Главная » Без рубрики » Обратная сторона Фемиды

**[[http://www.socialismkz.info/_nw/7/43003453.jpg|{{http://www.socialismkz.info/_nw/7/s43003453.jpg|s43003453.jpg}}]]Актюбинский суд оказался не только слеп, но и глух. Сей факт бесспорно доказало дело Айдоса Садыкова, общественно-политического деятеля, экс-председателя филиала ОСДП «Азат». Отечественной Фемиде впору наложить повязку не только на глаза, но и на уши. Все равно чаша правосудия склоняется в ту или иную сторону по команде власть имущих. Иначе как понять, что протокол судебного разбирательства сфальсифицирован, а в суде этого предпочитают не замечать.**

**Судья Акболат Курмантаев запретил видеосъемку судебного разбирательства. Главным мотивом послужило производящаяся в залах городского суда №2 видеозапись. Однако видеозапись впоследствии оказалась обыкновенным видеонаблюдением. Предназначалось оно, по всей видимости,всевидящемуоку председателя областного суда Бектаса Бекназарова.Защите пояснили – ознакомиться с видеонаблюдением они не смогут. Прокурор кстати тоже был против видеосъемки.**«У нас уже имеется видеофиксация, и в случае необходимости защита, так и подсудимый, может ознакомиться с данным видео», -**заявил прокурор. И он, и судья попросту ввели сторону защиты в заблуждение, более того – нарушили право телевизионных СМИ осветить этотпроцесс.**

**Само судебное заседание напоминало больше фарс в нескольких частях. Судья Курмантаев то уговаривал потерпевшего, поддержавшего отвод, не делать этого, то начинал первый задавать вопросы свидетелям, то вовсе пытался изменить их показания на диаметрально противоположенные.**

**Это отражено в замечаниях, которые подали адвокаты Садыкова на протокол главного судебного разбирательства:**«На листе протокола 5 не верно отражено мнение потерпевшего, высказанное им изначально по заявленному Садыковым А.Ж. отводу судье, Так на вопрос председательствующего: «Потерпевший, заявили отвод судье Курмантаеву А., вы согласны, чтобы дело я не рассматривал или же не согласны?» На что последовал ответ Мусенова Б.: «Согласен». После чего вновь последовал вопрос председательствующего: «Согласны с чем? С тем, чтобы я рассматривал, да? Так вас понимать?»На что Садыковым А.Ж. были принесены возражения на действия председательствующего, которые также не отражены в протоколе судебного разбирательства: «Господин судья, если таким образом процесс будет вестись, мы отказываемся вообще от ведения процесса, и тогда без нашего участия судите нас в таком случае. Вы явно прямо на глазах людей говорите такие слова. Он ясно сказал сейчас определенные вещи, вы говорите другое сейчас. Он сказал конкретно, он поддерживает отвод».**В результате отвод все равно был отклонен. Видимо в городском суде №2 не оказалось другого судьи, который мог бы рассмотреть такое архисложное дело по статье «Хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти».**

**В показаниях свидетелей множество лживых фактов. Сокрыть это в ходе допросапомогал сам председательствующий. Цитирую:**

«Татьяна Лазарева, защитник: А помните, в чем Садыков был одет в тот день?

Озерный, свидетель: Темные брюки были или трико, и сверху футболка светлая.

Спустя несколько минут, Айдос Садыков: Футболка моя, еще раз опишите, что там, рисунки были, какого цвета?

Озерный, свидетельНе черная

Айдос Садыков: Вы говорили только что белая футболка

Озерный, свидетель: Не серая вот такая, не белая же, штаны помню

Акболат Курмантаев, председательствующий: Темная

Айдос Садыков: Нет, он говорил что светлая

Татьяна Лазарева, защитник: В протоколе записано

Акболат Курмантаев, председательствующий: Пожалуйста, что там написано, понятие темная, светлая, у каждого разные Что вы сказали светлая? Значит, светлая

Татьяна Лазарева, защитник: Ваша честь, в таком случае я прошу огласить его показания, зафиксированные в протоколе

Акболат Курмантаев, председательствующий: Где он там говорил, про футболку?

Айдос Садыков:Зачитайте, пожалуйста, если можете.

Секретарь: Футболка у него была светлая

Айдос Садыков: Светлая

Озерный, свидетель: Штаны четко запомнил, что темные были, а футболку честно вот нет

Акболат Курмантаев, председательствующий: Давайте по-другому оценим, была она порвана?

