатомии протеста — 2» стал Сергей Удальцов. Основной задачей программы стало формирование у трудящихся образа революционных левых как «маргиналов, готовых взять монтировку», как опасных авантюристов, нацеленных на «силовой вариант развития событий» и не гнушающихся ради взятия власти пользоваться поддержкой опальных олигархов, иностранных правительств, криминальных авторитетов и даже чеченских боевиков. Всеми возможными средствами передача старается убедить зрителя в том, что левые ничем не отличаются от либеральной оппозиции, что мы и либералы в действительности выступаем заодно, только функции выполняем разные.

Более важно, что «Анатомия протеста — 2» подобно первой части, по всей видимости, станет предвестником нового витка репрессий против левых активистов. В пользу этого говорит уже реакция представителей власти. Сразу после выхода программы в эфир вице-спикер Госдумы, замсекретаря генсовета ЕР Сергей Железняк заявил о намерении обратиться в Генпрокуратуру, СКР, МВД и ФСБ с просьбой проверить факты, изложенные в фильме. Гораздо более жестко выразился Владимир Жириновский, шут режима, который может свободно говорить то, о чем никогда не скажут Путин или провластные СМИ: он прямо призвал «упечь [Удальцова] в тюрьму на долгие годы» и подчеркнул, что не ставит под сомнение объективность передачи. А уже на следующий день (!), 6 октября генпрокурор Юрий Чайка распорядился начать проверку содержащихся в фильме фактов, аналогичную проверку начал и Следственный комитет, и уже 11 октября Сергей был вызван на допрос по этому делу.

Маловероятно, что Удальцова действительно «закроют»: после первой «Анатомии протеста» никто из VIP’ов не подвергся серьезным притеснениям, возможно режим решил не делать из них мучеников, а, может быть, счел, что на свободе они приносят больше вреда протестному движению. Однако, за решеткой по делу о «беспорядках» 6 мая оказались случайные и совершенно невиновные люди, в том числе и член дружественной нам организации ЛСД Николай Кавказский. Вполне может быть, что в скором времени к Коле присоединятся многие активисты ЛФ и других левых организаций.

Тем настоятельнее необходимость вместе решительно выступить против любых политических репрессий. Тем важнее для нас распространять информацию об этом деле, объяснять, что оно целиком и полностью носит заказной политический характер, что его целью является дискредитация всего левого движения. Поскольку Сергею создается имидж лидера всего левого движения, удар по нему — это удар по нам. Поэтому, хотя КРИ жестко критиковал и будет критиковать Сергея, мы готовы смело встать на его защиту от клеветы провластных СМИ, сказать им: «Руки прочь от Удальцова!».

Неудобные вопросы

В то же время, все сказанное выше не отменяет необходимости озвучить некоторые неудобные вопросы, в очередной раз поднятые этим фильмом.

Как и в случае с первой «Анатомией протеста», вопрос заключается вовсе не в том, какие и насколько серьезные фальсификации присутствуют в фильме (практически сразу было замечено, что один и тот же видеоряд был использован дважды, и, следовательно, изображение и звук наложены друг на друга). Речь не идет о том, подлинными ли являются аудиозапись и картинка, а о том, какие реальные действия Сергея делают этот фильм убедительным.

В самом деле, в передаче его обвиняют в авантюристическом плане подстегнуть протест посредством провокаций. Но разве вся политическая деятельность Удальцова не представляет собой сплошной авантюризм? Чего стоят хотя бы все эти бесконечные «винтилова», стояния на будках и сидение в фонтанах? Чего стоят его призывы «майданить до конца»? Это не говоря уже о случаях его прямого обмана — например, во время марша миллионов 15 сентября он объявил со сцены о многочисленных автобусах с оппозиционерами из регионов, которые якобы вот-вот должны подъехать. Эта ложь была настолько чудовищна, что, кажется, заставила не только честных активистов, но и «друзей» из либеральной оппозиции усомниться в адекватности Сергея. Про это невозможно молчать: надо прямо сказать, что такое поведение полностью безответственно и совершенно недопустимо для политика-социалиста, оно бросает тень на все левое движение, лидером которого пытается выглядеть Сергей.

