Главная » История и культура » «Какие уроки мы вынесли из мая 1968 года?»

Возможно, некоторые зададутся вопросом: зачем сегодня нам нужно вспоминать события, произошедшие пятьдесят лет назад, в мае 1968 года. Конечно, мы делаем это не из-за ностальгии. К счастью для нас, в отличие от  некоторых мероприятий, организованных партией СИРИЗА и представителями оппортунистического течения, в сегодняшнем мероприятии КМГ участвуют в основном молодёжь, студенты, а не только люди среднего возраста, помнящие события, которые им довелось пережить, или связанные с ними дискуссии, проводимые в последующие десятилетия в некоторых амфитеатрах.

Сегодня мы вспоминаем май 1968 года не только для того, чтобы раскрыть мифы буржуазной пропаганды, стремящиеся скрыть реальность, но иразвенчать мифы, отрицающие ведущую роль рабочего класса, Всеобщей конфедерации труда (CGT) и Французской коммунистической партии (ФКП) в борьбе, а также  взваливающие исключительно на них политическую ответственность за быстрое ослабление народного движения. Чтобы рассеять буржуазные мифы, которые настойчиво выставляют видных антикоммунистов-авантюристов, таких как Кон-Бендит, настоящими революционерами и представляют майские события как простое студенческое восстание.

Нас занимает май 1968 года, потому что самокритичное рассмотрение положительного опыта и ошибок, слабостей международного коммунистического движения делает нас сегодня сильнее, чтобы мы не повторяли одни и те же ошибки, чтобы быстрее приблизить будущее, ликвидацию эксплуатации человека человеком, социализм.

Однако для того чтобы понять причины майских событий 1968 года, как и причины любого другого исторического события, нам необходимо осветить взаимосвязь экономики и политики, понять экономическую основу процессов. Безусловно, имел место и международный масштаб роста народного движения, как например, в США против войны во Вьетнаме в 60-х годах, но мы здесь ограничимся Францией.

В этом году исполняется 200 лет со дня рождения К.Маркса, который в своей работе «18 брюмера Луи Бонапарта» писал, что люди сами делают свою историю, но они её делают не так как им вздумается, при обстоятельствах, которые сами выбирают, а которые непосредственно имеются налицо, имея в виду существующие каждый раз производственные отношения.

Итак, чтобы понять происходившие процессы, давайте вкратце рассмотрим развитие капиталистической экономики во Франции в данный период.

 

Развитие французской капиталистической экономики

После Второй мировой войны во Франции реализуется государственный план модернизации и снабжения, разработанный Жаном Монне на основе финансирования части инвестиций из американского плана Маршалла. После 1954 года темпы роста промышленного производства Франции составляют 9-10% в год. Большой динамизм приобретают современные отрасли — атомная энергетика, аэрокосмическая отрасль и электроника по сравнению с другими мощными европейскими капиталистическими экономиками. В 1968 году во Франции не было капиталистического кризиса. Напротив, в период 1969-1973г.г. Франция занимает второе место по показателям экономического развития после Японии.

Буржуазия Франции, разумеется, стремится повысить роль страны как империалистической силы на европейской территории. Эта цель становится более настоятельной, поскольку после 1960 года она утратила своё прямое политическое господство над своими 15 колониями, в частности, в Африке.

По мере изменения соотношения сил генерал де Голль, выступавший за получение французским империализмом большей самостоятельности, часто размежёвывается с решениями США.

В 1966 году Франция выходит из военной иорганизационной структуры НАТО. Во Франции создаётся сеть заводов по обогащению урана для отечественного производства ядерного оружия.

С 1963 года правительство ограничивает иностранные инвестиции в стратегические сектора экономики Франции. Оно начинает выступать против господства доллара. В период холодной войны де Голль говорит о «Европе от Атлантики до Урала». Выступая в Пномпене в сентябре 1966 года, он подвергает критике американское вторжение во Вьетнам. В  том же году он посещает Советский Союз и признает Китайскую Народную Республику.

