Главная » Борьба » Психолого-филологическая и политологическая “экспертиза” по делу Макса Бокаева и Талгата Аяна
aib26Как нам рассказывает интренет портал zakon.kz, в заключениях трёх экспертиз, подготовленных группой специалистов, в том числе и Нагимой Абишевой, заявляется, что представленные материалы содержат «негативную оценку общественно-политической ситуации в стране«. Эксперты пришли к выводу, что “информация, размещённая в социальных сетях, является негативной и может привести к формированию отрицательного мнения к представителям китайской национальности». Также «данные материалы побуждают к митингам».
«В материалах имеются публикации, направленные на закрепление негативного отношения к действующей власти, поправкам в Земельный кодекс, возбуждение протестных отношений» — говорится в заключении экспертов.
Также эксперты пришли к выводу, что материалы «способствуют нагнетанию страха посредством предполагаемых рисков от продажи земли иностранцам».
Это были заключения так называемых экспертов. А теперь я хотел бы спросить этих специалистов — а что криминального во всём этом, или в чём состав преступления?
— “негативная оценка общественно-политической ситуации в стране”
А разве это не правда? Разве казахи живут в демократичной и процветающей стране? Разве грубое и повсеместное нарушение прав человека, да даже элементарное не соблюдение органами власти законов РК, это не обыденность, не повседневная реальность граждан Казахстана? А может запах человеческого мяса от самосожжения граждан это позитивно? Или плач матери и её детей, выселенных в тапочках на улицу, в интерпретации этих экспертов позитив? В стране всё исключительно позитивно, или о негативном законодательство РК запрещает говорить?
— информация, размещённая в социальных сетях, является негативной и может привести к формированию отрицательного мнения к представителям китайской национальности
Ну, а здесь что эти эксперты хотят инкриминировать? Казах не имеет право не любить китайцев, особенно когда понимает, что китайцы хотят завладеть его землями? А может казах должен, нет обязан, влюбиться в китайца, когда видит как тот поедает человеческие эмбрионы? Или суждено казаху гордиться своим восточным соседом за то, что тот заживо варит живую собаку, а другую заживо обжигает пламенем паяльной лампы? Казах не имеет право ненавидеть ханьцев за подобные поступки? Эксперты отказывают нам в праве иметь природой заложенные эмоции и выражать негодование в защиту живых существ? Всё китайское закон РК обязывает одобрять?
— данные материалы побуждают к митингам
А разве мирные митинги запрещены Конституцией РК?
— в материалах имеются публикации, направленные на закрепление негативного отношения к действующей власти, поправкам в Земельный кодекс, возбуждение протестных отношений
А имеется ли закон запрещающий критиковать власть? А может принимаемые законы что-то запрещает критиковать? Или деятельность депутатов на законодательном уровне табу? А касательно возбуждения протестных отношений — что запрещает это делать, если нет призывов к насилию?
— способствуют нагнетанию страха посредством предполагаемых рисков от продажи земли иностранцам
Ключевое слово “предполагаемых”, ибо человек имеет право прогнозировать, предвидеть, предчувствовать, мыслить, приходить к умозаключениям и как следствие предполагать. Также человеку никто не вправе запрещать иметь страх. Плюс к этому надо добавить, что Конституция РК не запрещает делиться своими мыслями и опасениями.
Резюме — предоставленная «экспертиза» образно, но точно выражаясь, курам на смех, ибо посты и высказывания Макса Бокаева и Талгата Аяна ничего противоправного в себе не содержат. Мне также хотелось бы спросить проводивших экспертизу “экспертов”, по каким критериям они оценивали высказывания обвиняемых — по теоретическим, ценностным или практическим? Также этим экспертам хотелось бы напомнить азбуку оценок — не оценки конституируют ценность, а ценность делает возможной оценку. Исходя из этого, система ценностей не может быть рассмотрена как результат оценочного познания, подобно тому, как система знаний является результатом внеоценочного познания.
Справка: Абишева Нагима Асимхановна — главный эксперт лаборатории специальных исследований Института судебной экспертизы по г. Алматы, по программе Болашак училась в Лондонской школе экономики и политических наук (LSE). Также являлась экспертом в группе экспертов, на основании экспертизы которых суд признал Владимира Козлова виновным в “разжигании социальной розни, призывах к свержению строя и организации преступной группировки”.

ERIK KLYSHBAYEV

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


4 − = три