Озерный:Нет, не видел я, чтобы откровенно была порвана, целая была, -**конец цитаты.**

**Этот отрывок из протокола подтверждает, что Курмантаев всеми силами пытался сгладить не соответствующие друг другу и действительности показания свидетелей.Свидетель же Озерный попросту не был на месте и не видел ничего произошедшего, если элементарно не запомнил ни цвета футболки Садыкова, ни того, что она была порвана.**

**Свидетель Кадирбаев рассказал, что слышал на месте происшествия такой разговор, в котором речь шла о потерпевшем, экс-полицейском Мусенове:**«Сержант спросил у майора кто он такой, а он говорит: он хотел подкинуть Садыкову сотовый телефон в карман».

**И еще:**

«Не отражены следующие вопросы Садыкова А. свидетелю Кадирбаеву Е. и полученные на них ответы:

Садыков А.: Вы сказали, что подкинуть хотели сотовый телефон, кто это говорил?

Кадирбаев Е.: Сотрудники полиции.

Садыков А.: Кто хотел подкинуть, поясните?

Кадирбаев Е.: Следователь попросил меня сесть в машину, молодой парень. Он начал заполнять протокол. Я спросил у мужчины, у следователя, а почему потерпевший покинул место происшествия, они мне вразумительного ничего не ответили. И один сержант спросил у майора, кто он такой. Он говорит, он пытался подсунуть Садыкову сотовый телефон в карман.

Садыков А.: То есть потерпевший пытался подкинуть, Мусенов?

Кадирбаев Е.: Да».

Кстати, показания того же Кадирбаева, который он сам изъявил давать, проявив небывалое гражданское мужество, не отражены в приговоре вообще. Суд не дал им никакой оценки. Показания свидетеля Натальи Ещановой, которые никаким образом не согласовались с показаниями других свидетелей, судья счел направленными «на облегчение участи подсудимого ввиду их родственных отношений, она является супругой подсудимого». Однако Кадирбаев в родственных связях с подсудимым не состоит. Прокурор, кстати, пытался выяснить у свидетеля не член ли он в какой-либо политической партии, что вообще противоречит всяким нормам закона и морали. Вынося приговор, Курмантаев показания «неудобного» свидетеля попросту не учел.

**«Забыла» указать в протоколе секретарь и тот факт, что один из полицейских – Шуканов, знал подсудимого ранее. Садыков показал, что 30 января после несанкционированного митинга, его и других людей задержали и повезли в Заводской отдел полиции. Шуканов «активно принимал участие в задержании. Видел меня, знает, общался со мной». Суд ограничился ответом Шуканова, что Садыкова он раньше не встречал.**

«Не отражены следующие вопросы Садыкова А. свидетелю Шуканову Е. и ответы, которые были даны свидетелем:

Садыков А.: Опишите мое положение, когда подъехала машина с оператором?

Шуканов Е.: Руки сзади были. Вы сидели в наручниках, курили, потом, когда уже подъехала Наталья, начала снимать, вы подорвались, встали и начали уже говорить.

Садыков А.: Я сам встал?

Шуканов Е.: Да».

**Между тем, на видеосъемке, которую можно посмотреть тут****[[http://il.youtube.com/watch?v=8TQG1x7BMPk]]****, явно видно, что Садыков сам не вставал. Когда подъехала машина, и из нее вышел оператор, Айдос лежал за деревом, на спине, руки его были закованы в наручники, рядом находился сотрудник полиции. В это время к нему побежал Шуканов ивместе с другим полицейским поднял Садыкова.**

**Искажены в протоколе и приговорепоказания свидетеля Халилова, вызванного в суд, кстати, по ходатайству обвинения. Им бы хотелось уделить особое внимание, потому как эти показания характеризуют все дело в общем:**

«Свидетель в судебном заседании показал: «Стоял в наручниках человек, его увести хотели или что, он присел. Присел, ну разговор с балкона я не слышал. Ему дали закурить, он покурил. Потом поднялся, они разговаривали. Через какое-то время появились с кинокамерой двое. Ну вот, в этот момент, когда до этого разговаривали, я этот мобильный телефон вообще не видел. Не видел, его не было. А когда снимала кинокамера, появился на земле мобильный телефон, и о чем там разговор был, я не слышал, не знаю. И после этого как увезли, как уехал я не видел, я вышел с подъезда. Только этот промежуток видел, ни больше, ни меньше».

После чего прокурор задал свидетелю следующие вопросы:

Прокурор: Вы скажите теперь, вот вы сказали, что видели с балкона. А как вы попали на балкон?

Халилов Ю.:Я был на кухне, ну услышал крик – люди, помогите, ну я какие-то минуты, не сразу подошел на балкон, взял сигарету, и вот таким образом из-за крика я попал на балкон и с балкона с этого момента я вот все увидел, когда уже наручники. Еще видел, что ноги содраны, ну все это снималось на кинокамеру, а увидел из-за того, что крик: люди, помогите.

