Главная » Анализ » Тунисская революция… арабская революция?

Есть у революции начало…

Поводом для масштабного по своему размаху протестного движения в небольшой арабской стране послужило обыденное, по сути, происшествие, но характерное для нынешнего тунисского общества. — Повозка молодого торговца фруктов была конфискована полицией, поскольку у него не было необходимого разрешения. Это означало, что человек просто-напросто лишался последнего средства существования, в то время как фрукты из его повозки в этот день оказались на столе полицейских. В стране, где бедняки не знают справедливости, молодой торговец в отчаянии совершил акт самосожжения прямо в людном месте. Он не мог смириться с тем, что станет обузой для своей семьи.

Иногда, как происходило не раз в истории и даже последнее время, подобные действия отчаявшихся людей становятся «последней каплей», которая переполняет чашу терпения, и происходит взрыв недовольства. Так произошло и в этот раз в Тунисе — небольшой арабской стране, которая славилась своей «стабильностью». Начавшись в Сиди Бузид и других городках менее развитых центральных и западных регионов страны, волна протестов распространилась на весь Тунис. Люди вышли на улицы, протестуя против невыносимого положения, высочайшего уровня коррупции властьимущих, против нищеты, жалкой жизни и отсутствия перспектив и надежд на достойное будущее.

Движение часто инициируют молодые образованные безработные. — В Тунисе 37% получивших образование в течение 3,5 лет после окончания учебного заведения не могут найти работу. Протесты вовлекли практически всю молодёжь, включая значительную прослойку городского населения севера страны и прибрежной туристической зоны.

Репрессии и политизация

Как всегда, правительство Туниса отреагировало на протесты жёсткими репрессиями. Президент в своих первых заявлениях не скупился на ругательства в отношении протестующих, обвиняя во всем некие «внешние силы», заинтересованные в дестабилизации ситуации в стране. Власти арестовали многих молодых блоггеров, чтобы попытаться пресечь распространение объективной информации о происходящем, любые оппозиционные голоса. Правительственные силы использовали огнестрельное оружие против манифестантов, в начале января Касрейне полицейские стреляли в демонстрантов с крыш. Точной информации о количестве жертв нет, но речь идёт о десятках человек.

Если по началу тяжёлая социальная ситуация и отсутствие перспектив для молодёжи стали первыми раздражителями протестного движения, то очень скоро уже вся структура режима оказалась под вопросом. За экономическими требованиями встали политические, протестующие потребовали отставки президента Зин аль-Абидина бен Али. Движение приняло массовый характер, особенно среди молодёжи, забастовки распространились по университетам и колледжам. Правительство запаниковало и объявило о закрытии всех университетов и школ, прекращении спортивных мероприятий и, в итоге, ввело комендантский час.

Движение все больше принимало характер настоящего восстания. Несмотря на то, что местные СМИ говорят о «массовых беспорядках», протестующие атаковали в основном правительственные учреждения. Главное профсоюзное объединение UGTT, несмотря на тесные связи некоторых своих лидеров с режимом, было вынуждено встать на сторону движения. Четыре профсоюза (транспорта, образования, здравоохранения и портовых работников) завили о необходимости всеобщей забастовки. В забастовке адвокатов приняли участие более 90% адвокатов.

Вообще профсоюзы играли заметную роль в развитии движения. Похоже, что профсоюзные лидеры низшего звена стали лидерами многих выступлений наряду со студенческими лидерами и некоторыми правозащитниками и оппозиционными политическими активистами.

Избавиться от полицейской диктатуры

Тунис находился в «ежовых рукавицах» диктатуры Бен Али со времени конституционного переворота в ноябре 1987 года. Полиция, включая так называемую «гражданскую» полицию, могла задерживать кого угодно по любому поводу. Недовольство вызревало в течение многих лет.

Политика Бен Али всегда служила интересам богатых и империалистов, особенно французским и итальянским. Два года назад Николя Саркози даже не постыдился заявить, что «демократия добилась большого прогресса при Бен Али».

