Главная » Без рубрики » Оппозиционера Айдоса Садыкова посадили на два года

Два года колонии общего режима — такой приговор в пятницу вынес председатель городского суда 2 Актобе Акболат Курмантаев Айдосу Садыкову. «Это очередной позор казахстанского правосудия!», кричали люди, когда конвой уводили оппозиционера из зала суда. Защита считает, что дело расследовалось, а потом рассматривалось в суде с многочисленными нарушениями.

Дело начали рассматривать 13 июля, во вторник, 16 июля приговор был уже оглашен. Какимжан Ешкеев, адвокат Айдоса Ссадыкова, считает приговор незаконным:

«Он должен быть оправдательным, суд необъективно исследовал дело, с обвинительным уклоном. Заявленные нами ходатайства остались нерассмотренным необоснованно». Судья отклонил дважды ходатайство защиты изучить видеозапись, сделанную на месте происшествия. На ней ясно видно, что единственный потерпевший по делу — сам Садыков. На потерпевшем Мусенове, который одет в белое, нет ни царапинки, целы и пуговицы на рубашке полицейского Шуканова, которые якобы оторвал Садыков во время сопротивления полицейским. Аналогичные показания давал свидетель, который был еще и понятым, и журналисты, приехавшие на место сразу после произошедшего. Однако суд принял во внимание только показания главных свидетелей обвинения — трех полицейских и самого потерпевшего.

Кстати, в ходе судебных заседаний выяснилось, что Мусенов — бывший полицейский, старший лейтенант, четыре года проработавший надзирателем в детской колонии. Он почти сразу был взят под охрану сотрудников специального подразделения «Арлан», спецназа одним словом, чтобы оградить его от возможных посягательств со стороны Садыкова. Изначально дело против Айдоса Садыкова было заведено по статье 257 части 1 — это хулиганство. Спустя две недели оппозиционер написал заявление в прокуратуру, в котором просил возбудить дело в отношении трех сотрудников полиции — Шуканова, Карабекова и Мукашева, избивших его 27 мая. Однако реакция со стороны правоохранительных органов последовала совершенно противоположенная — следователь переквалифицировал дело во вторую часть все той же 257-ой статьи — хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти. И если ранее Айдосу грозило до двух лет лишения свободы, то после переквалификации возможный срок наказания увеличился до пяти лет.

Многочисленные ушибы, ссадины и синяки, которые выявили медицинские эксперты, полицейские объяснили довольно просто — Садыков избил себя сам. Однако тут же признают, что сразу после задержания заковали оппозиционера в наручники. Однако такое расхождение со здравым смыслом судью Курмантаева ни сколько не смутило. Более того — он поверил, что закованный в наручники Садыков не только почти целиком содрал кожу на локтях и коленях, но и нанес себе удары в грудь и спину, отчего остались многочисленные ушибы.

В ходе судебного разбирательства защита дважды заявляла отвод судье и дважды получала отказ. Видимо, кроме самого председателя Курмантаева, в городском суде не нашлось ни одного судьи, способного рассмотреть столь важное дело. Вообще, рядовому хулиганству, как дело пытались представить власти, уделялось чересчур много внимания. Сразу после возбуждения дела передали из Заводского отдела полиции в следственное управление Департамента внутренних дел, следователю по особо важным делам, после городскому прокурору Рысалдинову чтобы ознакомится с двумя сотнями страниц дела и согласится с обвинительным заключением понадобилось два часа, а в самом начале рассмотрения судья запретил журналистам телевизионных СМИ снимать процесс.

На возражение адвоката неподсудный никому судья Акболат Курмантаев парировал: «Ваши возражения будет писать в апелляционной жалобе». «Тем самым он заявил о том, что будет принято решение, с которым я не буду согласна, не согласной я могла быть с тем решение, по которому Садыкова признали виновным. Что можно было ожидать от судьи, который в начале процесса высказал свое отношение к нему?», — возмущена защитник Татьяна Лазарева.

