Главная » Без рубрики » Шахтеры подходят к точке кипения

{{http://www.socialismkz.info/_nw/7/11996117.jpeg|11996117.jpeg}}**Эта статья написана по просьбе многих шахтеров Карагандинского региона. В ней мы кратко рассказываем о положении дел на шахтах, о проблемах шахтеров, об их пожеланиях.**

В шахтах до сих пор творится бардак. Стоит только удалиться от ствола на 250-300 м. как это все сразу бросается в глаза. Путевое хозяйство на ладан дышит, выработки запылены, захламлены. А это потому, что все комиссии, инспекции в шахте пешком не ходят, их от ствола и до места назначения довозят в трамваях, и обязательно с сопровождением. А сопровождает тот начальник, чьё хозяйство решила посетить комиссия.

Вот свежий пример: в проходческие забои собрался инспектор ГТИ. Естественно, были выявлены нарушения и три забоя были остановлены до устранения этих нарушений. По выезду на поверхность начальство данного УПРа всячески ублажало этого инспектора, выполнило все его просьбы «пожелания» и спустя несколько часов проходческие забои были «запущены», то есть приступили к работе по прохождению горных выработок. То есть, нарушения устранены не были, а работы начались. Точно такая же картина наблюдается на добычных участках, на вспомогательных участках. Возникает вопрос: для чего нужна такая инспекция?

Вспомним о «четвергах». Это день безопасности на всех шахтах АМТ. В этот день создаются комиссии из ИТР шахты, намечаются маршруты, одним словом каждый четверг обследуется вся шахта на предмет ТБ. И после прохождения по маршрутам, старший каждой группы отчитывается на «четверговом разборе» о результатах осмотра. И тут включается принцип «ворон ворону глаз не выклюнет». То есть оглашаются легкие нарушения, а зачастую выдуманные, так сказать «дежурные» нарушения. Начальник участка берет сроки на устранения данных нарушений, нарушения «героически» устраняются, докладывается выполненная работа наверх – и всем хорошо.

Хочется отдельно сказать о Комплексных обследованиях. Это когда собирается комплексная команда, состоящая из представителей всевозможных контролирующих и карающих органов и раз в год каждая шахта комплексно обследуется на предмет соблюдения и нарушения ТБ. Но, странное дело, эти обследования выпадают всегда на летние месяца. И этому есть объяснение. Рассмотрим работу этой Комплексной комиссии.

**Понедельник:** Комплексная комиссия прибывает на шахту, собирают весь старший ИТР и начальников участков. Определяются маршруты по шахтам, создаются инспекционные команды, назначаются ответственные в каждой команде и затем начальник каждого участка ведет свою команду в нарядную. В понедельник идет ознакомление с технической документацией, проверкой книг о выдаче нарядов и т.д. Затем легкий ужин со всеми вытекающими последствиями. От качества данного мероприятия зависит работа комиссии, которая во вторник и среду будет обследовать все подземные выработки и участки. Тут же начальник каждого участка старается изо всех сил. Иначе нельзя. Ведь до начала Комплексного обследования весь ИТР шахты неоднократно инструктируется о «важности» данного обследования, о том, что надо «дружить» с комиссией, что нельзя ударить в грязь лицом и т.д. Везут комиссию кто куда: и на природу с рыбалкой, и на зону отдыха в Топар и на дачи – на шашлыки. У кого, на что хватит фантазии и, естественно, средств.

**Вторник, среда:** Утром, после легкого «чаепития» инспекторские комиссии идут по ранее разработанным маршрутам. Ну, коле в понедельник «подружились», то во вторник и в среду проблем не должно быть. Так оно и получается. Прогуляется инспекторская комиссия по шахте, выявит легкие нарушения (ну а как же иначе, задел-то был сделан), по выезду допишут еще несколько «замечаний», все это запишут в книгу предписаний и вновь каждый начальник участка везет свою команду «отдохнуть» после трудового дня. Бывают, конечно, и исключения. И останавливают забои, запрещают откатку транспорта и т.д. и т.п. Но это, к сожалению, объясняется лишь одним – не удалось «подружиться» в понедельник.

**Четверг:** Под утро, в четверг, обычно проводится тревога по шахте: условно объявлено, что где-то в шахте произошел пожар. Тут должны грамотно и оперативно сработать члены ШГС и горные диспетчера. Ну и здесь все капитально отработано и срывов не бывает. После окончания учебной тревоги происходит «разбор полетов» Председатель Комплексной комиссии рассказывает о работе комиссии за неделю, о выявленных недостатках, озвучиваются пожелания на будущее. Выставляется оценка руководителям шахты за подготовку к Комплексному обследованию. И обязательная точка в этом мероприятии – это обед на зоне отдыха в Топаре, который заканчивается поздно вечером. Присутствуют на этом обеде все члены комиссии и ИТР шахты. И там за обильным столом, все проходит по пословице: «Кукушка хвалит соловья, за то, что хвалит тот кукушку».

