Главная » Анализ » Какой террор имеет место в Казахстане?

«В Казахстане отсутствуют предпосылки для развития терроризма, но угроза его появления реальна», считает председатель комитета национальной безопасности РК (КНБ) Нуртай Абыкаев. Мы задались вопросами, что это – страхи Акорды или навязывание страхов всему обществу? И какова истинная природа политического террора в Казахстане?

«В целом, благодаря политике президента и руководства страны, в Казахстане отсутствуют прямые предпосылки к терроризму. Однако, его угроза вполне реальна в силу влияния ряда внешних факторов, главной из которых является близость к очагам террористической этнорелигиозной напряженности», — сказал глава КНБ, выступая на конференции по успешным стратегиям, эффективной политике и передовому опыту по предотвращению терроризма 14 октября в Астане. По версии властей иностранные силы извне спят и видят, как организовать вакханалию террора и произвола, а адепты, таких деструктивных идей уже якобы толпами наводнили улицы городов и аулов страны. Поэтому и надо укреплять стражей порядка и спокойного сна граждан в лице вездесущих спецслужб. И действительно надо приложить гигантские усилия, чтобы в стране, где не было до сих пор ни одного признанного теракта, посадить как можно больше «террористов».

Но если присмотреться внимательно к подобным рода заявлениям чиновников такого ранга, руководящих силовыми ведомствами, то можно увидеть смесь тех веяний и настроений, царящих на сегодняшний день в дворцовых палатах Акорды. Это и животный страх перед опытом и примером киргизской революции, это и желание превратиться в региональную державу с претензиями на осуществление «миротворческой» миссии в отношении соседних стран и народов. Это и попытка выдать за борьбу с мнимой угрозой терроризма уничтожение протестных движений, религиозных течений и их лидеров, а также окончательно законсервировать репрессиями общественную жизнь в стране. Это и стремление под шумок очередной кампании получить неограниченные полномочия, которые ой как пригодятся при переделе собственности и власти в случае ухода главного суперарбитра.

Меняется и облик террористических угроз. Если в 90-ые годы спецслужбами и властью муссировалась опасность отторжения северных регионов страны посредством «русского национального сепаратизма» в лице казачьих и славянских организаций, в результате чего на свет появился инспирированный в 1998 году «мятеж группы Пугачева» в Усть-Каменогорске, то теперь вектор подрывных действий сместился на юг. Главными пугалами и страшилками в глазах обывателей стали теперь подозрительные бородатые мусульмане и женщины в хиджабах и парандже, а также неустроенные оралманы и внутренние мигранты, объявленные с легкой руки властей «социально опасными элементами».

Гонения мусульман

В действительности так называемая борьба с терроризмом на самом деле сводится к борьбе с инакомыслием в рядах простых мусульман, которые не желают идти в фарватере официальной политики Духовного управления мусульман Казахстана (ДУМК). Повальная ложь, бюрократия и коррупция, обслуживание интересов Акорды и местных властей вызывают голос протеста многих молодых мусульман, которые пытаются найти альтернативу сгнившей системе официального ислама. Подавление посредством открытых репрессий этих оппозиционных настроений, стало единственным средством властей запугать паству и не допустить разложение официальных структур духовенства.

Преследуются адепты и мирных сект и течений ислама в Казахстане, произвольно причисленных спецслужбами к террористическим организациям. Так сотни активистов «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (партии Исламского Освобождения) были арестованы и осуждены к длительным тюремным срокам. Раскручивается маховик репрессий и в отношении членов общественного объединения «Сеним. Билим. Омир» суфийского толка. Так 1 октября спецслужбами был помещен в СИЗО руководитель алматинского филиала этого религиозно-философского кружка профессор, доктор технических наук Саят Ибраев, обвиненный в «незаконном лишении свободы лица, не связанном с его похищением». Лидер Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков указывает в прессе о трагической судьбе лидера малой мусульманской общины Актюбинской области Азамата Каримбаева, который погиб в застенках в декабре прошлого года при загадочных обстоятельствах и со следами пыток и избиений.