В процессе создания и развития ЕЭС де Голль противопоставляет «Европе государств» предложения о наднациональных институтах и общей европейской внешней и оборонной политике. Накладывает вето на вступление Великобритании в ЕЭС в 1963 году, которую он считает «троянским конем» США. Он пытается создать франко-германский альянс и подписывает с канцлером Аденауэром франко-германский договор о сотрудничестве.

 

Противоборство де Голля и США

После всего сказанного становится понятно, почему была реакция Америки на политику де Голля и обострились межбуржуазные противоречия во Франции. Самостоятельная и разнообразная послевоенная деятельность американского фактора во Франции в сотрудничестве с более про атлантическими силами французской буржуазии не ограничилась только ограничением влияния ФКП и насаждением антикоммунизма, но и после какого-то периода касалась буржуазного давления и подрыва политического господства де Голля.

В первые послевоенные годы его деятельность сосредоточилась на цели вывода ФКП из правительства национального единства и на ограничении ее влияния на рабочий класс. Несмотря на свою реформистскую линию, сильное влияние ФКП обоснованно считалось препятствием для широкого насаждения антисоветизма американскими службами и потенциальной опасностью для подвержения сомнению стабильности системы в случае корректирования партией своей линии и принятия революционной стратегии и ведения аналогичной деятельности.

На национальных выборах в 1946 году ФКП получила 29% голосов, L’Hummanite была самой читаемой газетой, и директор CIG (предшественница ЦРУ) Хойт Ванденберг предупреждал, что если бы ФКП захотела, то могла бы захватить власть.

Послевоенная американская антикоммунистическая деятельность включала в себя несколько планов и сетей тайных агентов, некоторые из которых были раскрыты французскими буржуазными политиками в рамках межбуржуазных противоречий. Стал известен Синий план по предотвращению создания красной Франции. Была создана французская антикоммунистическая сеть под кодовым названием «Роза ветров», т.е картография, как символ в виде звезды Атлантического альянса, во главе с Франсуа де Гроссувра, который позднее стал специальным советником президента-социалиста Миттерана.

ЦРУ поддержало создание и деятельность отколовшейся антикоммунистической и профсоюзной федерации ForceOuvriere, которая пыталась ограничить сильное влияние красной рабочей конфедерации CGT.

ЦРУ также поддержало деятельность нелегальной Секретной вооружённой организации (OAS), которая организовывала перевороты против де Голля, стремясь сохранить колониальное иго в Алжире, а также убийства, например, голлиста-мэра Эвианаи покушения на самого де Голля.

В период до мая 1968 года, согласно докладу французского парламента, сделанному многие годы спустя, десятки тысяч человек были завербованы в Службу гражданского действия, которая участвовала в этой тайной войне секретных служб.

Также следует отметить поддержку, оказанную проатлантическим социал-демократическим политикам «либертарианскими» и оппортунистическими студенческими группами, как например, Пьеру Мандес-Франсу, который был тепло встречен на антиправительственном митинге 27 мая 1968 года на стадионе Шарлети. Разнородная группа Кон-Бендита — троцкистов, маоистов, либертарианцев — нацеливалась как на правительство де Голля, так и на ФКП, а на деле содействовала вхождению в правительство проатлантической французской социал-демократии.

Даже те, кто не являлся коммунистами в мае 1968 года, как например, Гки Хокенгем, назвали впоследствии известных героев эпохи, таких как Бернар Конснер и Серж Зили, уполномоченными органами проамериканских псевдолевых.

Уяснив, что происходит в буржуазном лагере, давайте теперь рассмотрим, каковы были последствия этих событий для рабочего класса, студентов, молодёжи.

 

Неудовлетворённые современные потребности

В данный период, в 1968 году, не было быстрого ухудшения ситуации и  резкого увеличения абсолютной нищеты рабочего класса по сравнению с предыдущими годами, не было глубокого капиталистического кризиса.