Далее, в фильме доказывается, что Удальцов действует заодно с либералами. Но разве сам он не заявляет совершенно открыто, что, дескать, задачей левых сейчас является «буржуазная революция»? Т. е., говоря иными словами, что левые должны сейчас привести к власти коалицию либералов и националистов? Но если так, то что может помешать воспользоваться их помощью, в том числе и финансовой? Это будет только прямым следствием такой политики. И, если либералы финансируются бизнесом и иностранными правительствами, будет ли большим грехом получать деньги напрямую от них? К слову сказать, многих левых уже не первый год занимает вопрос: а на какие деньги, собственно, существует Сергей? Его ссылки на старую куртку и шутливые отговорки в духе Остапа Бендера вряд ли способны развеять все сомнения.

Наконец, в передаче говорится о том, что Удальцов не является независимым политиком, что он всего лишь «один из многих исполнителей». Но о какой независимости может идти речь, если ради присутствия на сцене и в СМИ, ради «единства» с либералами и националистами Сергей полностью отказывается от сколько-нибудь левой программы, ограничиваясь одними лишь общедемократическими требованиями, лишь немного прикрашенными левой фразой? Как видим, сюжет «Анатомии протеста — 2» полностью укладывается в рамки проводимой Удальцовым политики.

Вот те совершенно объективные обстоятельства, на которых основан этот фильм, они заключаются не в лжи и подтасовках, а, к сожалению, в горькой правде, в сознательной линии Сергея. Это тем хуже, что положение признанного лидера накладывает в десять и сто раз большую ответственность, чем та, которую каждый активист обязан иметь перед движением.

Долгом каждого коммуниста является не дать возможность скомпрометировать себя, однако, если уж ошибка совершена, необходимо честно признаться в ней и скорректировать свою политическую линию, а в том случае, если все это клевета, — смело и решительно разоблачить ее. Но тем большее недоумение вызывают те темные и путаные комментарии, которые Сергей дал после выхода передачи.

Вначале он попытался просто отшутиться: «По большому счету, надо кремлевским господам (…) сказать „спасибо“ за отличную рекламу в прайм-тайм. Если нелегитимные власти устами своих пропагандонов обвиняют нас во всех смертных грехах, вплоть до подготовки заговора — значит, мы не зря на этом свете живем. Значит, задеваем жуликов и воров за живое. Даже ненадолго почувствовал себя новым Лениным».

Затем решил высказаться «по сути самого сюжета», в очередной раз назвав его «бредом сумасшедшего». Аргументация этого оказалась довольно сомнительной: видите ли, он находится в «тотальной разработке», а потому «наличие каких-либо фактов финансирования от западных разведок, а уж тем более, фактов подготовки „государственного переворота“ давно привели бы к возбуждению громких уголовных дел в отношении меня. Но таких фактов (именно фактов, а не досужих домыслов) нет, и быть не могло».

Иными словами, вместо того, чтобы дать объяснения товарищам, Сергей просто апеллирует к репрессивным органам: им про меня все известно, если еще не посадили, значит, я ни в чем не виноват. Еще большие подозрения вызывает следующее замечание Сергея: [для дела] «деньги можно брать хоть у дьявола».

Наконец, ситуацию несколько прояснило интервью «Московскому Комсомольцу»: в нем Сергей, фактически, признается, что на видео действительно присутствует именно он, а звуковой ряд, по крайней мере частично, является подлинным. Однако, где, с кем и при каких условиях происходила встреча Сергей «не вспомнил». Зато сделал занимательное признание: «У меня было огромное количество встреч в последнее время. Мы со многими людьми встречаемся по поводу финансирования — это не секрет».

Его товарищ из ЛФ, который также присутствует на записи — Леонид Развозжаев — был более откровенен: «Я помню встречу с одним предпринимателем, Василичем. Возможно, с грузинским, по крайней мере он был похож на грузина. (…) Речь шла о безвозмездном финансировании протеста. Но я не исключаю, что от начала до конца это была подстава. В диалоге он постоянно пытался вытянуть нас на какие-то сомнительные темы».

Таким образом, согласно версии Леонида, Удальцова подставили. Видимо, сотрудник спецслужб, либо работающий на НТВ человек вышел с Сергеем на связь, предложил ему деньги, фальшивые документы и другую помощь, результатом этого разговора и определенной редакции и стало представленное видео.

Все бы ничего, но для того, чтобы активиста подставили таким образом, он должен сам подставиться. Чтобы такая встреча была возможна, он должен регулярно встречаться с темными людьми. Чтобы такой разговор о деньгах мог идти, он должен быть готов принять деньги от бизнеса (а Сергей и Леонид в приведенных выше цитатах, фактически, признали, что ЛФ финансируется бизнесом) и т. п.