И вот такие Комплексные Обследования проходят на каждой шахте каждый год, по одному и тому же сценарию. Шахтеры все это видят и уже не молчат, они спрашивают: Зачем нужны эти четверговые дни? Зачем нужны штатные инспектора ГТИ на каждой шахте? Зачем нужны эти Комплексные Обследования??? Зачем? Зачем? Зачем?

Ведь на шахтах ничего не меняется, положение только ухудшается. А ведь на устранение этих самых нарушений ТБ выделяются огромные средства. Куда они деваются? А взрывы на шахтах происходят регулярно, внезапные выбросы угля и пыли даже участились, погибло много шахтеров, которые каждый день спускались в шахту, видя все безобразия, без уверенности в том, что рабочая смена пройдет благополучно, и что они вернутся домой, к семьям, к детям.

Работать зачастую приходится на оборудовании, давно отработавшим свой ресурс. Все сроки эксплуатации уже вышли, а механизмы подремонтируют, покрасят и снова опускают в шахту.

Выемочные комбайны, транспортерные конвейера сейчас современные, высокоскоростные. Добыча угля возросла в несколько раз, производительность комбайнов увеличилась, а система вентиляции осталась прежней. Угля стало добываться в несколько раз больше, значит и газа метана стало выделяться больше. Лава не успевает проветриваться, приходится останавливать комбайн, чтобы содержание газа метана в лаве соответствовало допустимой норме. Очень часто количество газа метана превышает нормы, создаётся взрывоопасная концентрация, об этом знают все, начиная с руководителя шахты, Инженерно-Технических Работников (ИТР) шахты, самих рабочих. Но нужна добыча угля, без выполнения плана не будет и заработной платы. Вот и идут горняки на нарушения: руководство – чтобы выполнить месячный план и успешно отрапортовать «наверх», а рабочие – чтобы заработать, чтобы сносно обеспечить свои семьи, обучать детей. И все прекрасно знают, что весь этот уголь дается нелегко, ценой жизни шахтеров, ценой страданий семей погибших горняков.

Профсоюзные организации, которые и существуют для защиты прав шахтеров, по существу бросили своих рабочих на произвол судьбы. Профсоюзы не защищают шахтеров, они отстаивают интересы работодателя. И у шахтеров уже давно возник такой вопрос: а нужны ли нам такие профсоюзы?

Немного о здоровье шахтеров. К пятидесяти годам шахтер, проработавший в лаве или на проходке имеет кучу заболеваний. Это и болезнь позвоночника, болезни опорно-двигательного механизма, то есть суставов, болезни дыхательной системы и т.д. и т.п. Но работать-то ему еще долго, до 63 лет. Это пенсионный возраст шахтера. И в больницу обращаться нельзя: за два больничных в год шахтер может потерять работу, это неписанное правило на всех шахтах «Арселор Миттал Темиртау». Приходится шахтерам ухищряться, обманывать самого себя: сделает ему дома жена обезболивающий укол, боль притупится и идет работяга трудиться, добывать уголек. А как же быть: и до пенсии далеко, и лечиться не дозволяют, а жить-то надо.

Шахтеры не могут найти ответа на один вопрос: почему шахтерам отменили пенсию в 50 лет? Кому выгодно, чтобы шахтеры умирали от профессиональных заболеваний не дожив до пенсионного возраста? Почему в России, Украине, Грузии, Узбекистане и в ряде других стран шахтерский пенсионный возраст остался в 50 лет? Кому это пришло в голову, что у шахтеров не очень тяжелая работа, что они не рискуют каждый день своими жизнями, не отравляют свой организм газами, которые в шахте в любом случае присутствуют? Наверное, у работников МВД работа намного тяжелее и опаснее, раз у них пенсионный возраст 45 лет. А ведь пенсионный возраст в 50 лет не просто так был утвержден, медиками было доказано, что в 50 лет человеческий организм при долгой работе в шахте полностью изнашивается и остается бедному труженику доживать свой и так недолгий век.

Пора уже менять положение дел в Угольной промышленности. Общественность возмущается таким отношением работодателей к своим работникам. И шахтеры, видя, что единственная защита (профсоюзы) самоустранились от решения проблем рабочих, начинают искать себе защитников на стороне. И такие защитники найдутся, они уже есть! Так, что в ближайшем будущем нужно ожидать большие перемены.

**Тахир Мухамедзянов**

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


девять − 4 =