Что же было? В 60-х годах усилилась тенденция относительного обнищания  рабочего класса по сравнению с богатством, плодами которого пользовалась буржуазия, крупные акционеры монополистических объединений. Рабочие на практике видели увеличение дистанции между их современными потребностями и их покупательной способностью.

В эпоху, в которой мы живём, рабочий класс уже больше не мог быть удовлетворён только покрытием основных потребностей, например, в одежде и продуктах питания.  Его занимал вопрос о  необходимости предоставления большего свободного времени, творческого содержания работы, устранения неуверенности в будущем, получения существенного образования их детьми, улучшения охраны здоровья.

И даже, если он не понимал механизма капиталистической эксплуатации и не изучал массово марксизм, то более остро ощущал противоречие между обобществлением  труда в центрах атомной энергии, на судоверфях, в автомобильной промышленности, на современных заводах и частным присвоением результатов производства крупным капиталом.

Он был более образованным и квалифицированным, чем в первые десятилетия 20-го века. Он стал бы объективно больше задумываться о том, кто определяет темпы работы, кто решает вопросы о инвестициях и приоритетах, если бы революционный авангард ориентировал его в этом направлении.

Наёмные рабочие были обеспокоены ростом массовой безработицы, особенно среди молодёжи, которая выросла с 200 тыс. человек в 1964 году до 300 тысяч  в 1967 году и проявлением кризиса в некоторых секторах, таких как судостроение, на верфях Нанта и Сен-Назера. Они ощутили на себе первые меры, предусмотренные планом стабилизации де Голля, ограничивающие трудовые и страховые права, среди которых повышение страховых взносов и вывод страховых фондов из-под контроля профсоюзов.

Нижний слой рабочего класса, т. е. полтора миллиона рабочих, получали минимальную заработную плату (всего 400 франков в месяц), которой не хватало для достойной жизни, если бы не было подработок каждую неделю.

Неудовлетворение современных потребностей с особой остротой проявилось в университетах. Потребности расширенного воспроизводства капитала в послевоенный период  предъявляют повышенные требования  к квалифицированному научному потенциалу. Научные исследования и знания все больше внедряются в производство на пользу капиталистической рентабельности.

Таким образом, в 60-х годах мы наблюдаем впечатляющее массовое поступление студентов в университеты. Это меняет состав студентов с точки зрения их классового происхождения, но в основном меняет их  классовую перспективу. Для части выпускников вузов впервые возникает риск безработицы и выполнения низкооплачиваемой работы. Иными словами, намечается тенденция пролетаризации.

В то же время наблюдается недостаточно развитая инфраструктура университетов, нехватка лабораторий, зданий, преподавателей. Увеличиваются классовые барьеры в образовании. Ряд анахронизмов, таких как беспрекословный авторитет преподавательской кафедры и разделение студенческих общежитий на мужские и женские, считается неприемлемым. Разворачиваются дискуссии о сексуальном угнетении и равенстве женщин.

В этой накалённой атмосфере достаточно одной искры, чтобы вспыхнул пожар. Такой искрой стал законопроект Министерства образования, касающийся экзаменационных барьеров и механизмов разделения будущих студентов, который вызвал первые демонстрации студентов в конце апреля. Итак, существовала  проблема неудовлетворённых современных потребностей, вызвавшая атмосферу неясного, всеобщие сомнения и вспышку некоторой борьбы. Вопрос в том, как компартия отреагировала в этой ситуации?

Слабость Французской коммунистической партии

ФКП имела прочные связи с рабочим классом и оказывала большое политическое влияние на профсоюзное движение. В захватах заводов, в борьбе трудящихся, в крупной всеобщей 10-миллионной забастовке, которая имела реальный политический вес в мае 1968 года, преобладали профсоюзные силы ФКП в CGT.