В своем последнем слове Садыков отметил, что за последние годы власти устраивали не одну провокацию, пытаясь упечь его за решетку.

«Я хочу сказать, рано или поздно все откроется. Тридцать седьмой год когда был, открылось через сорок лет. Пройдет несколько лет, все это выйдет наружу, может и раньше. Уберут меня, многим чиновникам станет намного легче. Я готов, я знаю, что возможно и тюрьме будут провокации — ничего страшного, если даже убьют, ничего страшного. Я знаю, что не совершал этого преступления. Не прикасался к этому Мусенову, не сопротивлялся полицейским. Я прав в этом случае», — сказал в своем оппозиционер. Напомним, Садыков — экс-председатель Актюбинского областного филиала ОСДП «Азат», долгое время занимался активной общественной деятельностью, организовывал акции протеста и несанкционированные митинги, боролся с действующим режимом. Он создал общественное движение «Гастат», активисты которого готовы и дальше бороться за своего лидера. «Айдоса убрали власти, это политический заказ. В душе я надеялся, что решение будет справедливым. Однако мы живем не в том государстве, не в правовом государстве, — отметил Нурлан Мамбетов, активист

«Речь шла о сроках, дело от самого начала до конца сфабриковано, и чтобы это понять, не надо быть большим юристом. Сфабриковано грубо, не умело. Мы как граждане, не знаю, граждане мы или кто в этой стране, убеждаемся ни от чего не застрахованы», — говорит Гульнара Айтжанова, пришедшая поддержать Айдоса.

Политическая подоплека в этом деле очевидна. Адвокаты готовят апелляцию в областной суд, однако на объективный пересмотр сфабрикованного дела надежда равна нулю. Сторонники Айдоса Садыкова взывают обратить внимание на произошедшее СМИ и общественность — в СИЗО и колонии с оппозиционером может произойти что угодно.

Маргарита МИХАЙЛОВА, Актобе

Последнее слово АЙДОСА САДЫКОВА

То, что долгое время не получалось, получится в этот раз. 8 лет не получалось. Ничего страшного. За это время избивали моего брата, ломали череп, сотрясение мозга, куча повреждений, преступники не были найдены. Два раза сжигали мои машины, угоняли — преступники не были найдены. Арестовывали штаб, подсовывали фальшивые деньги — преступники не были найдены. Такие провокация почти каждый год проводились. И все, что касалось нас, преступники не находились. И в то же время любой повод, за что можно было зацепиться, пытались использовать. В данном случае даже повода не было. Даже провокация была организована не должным образом. Надо было нормально организовать, снимать на видеопленку, чтобы повреждения были у потерпевшего. Этого не было нормально сделано в этом случае. Дальше дело передается в ДВД Актюбинской области, абсолютно нарушаются мои права, все мои ходатайства игнорируются, все мои заявления остаются без ответа, заявления моей жены тоже. Такой замкнутый круг получается — ДВД — прокуратура — суд. И получается, выхода нет из этой системы, так? Ну, пока нет выхода. Я хочу сказать, рано или поздно все откроется. 37-ой год когда был, открылось через 40 лет. Пройдет несколько лет, все это выйдет наружу, может и раньше. Поэтому еще раз говорю, господин судья, подумайте, я знаю, что, возможно, оказывается давление на вас, возможно, кто-то пытается на суд в своих личных целях, потому что много чиновников довольно высокого ранга обижены на меня. за то время, которое я занимался оппозиционной деятельностью, многие преступления, которые они хотели совершить, не совершили, много денег, которые они могли бы украсть из казны — не украли. Уберут меня, им станет намного легче. Так что подумайте еще раз. Я готов, я знаю, что возможно и там будут провокации — ничего страшного, если даже убьют, ничего страшного. Я знаю, что не совершал этого преступления. Не прикасался к этому Мусенову, не сопротивлялся полицейским. Я прав в этом случае. Остальное — дело ваше.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


9 × = сорок пять