Главная » Без рубрики » Открытое обращение к депутату нижней палаты Парламента госпоже Соловьевой и представителю администрации Президента РК господину Абишеву

Десятки зафиксированных за прошедший год преступлений против личности в казахстанских тюрьмах, в том числе и беспрецедентные по своим масштабам, когда массово гибли люди; публикации предсмертных писем заключенных, в которых они прямо обвиняли руководство УИС в преступлениях, предусмотренных статьей 102 УК РК «Доведение до самоубийства», массовые самоувечья заключенных с одной лишь целью — довести до широкой общественности зверства тюремных надзирателей, всю порочность как самой пенитенциарной системы, страдающей диагнозом «всеобъемлющая коррупция», так и квази-правозащитной деятельности представителей Бюро по правам человека, члены которого входят в общественно-наблюдательные комиссии при колониях и открыто выступают в качестве адвокатов тюремной системы, принимая жалобы от осужденных, затем отдавая смельчаков, бросивших вызов на растерзание изуверам в погонах — так и не принесли какого-либо улучшения в обращениях с осужденными. Более того, события последнего времени наглядно демонстрируют, что первое руководство КУИС РК в лице Кусетова, его заместителя Саламатова дали установку по всем колониям севера еще более ужесточить обращение с заключенными. Это подтверждается активизацией, как со стороны сотрудников колоний, так и их помощников из числа осужденных, как правило, за наиболее бесчеловечные преступления по подавлению воли жертв пыток на защиту от жестокого бесчеловечного обращения. Осужденных начали практически открыто калечить. Последние два вопиющих случая с судьбой Соколова Максима Анатольевича, которому сотрудники колонии г. Атбасара по прибытию этапом в карантинном помещении сломали позвоночник, его обращение в прикрепленном, а также чудовищные факты нанесения увечий осужденным, содержащимся в колонии п. Жаман сопка Северо-Казахстанской области, где в июле этого года произошли массовые акции самоувечий против голода, пыток, отсутствия в необходимом для жизни объеме питьевой воды, где весь руководящий состав колонии — члены одной семьи Жусуповых. Так, после вышеупомянутых акций протеста часть заключенных развезли по другим колониям. При этом, осужденного Гапонова вывезли в наиболее жесточайшую колонию Казахстана для пожизненно заключенных п. Житигора Костанайской области и поместили в камеры, отведенные для содержания пожизненно заключенных, что есть открытое нарушение уголовно-исполнительного законодательства, т.к. режим содержания у каждой группы заключенных должен быть разный. С точки зрения законности, Гапонов не может содержаться с осужденными к пожизненному заключению совместно. Следует заметить, Гапонов поступает в данную колонию уже третий раз за период отбытия одного срока. Именно Гапонов в 2007 году передал в СМИ детальное описание имевшего место убийства заключенного в данной колонии, с именами и подробным описанием события преступления. УИС тогда данное ЧП списало на то, что «упал с автозака». Я в данное время нахожусь в п. Житигора, поддавшись на мольбы его супруги, матери троих детей, которая от отчаяния находится на грани психического срыва. Гапонов и его супруга, также были участниками телефонного круглого стола на «Радио Азаттык», где помогали в разоблачении сотрудников Бюро в сговоре с системой УИС. В настоящее время мне уже четвертый раз отказывает администрация данного учреждения в выдаче доверенности от осужденного Гапонова на подачу жалоб в его интересах в государственные органы, давая лживые пояснения, что Гапонов не обращался к ним с просьбой выдать на меня доверенность. Раз за разом, приезжая в колонию, что за сотни километров от г. Костанай, где я нахожусь в связи с убийством сотрудниками колонии п. Кушмурун Каната Мухаметкалиева по доверенности его родителей, мне отказывают в получении доверенности. При этом, 15 декабря у административного помещения колонии Житигоры имело место попытка сотрудников тюрьмы задержать меня и присутствовавшего со мной журналиста газеты «Азат» Жунусова Алимжана, объясняя свои действия поступившей командой из КУИС РК!Репрессиям подвергаются не только осужденные, которых вывезли из колонии Жаман — сопки с семейно-клановой формой правления, но и те осужденные, которые остались в застенках этой бесчеловечной зоны. Последний пример: 10 декабря администрация колонии решает очередной раз подвергнуть избиениям осужденных, не состоящих в добровольных организациях (не являющимися помощниками надзирателей) руками самих членов СПП (заключенные из числа активистов колонии). Ряд осужденных подвергаются физическим пыткам, а осужденный Сафронов получает увечья в отряде № 6, где отбывают преимущественно актив колонии и изолируется в ШИЗО. В медицинской помощи Сафронову отказано. 14 декабря в 19.30 заместитель начальника ИК по РОР Байтасов вызывает к себе в кабинет осужденного Бердыкул Абдыкуловича Абдукадырова, где ему уготована расправа. В момент, когда заключенный проходил по коридору, направляясь в кабинет к Байтасову, на него со спины напал дневальный РОРа Канипов Феликс, владеющий приемами рукопашного боя. Его администрация колонии специально содержит отдельно от других, обеспечивая индивидуальным рационом питания и постоянными тренировками в спортивном зале для сотрудников колонии, в ответ на что активист-изувер исправно отрабатывает избиениями неугодных администрации осужденных. Канипов черенком от лопаты ломает осужденному Абдукадырову ключицу, перебрасывает его со второго этажа на асфальт и продолжает забивать его уже на глазах всего контингента осужденных. В настоящее время Бердыкул Абдукадыров тщетно ожидает реакции прокуратуры, а также медицинской помощи.Объективности ради замечу, что после акций самоувечий на первых порах УИС приняло меры по нормализации обстановки в колонии, последовало обеспечение продуктами, вещевым довольствием, избиения на некоторое время прекратились. Но после того, как в СКО был переведен скандально известный бывший начальник УИС по Караганде Шотаев на ту же должность в СКО, действительность в застенках стала приближаться к критической. Тот самый Шотаев, которого прямо обвинял в своей смерти самовольно ушедший из жизни Максим Кожанов, отснявший видеоролик с избиением осужденного Карауш сотрудником ИК. Именно Шотаев лично, по утверждениям покойного Максима, подвергал его жесточайшим пыткам с целью оговорить себя и других осужденных. Шотаев дезинформировал широкую общественность в том, что скандальный ролик, облетевший все телеканалы РК, отснят не на территории колонии Карагандинской области, позже генпрокуратура РК официально заявила — ролик отснят на территории ИК.Ситуация требует вмешательства властных сил, не заинтересованных в процветающей коррупции в УИС, а равно как и в преследованиях заключенных. Прошу адекватного реагирования, беспристрастной проверки изложенных выше фактов.Правозащитник Вадим Курамшин 87772861948; [[[email protected]]]. Номер телефона Натальи Гапоновой: 87772189456Заявление

