Главная » Без рубрики » «Правозащитник» Юрий Гусаков покинул «Общественную наблюдательную комиссию»

Как стало известно руководитель Бюро по соблюдению прав человека, соблюдению законности по Карагандинской области Юрий Гусаков, подал официальное заявление в КУИС РК о своем добровольном выходе из ОНК. Не искушенному в уголовно-исполнительном законодательстве читателю следует пояснить, что такое есть ОНК и с чем его «употребляют». «Общественная наблюдательная комиссия» (далее ОНК) была сформирована в 2003 году. Как следует из Положения о деятельности ОНК, данная организация формируется как правозащитная, призванная защищать законные интересы осужденных.

В ее состав входят делегированные от НПО представители. В каждой области РК есть своя ОНК, в большинстве своем ее председатели являются руководителями Бюро по соблюдению законности. Хотя впрочем, далеко не во всех областях Казахстана председателями являются работники Бюро. К примеру, в СКО председателем является Евгений Галендухин, он представитель НПО интересующих радиолюбителей. Как он умудрился возглавить ОНК по СКО история отдельная. Члены ОНК имеют особые привилегии, к примеру, на посещения исправительных колоний. Более того они должны посещать тюрьмы расположенные в области, не реже одного раза в месяц для постоянного мониторинга ситуации в колониях.

Что на сегодняшний день представляют из себя эти ОНК, не раз активно раскрывал в своих материалах и расследованиях правозащитник Вадим Курамшин. Он воочию доказал на примерах их аффилированность с системой уголовного исполнения. Но, не отвлекаясь на упреки, оценки работы ОНК, остановимся на правовых возможностях членов ОНК. Главным образом на посещения казахстанских тюрем. До недавнего времени реальность в тюремных общежитиях от вольного населения всячески скрывалась. И это несмотря на то, что уже семь с лишним лет ОНК официально осуществляли свою деятельность. Другой вопрос, насколько сложно войти в состав этих ОНК? Ни родственникам жертв пыток, т.е. лиц отбывающих наказание, не самим бывшим заключенным входить в ОНК запрещено.

Но даже если и нет формальных оснований для отказа, тем не менее, надеяться на включение в состав, пока тебя не признают «своим», не приходится. В СКО, к примеру, додумались до того, чтобы не впускать чужаков в этот «бизнес» взяли и включили в состав ОНК представителей НПО «Ветераны УИС». Таким образом, бывшие работники казахстанских застенков, стали смотреть над нынешними. ПАРАДОКС! Именно так, поскольку ОНК это организация по своей сути призванная защищать заключенных, а не наоборот. Так вот, правозащитнику, специализирующемуся на проблемах личности в заключении, войти в состав ОНК, если ты, конечно, не «свой», весьма сложно. Практически не реально.

Но если это кому-то удавалось, то понятным образом, качество деятельности правозащитника потенциально увеличивается в разы, так как он, правозащитник, получает возможность личного контакта с тюремным контингентом. Как говорится, работай не хочу. И при таком положении дел, столь значительных проблемах в УИС, о чем сегодня признает публично и Премьер-Министр Карим Масимов, добровольный выход из ОНК, человека, занимающегося правозащитной деятельностью, является более чем странным. Тем не менее, Юрий Гусаков сделал свой выбор. Он вышел из ОНК, что вызывает ряд вопросов, и первоочередной – что дальше? Каковы дальнейшие планы Юрия Гусакова? Намерен ли он дальше защищать права заключенных, среди которых подавляющее большинство тех, кто имеет всевозможные претензии как к ОНК, так и к самому «правозащитнику № 1» в Карагандинской области.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


2 × = четырнадать