Властный клан монополизировал все богатства страны, коррупция и кумовство стали нормой, в то время как большинство людей живут в экстремально тяжёлых обстоятельствах. Вся политическая жизнь находилась под контролем режима. Вся политическая оппозиция на самом деле искусственна, и партия Бен Али — просто была всего лишь машиной для карьерного роста тех, кто удовлетворяет желания клана президента.

Правительство попыталось сокрушить движение, однако все предложенные им «меры» — были не просто недостаточны, но просто лживы и смешны. Мёртвому припарки! Экономическая политика режима служила лишь интересам европейских ТНК, тогда как местные политики получают свою долю за свои услуги. От 40 до 60% рабочей силы вынуждены работать в неформальном секторе экономики. В то же время огромные зоны свободной торговли были созданы в Безерте, Тунисе и проч., где профсоюзное законодательство не действует, а зарплаты абсолютно нищенские. Все в интересах транснациональных корпораций! Инфраструктура, особенно транспорт, в городах с растущим населением совершенно не соответствует нуждам общества.

Очевидно, что от правящей клики не следовало ожидать никаких демократических прав на блюдечке с голубой каёмочкой. Её монопольное положение позволяло до сих пор богатеть ее представителям. Однако верхушка, оторванная от реальной жизни, просто не до конца понимала, что на этот раз размах и глубина протестов — небывалая для страны, и у движения есть революционный потенциал.

Час Икс

Решающий момент настал, как ни странно, с новой попыткой экс-президента утихомирить движение. В четверг, 13 января, Бен Али обратился с новой речью к народу, ставшей сенсацией.

Тогда ещё глава государства заявил народу, что он «понял» их послание, что от него многое скрывали безответственные люди в его окружении, и он принял решение о том, чтобы их наказать. До этого выступления в отставку были отправлены глава МВД, губернаторы наиболее «буйных» провинций, некоторые советники президента.

Однако главной сенсацией стало заявление Бен Али о том, что «пожизненные президенты» стране не нужны, он уже в преклонном возрасте и не собирается выдвигать свою кандидатуру на выборах 2014 года.

По сути, напуганный диктатор просил народ подождать ещё 3 года… Но после 23 лет диктатуры бунтующая улица не хотела больше ждать и дня. С этого момента ситуация развивалась молниеносно.

Уже на следующий день десятки, если не сотни, тысяч людей вышли на улицы городов. В столице Тунисе море манифестантов заполнили площадь перед зданием Министерства обороны. Никакие попытки подавить выступления не имели положительного эффекта, вместе с картинками избиений демонстрантов в эфире новостных телеканалов все чаще стали проскакивать и сцены братания протестующих и рядовых служащих полиции и сил безопасности.

К вечеру пятницы Бен Али бежал из страны, первый министр Мухаммед аль-Ганнуши завил о том, что принимает на себя полномочия президента, поскольку последний «временно» не может исполнять свои обязанности. Манифестации в разных частях страны тут же выдвинули требование всем высшим функционерам отправляться в отставку.

На другой день тунисцы проснулись уже в другой стране.

Жасминовая революция

Расположенный на северной оконечности африканского континента Тунис известен своей относительно богатой для пустынных арабских стран растительностью. Арабы называют его «Зелёный Тунис». Поэтому СМИ быстро окрестили восстание тунисцев «жасминовой революцией», присвоив движению название наиболее характерного для страны цветка.

Однако звучное название в духе «розовых», «тюльпановых», «кедровых» и прочих цветных революций не может скрыть на этот раз отличия последних от событий в Тунисе.

На протяжении десятилетий Бен Али выжигал кровью и железом всяческую, даже довольно умеренную оппозицию. Когда люди вышли на улицы в декабре 2010, по сути, ими никто не руководил. Жасминовой революции ещё только предстояло рождать своих лидеров и своих мучеников.

В руках манифестанты несли хлебные лепёшки — простой символ борьбы за достаток и свободу. Поначалу снятые чуть ли не на мобильный телефон кадры протестов демонстрировали простую картину тунисских рабочих, безработной молодёжи с простыми лозунгами и требованиями.

Никаких признаков страшных бородачей в тюрбанах не наблюдалось вовсе. «Светские» арабские диктаторы в течение многих лет получали поддержку запада из-за «зелёной угрозы» и «иранского сценария». Западные аналитики-«реалисты» откровенно признавались порой, что арабские страны не готовы к демократии, и потому «светская диктатура» лучше новых «талибанов» и муллократий.