Сотни людей в Казахстане сидят сейчас за «терроризм», однако спецслужбы до сих пор не обнаружили ни одного склада с оружием и боеприпасами, не предотвратили и не раскрыли ни одного предполагаемого теракта. Не были раскрыты сотрудниками КНБ за последнее десятилетие сети и ячейки реально, а не вымышленных, действующих групп известных террористических организаций и движений национально-религиозного или сепаратистского толка в Казахстане, так как они, видимо, хорошо законспирированы. Мы уже не говорим о разоблачении агентурных сплетений и резидентов иностранных разведок. Зато растут как грибы различного рода дела в отношении мнимых «террористов» из числа обычных мусульман, которых пачками записывают в ваххабиты или в боевики выдуманных организаций.

В целом понятны и страхи Акорды перед политическим исламом, влияние которого растекается по просторам Центральной Азии и здесь видна со всей очевидностью неспособность властей предотвратить или замедлить этот процесс. И это головная боль не только режима в Казахстане, но и бывшей партийной номенклатуры в Ташкенте, Ашхабаде и Душанбе. В ситуации отсутствия государственной идеологии, реальных партий, идейных течений и демократических свобод, сильных общественных объединений и независимых профсоюзов, классовая борьба и недовольство диктатурой все больше проявляется через несистемные и запрещенные формы политической активности и выражения протеста. Поэтому нишу и вакуум заполняют религиозные и националистические учения, но арестами, провокациями и убийствами лидеров, то есть рефлексивными действиями, прогнивший насквозь аппарат лишь множит врагов режима.

Государственный терроризм

Если и есть в стране реальные проявления терроризма, то они имеют только характер сугубо государственный и направлены, как против политических оппонентов, так и против социальных движений и рабочего класса. В первую очередь оно выражается в нападениях и провокациях в отношении профсоюзных активистов и радикальных деятелей оппозиции. Избиениям со стороны групп профессиональных хулиганов «особого назначения» подверглись в разное время лидер нефтяников Жанаозеня Мухтар Умбетов и его соратники по независимому профсоюзу, Айнур Курманов и его соратники по Социалистическому Сопротивлению, журналист Игорь Ларра, лидер оппозиции Актюбинской области Айдос Садыков, профсоюзный деятель Костанайской области Игорь Колов, известный правозащитник Вадим Курамшин, экономист и «борец с банками» Джамбул Тулегенов, а также заместитель председателя общественного объединения горняков «Шахтерская семья» Тахир Мухамедзянов. И этот список можно продолжать бесконечно.

Естественно, что никто из нападавших не был найден и привлечен к ответственности. Причем сами подвергшиеся нападению Айдос Садыков, Вадим Курамшин, Игорь Колов и Ермек Нарымбаев сами были арестованы и в отношении них были возбуждены уголовные и административные дела якобы за «хулиганство» и злостное сопротивление полиции. Давление и преследование активистов, особенно тех, кто принял участие в референдуме по сложению полномочий действующего президента, приобретает все более горячие формы, которые без всяких оговорок можно назвать терроризмом. Это в первую очередь взрыв автомашины и гаража деятеля «Шахтерской семьи» Тахира Мухамедзянова и постоянные угрозы его физического устранения, а также поджог офиса Коммунистической партии Казахстана в Уральске.

По сведению различных правозащитных групп и независимых журналистов в Казахстане давно действуют группы боевиков, действующие под различными прикрытиями общественных объединений, спортивных клубов, молодежных группировок. Хотя они формально не связаны со спецслужбами, но через посредников и за счет финансовых источников из властных структур, выполняют определенные задания по запугиванию, нападениям, организации аварий и терактов в отношении лиц и движений, признанных «деструктивными» и «опасными». Через их каток прошли многие активисты и деятели оппозиции и рабочего движения, и, похоже, что их деятельность и численность будет усилены в разы.

Дворцовые войны

Другой подоплекой данной кампании, является также потребность узкой группы лиц в окружении президента сконцентрировать неограниченные полномочия, дающие возможность бесконтрольного применения арестов, инициирования уголовных дел и организации преследований в отношении любых лиц в составе самого государственного аппарата, заподозренных в измене. Поэтому заявления об «опасности терроризма» носит и отголосок внутренней борьбы и боязни перерастания ее в настоящую драку, в случае малейшего ослабления позиций стареющего президента. Спецслужбы, ослабленные в результате внутренних чисток и проигрыша в борьбе с руководством финансовой полиции, то есть с представителями «южан», жаждут реванша и установления контроля над всеми силовыми ведомствами страны.