Прокурор: Сколько человек было?

Халилов Ю.: Сотрудники трое, один человек сидел ко мне спиной, где-то метрах в двух где вот все стояли, он вот спиной сидел на корточках.

Прокурор: Что он делал?

Халилов Ю.: Он ничего не делал, ни поворачивался, ничего, сидел и сидел.

Прокурор: Трое сотрудников, один сидел и один, который был в наручниках, всего было пятеро?

Халилов Ю.: Да.

Прокурор: Что происходило вообще? Вот вы говорите, что вышли из-за крика «люди помогите», что-то значит происходило?

Халилов Ю.: Ну вот, я же говорю когда этот крик я вышел на балкон, увидел человека, который был в наручниках. Он сел на землю, дали ему сигарету, он покурил сигарету. После этого я же не наблюдал, я зайду-выйду, после этого они разговаривали, и еще приехали, двое появились, кто снимали.

Прокурор: Скажите, а в отношении, которого в наручниках, говорите, трое сотрудников, какое-то физическое было оказано с их стороны?

Халилов Ю.: Нет, я говорю, когда я видел, не было.

Прокурор: Нет. А со стороны человека, который находился в наручниках?

Халилов Ю.: Нет, в тот момент, когда я видел, не было ничего.

Прокурор: А вот в части телефона, вы говорите, телефон не видели?

Халилов Ю.: Нет, вот когда это первое, вышел на балкон, увидел человека в наручниках, и вот эта первая картина, я тогда телефон не видел, я увидел телефон, когда его начали кинокамерой снимать. А когда, кто это делал, отошли, я увидел что на земле лежит мобильный телефон. А до этого я его не видел, потому что я не обращалвнимания, я вот обратил внимание на сотовый телефон, когда вот так нагнулись и начали снимать что-то.

Прокурор: А человек в наручниках, не заметили, пытался ли оказать какое-то неповиновение?

Халилов Ю.: Нет.

Не отражены вопросы адвоката Лазаревой Т. свидетелю Халилову Ю. и полученные на них ответы:

Лазарева Т.: На землю падал Садыков?

Халилов Ю.: Нет, я этого не видел.

Лазарева Т.: Елозил ли он локтями по земле?

Халилов Ю.: При мне этого не было.

Не отражен вопрос адвоката Ешкеева К. свидетелю Халилову Ю. и полученный на него ответ:

Ешкеев К.: Вы слышали какие-нибудь разговоры?

Халилов Ю.: Разговоры я вообще не слышал, о чем-то разговаривали они.

Не отражены вопросы, заданные председательствующим свидетелю Халилову Ю. и ответы, которые были даны последним:

Председательствующий: Теперь вопрос такого характера. Мы спросили расстояние, 7-8 метров получается вот такое расстояние, так ведь? Вы вышли на крик «помогите». Теперь вот вы выходите и что вы видите?

Халилов Ю.: Вот сразу стоит в наручниках человек, возле него стоят трое сотрудников. И вижу вот типа пойдем, это как словесно я не слышал, типа пойдем, а там потом не знаю, он потом присаживается, человек курит сигарету. Я ухожу, через минуту я выхожу на балкон, он уже покуривший, он уже стоит, и нормально они там разговаривают.

Председательствующий оглашает показания Халилова Ю., данные им на предварительном следствии: «тот активно сопротивлялся, вырывался, чтобы сотрудники полиции его опустили. При этом он падал на землю, пытался сесть, делал всяческие движения, препятствующие его задержанию. Я увидел, что руки его за спиной в наручниках, сотрудники полиции пытались его совестно успокоить и уговорить пройти с ними. Через некоторое время он стал успокаиваться, ему дали сигарету, через некоторое время он окончательно успокоился. Кроме того, рядом сидел еще один мужчина на корточках, держался руками за лицо. Как я понял из происходящего, этот мужчина являлся потерпевшим. В этот момент во двор заехала машина, из нее вышла девушка и мужчина, с видеокамерой, мужчина стал производить видеосъемку. Задержанный стал что-то говорить на камеру, на земле валялся мобильный телефон. После этого я перестал наблюдать».

Халилов Ю.: Я же говорю, что он – как будто его хотели повести, а он не пошел, он присел, но не подал он, я сказал, потом ему дали сигарету, он покурил, но не так.

Председательствующий: Понятно. Вопрос такой: вот вышли на крик о помощи, теперь, когда вы выходите, вы видите, сотрудники полиции его удерживали, он в наручниках?

Халилов Ю.: Человек стоит в наручниках. Что там говорят, я не слышу.

Председательствующий: Что он делает? Стоит спокойно? А сотрудники полиции ругаются или Садыков кричит, перепалка между сотрудниками и Садыковым?