Как ответить на клевету

Если наши противники только и ждут, когда мы оступимся, чтобы наброситься на нас, если любое наше сомнительное действие может быть использовано против нас, долгом каждого коммуниста должна быть забота о безупречной репутации себя и своей организации. Только самая суровая принципиальность может быть основой для убежденности в честности того или иного активиста. С самого возникновения левого и рабочего движения даже те его лидеры, которые могли служить в этом отношении эталоном, не смогли избежать чудовищных потоков клеветы и всяческих наветов. Тем поучительнее будет напомнить, как эти люди реагировали на них.

Они никогда не закрывали глаз на инсинуации и не жалели своего времени и сил, чтобы разоблачить их. Разумеется, не перед охранкой, а прежде всего перед своими сторонниками. Маркс, чтобы опровергнуть ходившие о нем россказни, написал памфлет ни много, ни мало в 400 страниц убористым шрифтом, «Господин Фогт». Летом 1917 года, когда реакционные силы развернули против большевиков кампанию травли с «немецким шпионством» и «пломбированным вагоном», когда многие члены партии были арестованы, а Ленин вынужден был скрыться в подполье, он кинул все силы на то, чтобы разоблачить ее. Троцкий посвятил несколько книг («Сталинская школа фальсификаций», «Перманентная революция») и множество статей опровержению клеветы, распространяемой против него сталинской бюрократией.

Наша организация может с тем большим правом настаивать на абсолютной честности, что в нашем собственном прошлом, к сожалению, тоже далеко не все безупречно: в нашей истории были случаи политического мошенничества Олега Верника и получения денег от посольства Ливии Ильей Будрайтскисом. Когда об этом стало известно, их дальнейшее нахождение в организации стало невозможным. Нам не стыдно это признавать, потому что в ходе становления организации к ней неизбежно время от времени присоединяются самые разные, в том числе и не вполне чистоплотные люди. Кроме того, принципиальность, которую мы продемонстрировали в каждом из этих случаев, служит залогом уверенности, что так мы будем поступать и впредь, а значит, в конечном итоге лишь укрепляет доверие к организации.

Показательная история произошла всего пару месяцев назад в Социалистической партии Ирландии, где Клэр Дэли — депутат от КРИ — вышла из партии после того как руководство отказалось соглашаться с её поддержкой независимого депутата Мика Уоллеса, который обвиняется в уклонении от уплаты налогов на сумму более 2 млн. евро. Еще когда было неизвестно про махинации Мика, руководство Социалистической Партии вело дискуссии с Клэр о её политических высказываниях в его пользу по другим вопросам. Клэр поставила политическую связь с Миком выше программы и тактики КРИ. После серии дебатов Клэр покинула партию. Принципиальность партии вызвала открытое одобрение со стороны профсоюзных организаций и рабочих активистов.

КРИ настаивает на том, что все левые и рабочие организации должны финансироваться исключительно за счет членских взносов, доходов от издательской деятельности и жертвований сторонников, категорически недопустимо никакое финансирование со стороны бизнеса или правительств. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, капиталисты или чиновники никогда не раскошелятся без определенных политических обязательств. Такое финансирование не может не сказываться на политической позиции организации и ее деятельности.

Единственным достойным выходом из сложившейся ситуации для Сергея было бы признать свои ошибки и доказать свою принципиальность и преданность левому движению. Во-первых, отказавшись от любых дальнейших заигрываний и сделок с либералами и националистами. Во-вторых, предоставив как своим соратникам из ЛФ, так и представителям других левых организаций исчерпывающую информацию о финансировании ЛФ и его источниках.

Для ЛФ в целом самым лучшим выходом являлся бы товарищеский суд над Сергеем с участием представителей других левых организаций. Ведь его действия послужили поводом для удара по всему левому движению, и это необходимо обсудить.

К сожалению, у нас нет никакой уверенности, что они пойдут путем честного и открытого разбирательства. Скорее, все будет ровно наоборот.

Подчеркнем, что речь не идет об отказе в поддержке Сергея. Мы убеждены, что, не смотря ни на что, мы обязаны всеми силами защитить его в случае возможных репрессий. Он виновен не перед режимом Путина, а перед трудящимися России, и судить его и делать выводы о допустимости его методов, в том числе финансовых — дело не прокуратуры или СК, а левых и рабочих организаций.

Влад В., КРИ, Москва

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


девять − 1 =