Только после крупной политической демонстрации, организованной ФКП 29 мая 1968 года, де Голль действительно обеспокоился возможностью эскалации классовой борьбы и захвата президентского дворца из-за динамики борьбы, хотя лозунги были ограничены целью смены правительства.

30 мая ФКП обвинила де Голля в заговоре против буржуазной законности с целью оказания давления на компартию, чтобы она встала на путь компромисса и ослабления  борьбы. Только после динамичных выступлений компартии он пригрозил, что выберет «другой путь, чем прямое голосование», то есть репрессивные меры в случае чрезвычайной необходимости.

К сожалению, для буржуазии все было не так сложно. Атмосфера неясного, всеобщего сомнения никогда не была достаточной, чтобы привести к запланированной и организованной борьбе  рабочего  класса за власть, а также, чтобы рабочее движение сформировало  соответствующие социальные союзы.

ФКП в послевоенный период до 1968 года все больше отступало от революционной стратегии и в последствии дошло до линии открытой капитуляции, т.е. до еврокоммунизма. Сегодня нас не занимает глубина этого вопроса, который уходит корнями в противоречия и ошибочные стратегические разработки Коммунистического Интернационала.

Важное значение имеет понимание определяющего негативного влияния реформистской линиииллюзий о парламентском переходе к социализму с коалиционным правительством социал-демократов и коммунистов. Эта стратегия привела ФКП к тому, что она часто выступала в качестве маятника межбуржуазных противоречийв о Франции между проатлантическими кругами буржуазии и голлистами.

Мы не будем здесь подробно описывать этот ход оппортунистического отклонения и отрицания закономерностей социалистической революции. Однако стоит кратко остановиться на его ключевых моментах.

В 1946 году ФКП участвует в правительстве национального единства, целью которого является капиталистическая реорганизация Франции. Она была подвергнута критике со стороны Коминформа в 1947 году за свой выбор.

После её вывода из правительства при участии американского фактора в этом процессе, на XII съезде (1950 г.) она направляет свою критику против американского влияния, оправдывая на деле французскую буржуазию.

После XX съезда КПСС в 1956 году более чётко определяется  цель единства деятельности с социал-демократией, в которой, среди прочего, участвует большинство буржуазных проатлантических  политиков. Было провозглашено, что необязательным является насильственный революционный переход к социализму и что теперь можно предотвратить империалистические войны из-за изменения международного соотношения сил.

После военного переворота в Алжире и перед референдумом 1958 года, когда де Голль требует концентрации многих властных полномочий в  руках Президента Республики, а также после роспуска Национального собрания, ФКП ставит теперь цель правительственного сотрудничества социал-демократов и коммунистов на основе общей программы, которая фокусируется на национализации некоторых монополий, укреплении современных сфер капиталистического производства, сокращении безработицы, реформе образования.

Она культивирует иллюзию о том, что пронародная реализация современных потребностей общества со стороны буржуазного государства капиталистов может быть осуществлено путём смены правительства. Культивирует иллюзию о парламентском переходе к социализму. Она прикрывает противника трудящихся, говоря только о наиболее реакционной части французской буржуазии, которая поддерживает амбиции де Голля по установлению военной диктатуры. Она скрывает роль буржуазной демократии как основной формы диктатуры капитала.

На президентских выборах в 1966 году она поддерживает общую кандидатуру Франсуа Миттерана, который был приверженцем евроатлантического союза. На парламентских выборах  в 1967 году ФКП пришла к соглашению с социалистами относительно взаимных отставок, когда кандидат от каждой партии, получивший в первом туре наименьшее число голосов, снимал свою кандидатуру во втором туре в пользу кандидата от другой наиболее влиятельной партии.