Однако тунисцы вышли на улицы не с лозунгами о «халифате» или «шариате», а с требованиями работы, свободы, возвращения награбленного народу. Наоборот, на картинках с демонстраций мелькало красное полотнище с Че Геварой, красные знамёна появлялись потом и на акциях солидарности в других арабских странах. Классовый инстинкт на удивление точно «вёл» бурлящие массы, несмотря на недостаток организации и традиций борьбы у молодого поколения.

«Народное единство» и народные комитеты

Нехитрые экономические и демократические лозунги и требования движения в самом начале очень быстро политизировались, хотя ясной политической программы так и не было выработано. Манифестанты требовали «власти — народу», возвращения присвоенной функционерами режима собственности народу, положить конец коррупции и непотизму.

По сути это означало в общей форме сформулированные требования национализации, управления и контроля со стороны масс.

Однако рассыпающийся на глазах «обезглавленный» режим не собирался сдаваться и буквально сразу же выдвинул лозунг формирования «правительства народного единства», который был воспринят многими оппозиционными силами, включая запрещённую Коммунистическую рабочую партию. Оппозиционеры до сих пор, видимо, не до конца верят в то, что режиму пришел конец, и готовы пойти на компромисс с его остатками.

После единоличного правления на протяжении 23 лет за сутки в Тунисе сменились аж три главы государства. Первый министр не пробыл на посту и дня, поскольку под давлением уступил полномочия первого лица до избрания нового президента спикера парламента, как того требует нынешняя конституция страны. Правда, спикер тут же поручил коллеге первому министру сформировать новое «коалиционное» правительство. Очевидно, высшие функционеры режима Бен Али пытаются пока держаться вместе, опасаясь непредсказуемых последствий народной революции.

Между тем аппарат рассыпается на глазах, но не сдаётся без боя. В выходные дни города страны захватила волна беспорядочного насилия и мародёрства. Очевидцы говорят, что некие люди на легковых машинах ведут беспорядочную пальбу в жилых окраинах. По утверждениям многих, за этим стоят наиболее лояльные экс-президенту элементы в репрессивных органах, которые боятся потерять власть и привилегии, а также оказаться на скамье подсудимых. Перед ними всё больше угрожающих примеров: один за другим в стране задерживаются по обвинению в коррупции члены семьи экс-диктатора, арестован бывший глава МВД.

В ответ на распространение насилия и мародёрства по всей стране стихийно формируются «народные комитеты» жителей для защиты жилых кварталов. Очевидцы говорят, что значительную роль в них играют тунисские женщины (!) и в ряде районов им удаётся справиться со своей задачей. Наблюдатели из Туниса также сообщают, что ситуацию, по сути, контролируют только эти комитеты и ещё армия.

Пока не ясно, как идея «правительства народного единства» воспринимается широкими массами. Однако очевидно уже сейчас, что абсолютное большинство не потерпит «единства» с остатками павшего режима, который грабил страну и держал народ в страхе в течение десятков лет.

Кроме того, такое «народное единство» будет означать скорую консолидацию буржуазных сил и партий, включая исламистов, и при поддержке «левых» оппортунистов в защиту собственности, потому что под «возвращением награбленного народу» буржуа понимают всего ли перераспределение собственности от одних к другим, даже если при этом придётся временно что-то «национализировать».

Тунис, Алжир, Египет… далее везде

Ещё в своей начальной фазе тунисские события повлияли на ситуацию в соседнем Алжире, где также прошли мощные протесты и волнения со схожими требованиями. Ещё до бегства из страны бывшего диктатора волнения охватили и маленькую Иорданию. Однако после известий о крахе диктатуры в Тунисе многие арабские страны и арабские диаспоры в Европе охватили акции солидарности с тунисским восстанием.

Уже в пятницу, сразу после бегства Бен Али, в Каире десятки людей устроили демонстрацию ликования у посольства Туниса в Египте. На протяжении нескольких последних лет самую эту крупную арабскую страну сотрясают стачки, забастовки и протесты. Тунисская революция может придать мощный импульс движению в Египте, и именно режим Мубарака в этой стране вполне может пасть следующим.

