Главная » История и культура » Казахстан – взрослое воплощение детской антиутопии

Настоящая классическая литература всегда трагична, будь то античные драмы Эсхила, произведения Данте или романистика Достоевского и Бальзака. А сатира Ивлина Во, Салтыкова-Щедрина, Хармса усиливает трагизм страшной действительности, подавая его в иной форме.

На литературу всегда было возложено много функций – просвещать, одухотворять, пропагандировать идеи, расширять кругозор. Но, пожалуй, самой важной функцией является развитие критичности мышления. Именно благодаря этому качеству многое в мире кажется ясным и предсказуемым, именно это учит отделять истину от лжи в наши времена «всеобщих подмен понятий».

А еще удивительнее, когда в произведении мы находим систему тоталитарного государства, в котором возобладали негативные тенденции развития, очень похожую на систему НАШЕГО ГОСУДАРСТВА. Если ищите такого удивления – перечитайте или прочитайте впервые роман Джорджа Оруэлла «1984».

Поэтому антиутопии – а именно к такому жанру и принадлежит вышеупомянутое — сейчас актуальны как никогда. Не потому, что этот литературный жанр прост и доступен всем и каждому – как раз наоборот. Антиутопии известны своим символизмом, гротескными образами, осознание и понимание которых возможны только путем тщательного анализа произведения, сопоставления его с окружающей действительностью.

Философский словарь приводит следующее:

«В антиутопии, как правило,

— выражается кризис исторической надежды,

— объявляется бессмысленной революционная борьба,

— подчёркивается неустранимость социального зла;

— наука и техника рассматриваются не как сила, способствующая решению глобальных проблем, построению справедливого социального порядка, а как враждебное культуре средство порабощения человека». В числе выдающихся антиутопий мировой классики несколько особняком стоит произведение Уильяма Голдинга «Повелитель мух», названное исследователями «романом-предупреждением» и «черной робинзонадой».

Особенность этой антиутопии в том, что действующие лица здесь – дети, взгляды и мировоззрение которых находятся на стадии формирования, а окружающая действительность и взаимоотношения в коллективе – условиями для этого формирования.

Но на протяжении всего произведения происходит обратное – постепенная деградация детей, единственных выживших после крушения самолета, столкновение противоположных взглядов двух мальчиков-лидеров – Ральфа и Джека. Взрослая жизнь и суровые условия выживания внезапно обрушиваются на маленьких героев романа, в прошлом которых было только беззаботные игры и беспечное существование.

Безлюдный остров, где дети почувствовали себя хозяевами, стал хорошей трибуной для создания собственных законов и порядков. Самый первый своеобразный «закон» продиктовала ракушка, по громкому звуку которой собирались на собрания. Ракушка в романе служит своеобразным символом единения, общности и равенства. Каждый, кто держит в руках ракушку, имеет слово, мнение, которое выслушивают все остальные. Такая политика, где все – равны, где у всех свои обязанности, и все усилия направлены на то, чтобы вернуться домой принадлежит Ральфу, выбранном единогласно лидером на первом собрании. Еще одним «позитивным» символом, введенным вожаком «племени» в романе является постоянно горящий костер – символ, связывающий детей с прошлым, с цивилизацией, где этот метод уже проверен тысячами их предков, и одновременно с будущим – с возвращением домой. Костер является единственным сигналом, который может сообщить о местонахождении детей случайно проходящему рядом судну.

Однако дезорганизация, отступление от правил, походивших на те, что диктуют взрослые, взяли вверх над большинством жителей острова. Желание Джека безраздельной, абсолютной власти привело к страшным последствиям. Вместо того, чтобы следить за огнем в свою назначенную смену, Джек увлекся охотой за дикими свиньями, и корабль, показавшийся на горизонте, прошел мимо. Так рухнула мечта детей вернуться домой, так начались конфликты между двумя условно разделившимися группами на стороне двух лидеров. Обещая вольготный образ жизни, игры и мясо, Джек привлек на свою сторону всех других мальчиков, требуя за это от них поклонения и беспрекословного подчинения. Ральф, законы которого требовали ответственности и организованности, остается изгоем.

Новая обстановка, правила законы Джека способствуют трансформации и детских игр – на смену старым, городским приходят игры-инсценировки охоты, появляется культ поклонения Зверю, слух о котором идет с начала жизни на острове. Отсюда и происходит название романа – «Повелитель мух». Так сам автор условно обозначает голову первой жертвы мальчиков – убитой свиньи, насаженной на кол для ублажения Зверя. Саймон, испуганный дикой пляской своих ровесников, начинает разговаривать с головой убитой свиньи и понимает, что Зверь – это сосредоточие внутреннего зла самих детей. «Повелитель мух» является буквальным переводом с древнееврейского имени языческого бога — Бааль (Вельзевул) чьё имя в христианстве стало ассоциироваться с дьяволом.

Так происходит первое страшное последствие власти Джека – сумасшествие Саймона. Отдаление от цивилизации ведет к деградации и аморальности – так, узнав вкус охоты и крови, племя Джека убивает в дикой пляске Саймона, пытающегося донести до них слова Повелителя мух. Первое убийство влечет за собой и второе, уже осознанное и беспощадное – «охотники» жестоко отнимают очки у Хрюши, с помощью которых раньше разжигали костер, и сбрасывают его со скалы.

В финале племя Джека начинает вести охоту на Ральфа, поджигая остров. Отчаянный изгой Ральф бежит к морю и случайно видит там морских военных:

«Офицер весело улыбался Ральфу:

— Мы увидели ваш дым. У вас тут что? Война?

Ральф кивнул.

Офицер разглядывал маленькое пугало. Ребенка надлежало срочно помыть, постричь, утереть ему нос, смазать как следует ссадины.

— Обошлось без смертоубийства, надеюсь? Нет мертвых тел?

— Только два. Но их нет. Унесло.

Офицер наклонился и пристально вглядывался в лицо Ральфа.

— Двое? Убитых?

Ральф снова кивнул. За его спиной весь остров дрожал в пламени. Офицер разбирался, как правило, когда ему лгут, а когда говорят правду. Он тихонько присвистнул».

Детей спасли, но утрата душевной невинности и столкновение с насилием настолько трансформировали их сознание, что вряд ли теперь возможен обратный путь к счастливому детству.

Чем этот роман актуален в наши дни? На примере героев романа мы видим, что внешние суровые условия и неорганизованность детей приводит к страшным последствиям. Дети, чье сознание так легко поддается воздействию, в таких условиях учатся лжи, жестокости и насилию.

На настоящее время в Казахстане можно констатировать только отсутствие благоприятных возможностей в развитии детей и детского творчества. Если вспомнить советскую эпоху, то кружки и секции, летние лагеря отдыха были бесплатными, материнство и детство находилось под охраной государства. А что может предложить детям, родители которых не имеют средств для оплаты детского досуга, улица со своими самосудными законами, низкий уровень жизни населения? Десятки случаев детских самоубийств в нашей стране — подтверждение неорганизованности, бездейственности нынешней образовательной и общественной системы.

Чтобы не допустить полнейшего претворения в жизнь антиутопических принципов, следствие которых мы видим и ощущаем на себе уже сегодня, необходимо реформирование существующей системы на более гуманную и социально ориентированную.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


× 2 = двенадать