На XVII-ом съезде ФКП Генеральный секретарь Морис Торез даже ставит цель единства социалистической и коммунистической партии. В 1968 году был заключён французский договор Шампиньио сотрудничестве социалистов и коммунистов, в котором в качестве основных условий  были поставлены национализация и расширение буржуазной демократии. Примечательно, что в течение всего периода с 1962 по 1968 год Миттеран систематически избегал обещаний в отношении участия ФКП в правительстве в случае победы на выборах. После контрреволюции в Чехословакии Миттеран говорил о необходимости нового политического союза «социализма и свободы» с ясной антисоветской ориентацией. По сути, он давил на ФКП, чтобы она более явно дистанцировалась от КПСС.

Так, перед взрывом возмущения, вызванного неудовлетворением современных социальных потребностей, которое подпитывает смутные сомнения в мае 1968 года, ФКП уже была не в состоянии сформировать революционную линию, которая, с одной стороны, освещала бы необходимость и историческую актуальность социализма, а с другой – способствовала бы эскалации рабочей борьбы и углублению её антикапиталистической направленности. 

 

Гренельское соглашение

В то время как современные потребности в праве на труд, большее свободное время, творческое содержание труда, эффективное использование научного потенциала в качестве производительной силы для обеспечения социального благополучия показывают необходимость искоренения пути развития, критерием которого является капиталистическая прибыль, ФКП привязывает боевитость и динамизм рабочего движения к экономическим рамкам борьбы, касающейся повышения заработной платы, снижения пенсионного возраста, 40-часовой рабочей недели.

Эти экономические цели даже декларативно не связаны с необходимостью общего столкновения с властью капитала, НАТО и ЕЭС.

Единственной политической целью была отставка правительства де Голля и избрание так называемого народного правительства.

Буржуазному правительству было легко справиться с этой реформистской линией, предложив заключить Гренельское соглашение между правительством и профсоюзами об экономических требованиях и объявив выборы через несколько дней после его подписания.

Буржуазное правительство пошло на значительные уступки экономическим требованиям CGT, подписав 27 мая Гренельское соглашение. Оно согласилось с повышением минимальной заработной платы на 35%, со снижением пенсионного возраста, чтобы ослабить политическую динамику эскалации рабочей борьбы. Рабочие на захваченных заводах не сразу согласились с этим соглашением. В некоторых случаях они проявляли сильное негодование. Однако в первую неделю июня промышленное производство возобновилось.

 

«Либертарианские» проповедники либерализма

Неспособность ФКП по боевому, с помощью радикальной программы борьбы антикапиталистической направленности отстаивать требования по удовлетворению современных социальных потребностей также способствовала расцвету буржуазных и мелкобуржуазных представлений, которые в свою очередь содействовали появлению массового антикоммунистического движения и разоружению рабочего движения.

Например, Маркузе обвинил рабочий класс в том, что его требования по удовлетворению некоторых из своих материальных современных потребностей, таких как приобретение современной бытовой техники и автомобиля, привели к его отчуждению.То есть он осудил рабочий класс и скрыл тот факт, что капиталистическая система несёт ответственность за отчуждение трудящегося от продукта своего труда, от своей трудовой деятельности, от других людей и  окружающей среды.

Но именно капитализм ставит в качестве цели труда капиталистическую прибыль, а не конкретный продукт, производимый  трудящимися или конкретные услуги, предлагаемые ими. Капитализм оказывает влияние на классовое сознание рабочего класса, формирует конкретные модели потребления, превращает все в товар: от воды до здоровья и воспитания детей. Капитализм толкает многих трудящихся к конкуренции за получение временной работы в джунглях капиталистического рынка.

Эта ситуация была вызвана не развитием промышленности и технологий в целом, а отношением эксплуатации человека человеком, капиталистическими производственными отношениями.

Мы не будем здесь заниматься разбором огромного количества мелкобуржуазных и буржуазных течений, которые в первую очередь влияли на линию студенческого движения в мае 1968 года, таких как ситуационисты, экзистенциалисты, нео-фрейдисты, так называемые антиавторитаристы.