На следующий день демонстрации прошли и в одной из беднейших стран — Йемене. Одна из манифестанток заявила в интервью одному из спутниковых телеканалов: «Отсюда, от здания посольства Туниса, народ которого сверг своего диктатора, я говорю президенту Йемена — он ещё увидит новый «тунис» уже здесь, в нашей стране».

Арабских лидеров охватило страх и оцепенение. На официальном уровне пока не слышно никаких внятных комментариев. Саудовский король, видимо, считает себя достаточно уверенным, чтобы принять бывшего диктатора Туниса. Да, их отношения были натянутыми, ведь Бен Али боролся с исламистами, однако это разногласие, видимо, совсем несущественно перед угрозой арабской революции.

Только на радость любителям «Зелёной книги» и прочих джамахирий выступил лидер Ливии, «король королей Африки» и прочая и прочая Муаммар Каддафи. Выступая в брежневском стиле бессменный лидер Ливии на протяжении более 40 лет принялся в обращении к народу соседнего Туниса… защищать только что бежавшего из страны диктатора. «Почему же вы не подождали ещё три года?», «лучше Зина не найти», «события показывают, что Тунису нужна Джамахирия» — его маразматические заявления заставляли и плакать и смеяться одновременно. Пока огромные ресурсы позволяют известному арабскому паяцу держаться на плаву, но волна арабской революции не пощадит и его с кучей наследников.

Восстание в Тунисе продемонстрировало не только слабость отдельного арабского режима, который казался очень прочным и стабильным еще пару месяцев назад, оно показало слабость подобных режимов вообще, и важность региональной и международной солидарности.

Тунис важен для всего региона, и весь регион — для Туниса. Присоединение к движению ключевых стран — Алжира, Египта и других может стать и залогом успеха движения в самом Тунисе.

Арабские и другие народы региона никогда не смогут быть едины в рамках капитализма и империализма, порождающих неравномерное развитие, зависимость, эксплуатацию и нищету. Единство может быть достигнуто лишь при развитии новой экономической базы — на основе общественной собственности и демократической плановой экономики.

Единство региона может быть только социалистическим, а успех социалистического развития в свою очередь нельзя представить в изоляции, без единства и интеграции.

«Мы больше не хотим так жить» или что дальше?

Восстание должно найти путь для развития. Ситуация серьезно изменилась и продолжает меняться прямо на глазах. Политические дискуссии идут повсюду, однако пока не достаёт стратегии и массовой организации рабочих, молодёжи, мелких фермеров и городской бедноты. Поэтому крайне необходимо сейчас развивать и укреплять «народные комитеты», создавать комитеты в рабочих и бедных кварталах, университетах, школах и на рабочих местах, а также комитеты рядовых военных и полицейских, чтобы развивать координацию действий и развития стратегии для свержения режима.

Большинство жителей Туниса не хотят жить так, как они жили все эти годы. Бен Али сам сменил на посту президента Бургибу после «хлебных бунтов» 1984 года, поэтому не просто лица должны измениться, а сама система.

При капитализме экономика страны будет всегда в руках коррумпированной кучки и ТНК, и «рай для туристов» будет оборачиваться лишениями и безысходностью для большинства тунисцев.

При Бургибе тунисский режим долгое время заявлял себя «социалистическим», но это была всего лишь маска. Политика режима всегда служила интересам буржуа, несмотря на некоторые уступки массам.

Национализация основных средств производства, включая порты, банки и проч. под демократическим контролем и управлением рабочих может заложить основу для реально свободного и демократического общества в Тунисе — по-настоящему социалистического общества.

Народные комитеты и новая конституционная ассамблея — против «коалиционного правительства», единый фронт боевых профсоюзов, общественных организаций и объединений студентов, безработных, городской бедноты и мелких фермеров — против коалиции из остатков бывшего режима и прилипших к ним либеральных партий.

Движению в Тунисе нужно вооружиться, ему нужна независимая партия трудящихся и молодёжи с социалистической программой. От этого будет зависеть успех революции в стране и во всём регионе!

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


− 3 = два