Поэтому «антитеррористические инициативы» вписываются в сложные хитросплетения дворцовых интриг и политических перегруппировок в Акорде. Возможно это один из шагов в формировании новой диктатуры, призванной «сохранить и осуществить преемственность власти» в случае непредвиденных обстоятельств, чтобы предотвратить возможный хаос постназарбаевского периода и осуществить передел власти и собственности посредством, в том числе и силовых ведомств. Сегодняшние обвинения в заговоре, массовые чистки, отставки и аресты, тоже признаки надвигающейся волны перестройки государственного аппарата и раскола бюрократии и вполне возможно, что истинных «террористов» найдут в рядах именно нынешних высокопоставленных чиновников.

В связи с этим и с новым электоральным периодом выборов в Мажилис Парламента интересен и факт появления проекта по созданию национально-религиозной партии «Жанарту», который напоминает идеи племянника президента и чекиста Кайрата Сатыбалды. Хотя эти идеи могли быть использованы и другими силами в администрации президента, а также направлены против южан. Но тенденция показывает, что эту карту, похоже, пытаются использовать в разных целях разные игроки.

Региональный империализм и интересы корпораций

Не надо также забывать, что фактически власти используют также традиционные страхи и жупелы Запада в отношении опасности терроризма и экстремизма, которые могут быть угрозой для экономической деятельности добывающих транснациональных компаний в регионе. И для этого разыгрывается данная сцена, с целью укрепления связей с европейским истеблишментом, для оправдания собственных действий по подавлению социально-протестных и религиозных движений в Казахстане и в соседних республиках, а также для нагнетания истерии внутри страны и закручивания гаек в общественной жизни.

Так, видимо, и стоит рассматривать заключительные слова Нуртая Абыкаева, сказанные в преддверие саммита глав государств ОБСЕ: «Думается, что это станет еще одним полезным практическим шагом ОБСЕ к совместным действиям по созданию надежного заслона любым террористическим угрозам». Казахстан, продолжил он, рассматривает вопрос обеспечения своей безопасности и всего региона ЦА от террористических угроз, как неотъемлемую часть глобальной системы безопасности. Если же перейти от дипломатических изысков, то речь идет о сохранении и гарантировании стабильности осуществления интересов империалистических держав и ТНК в регионе и желание представить Астану в качестве незаменимого регионального арбитра и оплота контрреволюции в Центральной Азии, что чрезвычайно ценно в глазах нефтедобывающих корпораций.

Фактически все эти методы не новы и скопированы с действий правящих буржуазных партий и клик, заинтересованных за счет широкомасштабных кампаний против терроризма, в свертывании социальных и политических прав своих граждан, для усиления контроля и роли финансовых олигархий. И здесь руководство Казахстана понимает правила игры и свою роль в мировом разделении труда и такими заявлениями пытается уверить западный капитал в безопасности их деятельности по разграблению трудовых и природных ресурсов страны. Показуха и кампанейщина, здесь призваны создать благоприятную картину и желание бывшей партийной номенклатуры участвовать в общем мировом порядке.

Повествование хочется закончить комментарием одного из тысяч пользователей интернета, который высказал свою трезвую и гневную позицию в отношении новых инсинуаций казахстанских спецслужб на одном из сайтов (орфография и пунктуация сохранены): «Старики, инвалиды, дети, молодежь… Все они под ударом, и не какого-то мифического террориста, а нашей «нормальной», так сказать, жизни. Зачем нам саммиты ОБСЕ, за которые мы должны платить своими пенсиями, пособиями своих детей и зарплатой бюджетников? Саммит ОБСЕ — это не-построенные больницы, школы, детские сады, дороги, жилье для народа. Саммит ОБСЕ — это не-проведенные водопроводы, ведь более четверти нашего народа не имеют доступа к чистой питьевой воде. Разве это все — не терроризм??? Террористы — это выродки, которые мешают людям жить простой человеческой жизнью, растить своих детей, радовать своих стариков. Так кто они, настоящие террористы?».

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


1 + девять =