Однако мы должны указать на политические последствия «либертарианской линии», воспевающей индивидуальные права в противовес любому социальному гнету. Эта линия была не только безопасной для капиталистической системы, но и пригодной для новых нападок капитала. Правильно говорили о «либертарианском либерализме» французские марксисты того времени (Мишель Клускар).

Анархистские лозунги «Запрещать запрещается» и «Всякая власть коррумпирована» затемняли стратегическую цель — свержение власти капитала и разоружали народное движение, так как требуется запретить частную собственность на средства производства, чтобы упразднить эксплуатацию человека человеком и безработицу.

Туманное и абстрактное требование о меньшей государственной бюрократии и большей свободе стало знаменем либеральной буржуазной политики, которая, естественно, была реализована мощными буржуазными государствами и использована антикоммунистами, поскольку она приравнивала буржуазное государство к рабочему государству.

Прославление индивидуализма в противовес угнетённому обществу в целом стало основой американской кампании, говорящей о нарушении прав человека в социалистических странах, которая превратилась в современное демонстрирование защиты и преимущества индивидуальных прав над социальными правами и обязанностями. Речь идёт о глубоко реакционной политике, которая называет социальным  гнётом любой выбор, отдающий предпочтение интересам общества. Эта политика угнетает и подавляет права миллионов эксплуатируемых при капитализме.

Если мы примем и разовьём эти позиции, то через несколько лет будем обсуждать вопрос защиты индивидуальных прав насильника, педофила, торговца наркотиками. И, конечно, сторонники этой позиции считают право частной собственности на средства производства  святым и неприкосновенным.

Индивидуалистический миф о праве на субъективность, о том, что каждый несёт основную ответственность за себя, был использован после майских событий 1968 года с помощью капиталистической организации труда. Новые формы организации под мантией активного участия и либерализации индивидуальной инициативы каждого работника усилили конкуренцию между работниками и интенсивность труда. Упор делался на личную ответственность каждого работника за повышение прибыльности компании.

 

Реальная роль троцкистских групп

Безобидным для капиталистической системы было «Движение 22 марта», которое, как говорил Кон-Бендит, студент факультета социологии, не имело ни определённой программы, ни иерархии, ниструктуры. Студенты, последовавшие за ним и кричавшие лозунги «долой угнетение» и «воображение у власти», на самом деле не затрагивали буржуазную власть и возможность буржуазного государства эксплуатировать и угнетать народ. Кон-Бендит не раз заявлял о своём твёрдом антикоммунизме. В целом он призывал осудить правительство де Голля и ФКП, оставляя политически нетронутой проатлантическую французскую социал-демократию. «Либертарианские» туманные лозунги, которые он выдвигал, на практике служили цели смены правительства

Это авантюрное присутствие вначале поддержала основная троцкистская группа, в которую входили члены исключённые из молодёжной организации ФКП, которая появилась как Революционная коммунистическая молодёжь во главе с Аленом Кривином.

Они выражали свою симпатию контрреволюционным силам в Польше и главным образом в Венгрии, в 1956 году. Отказываясь от возможности построения социализма в такой стране, как Франция, они ссылались на брожение социалистической революции в далёком будущем. Переходная программа борьбы, которую они предложили, делала упор на создании органов рабочего контроля на почве капитализма.

Их критика была сосредоточена на том, что ФКП недооценивала и не одобряла спонтанность действий рабочих и решительные формы борьбы. Их теоретик Эрнест Мандель писал в мае 1968 года, что опыт показал, что даже если и отсутствует революционный авангард, практический опыт рабочих относительно капиталистических противоречий может привести к ускорению развития революционного классового сознания.

Но опыт показал другое. Отсутствие результативного революционного авангарда помогло буржуазии очень быстро ослабить подъём народного движения. Буржуазное правительство также использовало метод «кнута и пряника», то есть тактику временных уступок на экономические требования рабочих и репрессии, аресты, ранения, убийства, а также угрозы в адрес ФКП, за то, что она якобы состояла в заговоре против буржуазной законности.