[[http://www.socialismkz.info/_nw/9/50729095.jpg|{{http://www.socialismkz.info/_nw/9/s50729095.jpg|s50729095.jpg}}]]От осужденного Соколова Максима Анатольевича, отбывающего наказание в УЧ. ЕЦ. 166/4. Поводом моего заявления послужило то, что в данном учреждении применяются пытки, в результате которых я получил травму позвоночника. По прибытию меня подвесили на простынях, руки и ноги были вывернуты назад. Эта процедура применялась ко мне не однократно. Все эти пытки записывались на видео камеру, для устрашения других осужденных или для коллекции семейного видео. За время отбывания наказания в данном учреждении в отношении меня регулярно применялась физическая сила, со стороны режимно-оперативного отдела. Держа в страхе всех осужденных, пользуясь положением, применяются неправомерные действия к осужденным. Жалобы касаемые избиения со стороны сотрудников не принимаются, а если осужденный настаивает, то это присикается в виде физической силы. Я и сам стал жертвой такого насилия. Получив травму позвоночника, стал инвалидом. В моей медицинской карте есть все необходимые документы, подтверждающие данный факт. На основании выше изложенного прошу Вас возбудить уголовное дело в отношении сотрудников режимно-оперативного отдела, в превышении полномочий, повлекшие за собой тяжкий вред моему здоровью, в лице капитана юстиции Невидомского и его подчиненных.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


− 2 = три