Халилов Ю.: Там ничего такого не было. Он что-то с ними разговаривает в этот момент, но я же это не слышу.

Председательствующий: Ну, наверное, можно было услышать, вы же крик услышали. Секундочку, вы выходите, перепалка между сотрудниками и Садыковым есть или нет, вопрос?

Халилов Ю.: Нет.

Председательствующий: Хорошо, перепалки нет. Теперь между сотрудниками и Садыковым, вы скажите, что это было?

Халилов Ю. Сопротивления не было. Когда он просил о помощи, это был сильный крик, а это почему не слышал, получается, они спокойно разговаривали, вот так.

Председательствующий оглашает показания Халилова Ю., данные им на предварительном следствии: Ну, давайте, теперь такой вопрос: «Видели ли вы как избивали потерпевшего? Ответ – я этого не видел, стал наблюдать уже с момента задержания. Сотрудники полиции хотели его остановить, а он не подчинялся».

Халилов Ю.: Нет,когда он меня спрашивал, я сказал, что я видел человека в наручниках, значит, с ним произошел конфликт, я сам этого не видел. Я так отвечал на вопрос.

Не отражен следующий вопрос адвоката Лазаревой Т. свидетелю Халилову Ю. и полученный на него ответ:

Лазарева Т.: Скажите, вы какие показания поддерживаете, которые сейчас здесь дали, или которые в протоколе зафиксированы?

Халилов Ю.: Я какие даю показания, вот сейчас даю, потому что просто написано по-другому, я выражаю одно, а это выражение пишется так вот».

А вот что получилось в приговоре:

«Свидетель Халилов Ю.Х. суду показал, что 27 мая 2010 года в течении всего дня находился дома по адресу пр. Абулхаир-хана дом 39 кв. 52. Примерно после 10 часов через открытые окна он услышал со двора дома крики о помощи. Он вышел на балкон и увидел, что во дворе дома происходит следующая сцена: трое сотрудников полиции пытались успокоить Садыкова А.Ж. Но тот активно сопротивлялся, вырывался и кричал, чтобы сотрудники полиции его отпустили. При этом он падал на землю, пытался сесть, то есть делал всякие движения препятствующие его задержанию. Затем он увидел, что руки подсудимого были за спиной застегнуты наручниками. Через некоторое время он стал успокаиваться, и полицейские дали ему закурить сигарету, после этого он окончательно успокоился. Кроме того, рядом с полицейскими и подсудимым находился потерпевший Мусенов Б.К., который сидел рядом с нимина корточках и держался руками за лицо. Он видел, что во двор дома заехала машина, из которой вышли девушка и мужчина, у мужчины с собой была видеокамера, и он стал производить видеосъемку, а Садыков А.Ж. стал, что-то говорить в камеру.В этот момент он увидел, что рядом с Садыковым А.Ж. на земле валялся мобильный телефон. После этого он не стал наблюдать за происходящим, а зашел в квартиру. Сотрудники полиции, какое либо насилие в отношении Садыкова А.Ж. не применяли, вели себя вежливо и пытались вести Садыкова А.Ж., держа его за руки, а он, напротив, вел себя агрессивно, оказывал сопротивление, не подчиняясь требованиям сотрудников полиции. Это происходило на расстояниипримерно 4-5 метров от подъезда дома, зрение у него хорошее, поэтому он отчетливо все наблюдал».

Спрашивается, зачем тогда вообще было приглашать свидетеля и опрашивать его, если показания переписаны из обвинительного заключения, хотя сам Халилов от них отказался? И какой интересно закон позволил судье Курмантаеву вообще это сделать?

**Это – только небольшая часть многочисленных замечаний, с помощью которых адвокаты пытались опротестовать протокол судебного разбирательства. Сам председатель городского суда №2 почти сразу после вынесения скандального приговора Садыкову отправился в заслуженный отпуск. Замечания защиты рассматривала его и.о, судья Саитова. Однако Надежда Саитова отклонила все замечания, потому как «в протоколе указанные ими обстоятельства записаны в точном соответствии с показаниями». Однако на аудиозаписи, которую вела сторона защиты, все эти несоответствия зафиксированы. Аудио фиксация обязательно проводится и в суде. Вопрос: что помешало Надежде Саитовой прослушать аудиозапись и выявить откровенную фальсификацию протокола? Плохой слух или другие соображения?**

**Вывод напрашивается сам собой – в городском суде так бессовестно сфальсифицировали протокол, потому что знают, что наказания за это не понесут. Как говорится, ворон ворону глаз не выклюет.**

«У меня складывается впечатление, что суд вообще не хочет объективно подходить к рассмотрению дела. Имеются все воз

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


× девять = 81