Оно мобилизовало парагосударственные организации, такие как «Комитеты обороны Республики», и сотни тысяч граждан, которые 30 мая выступили за де Голля с лозунгами «Франция французам», «Коммунизм не пройдёт». Парагосударственные комитеты даже начали производить предупредительные выстрелы, иногда у стен местных отделений ФКП и CGT.

Оно воспользовалось объявлением досрочных выборов, на которых голлисты увеличили свои позиции с 38,3% до 46,4%. В предвыборный период были убиты 18-летний рабочий Марк Ланвен, член Коммунистической молодёжи, 2 рабочих во время нового захвата завода Peugeot и 17-летний ученик. ФКП, которая уже призывала рабочих прекратить забастовку после удовлетворения своих экономических требований, поставила в качестве политической цели формирование буржуазного правительства «демократического единства с социалистами» и заявила, что она не попала в ловушку, которая бы развязала руки де Голлю для нарушения конституции. Безусловно, факты доказывают, что французская буржуазия не стремилась к решительной классовой борьбе и ей легко удалось разоружить рабочее движение. Троцкистская лига, сформировавшаяся главным образом из членов фракции, исключённой из Коммунистической молодёжи, появилась на выборах, чтобы также поддержать цель формирования буржуазного правительства сотрудничества социалистической и коммунистической партий.

А студенты, которые в мае скандировали «Под булыжниками мостовой – пляж!», уже в июне, в летние каникулы, начали искать настоящие пляжи.

Так быстро иссякла решительная борьба французского мая 1968 года. В последующие годы Франция была более органично интегрирована в евроатлантические империалистические планы. Кон-Бендит, начавший свою деятельность с Ассоциации немецких социалистических студентовдо того, как он выступал в Нантере, появился в Германии и проявил себя как буржуазный политик в последующие десятилетия.

 

Чем же был май 1968 года?

Исходя из вышесказанного, мы можем сделать определённые выводы из французского мая 1968 года.

Май доказал, что само развитие капитализма обостряет основное противоречие между  трудом и капиталом, объективно подпитывает растущее недовольство рабочего класса, народа, молодёжи и народных слоёв. Было доказано, что никакая буржуазная политика, никакая технологическая модернизация в эпоху монополистического капитализма, когда происходит загнивание капиталистической системы, не может полностью и навсегда стереть расхождение между возможностью  удовлетворения растущих потребностей общества и жертвованием этих потребностей на алтаре капиталистической прибыли.

Напротив, чем выше  развитие производительных сил при  капитализме, тем шире это расхождение, тем больше выявляется, что этот путь не ведёт к удовлетворению современных расширяющихся и меняющихся потребностей общества, а противостоит этому.

Однако ухудшение обстановки и усиление недовольства рабочего класса не ведёт автоматически к созреванию классового сознания рабочих и бедных народных слоёв.

Необходимы существование и решительная деятельность революционного авангарда, т.е. Коммунистической партии при капитализме, чтобы подготовить и организационно, политически и идеологически руководить рабочим классом, для того чтобы он выполнил свою историческую миссию — ликвидировал эксплуатацию человека человеком.

Не было бы буржуазной революции во Франции в 1789 году без якобинцев и Робеспьера, греческой буржуазной национально-освободительной революции в 1821 году без «Филики этерии», Октябрьской социалистической революции без большевиков и Ленина.

Во время майских событий 1968 года этот вывод был подтверждён неспособностью ФКП сыграть результативную роль революционного авангарда из-за доминирования реформистской линии, парламентских иллюзий, цели формирования «прогрессивного» правительства с социал-демократией на почве капитализма.

В целом Французская коммунистическая партия не сформировала революционной политики, подчёркивающей важность революционного свержения капитализма и прихода рабочего класса к власти с целью удовлетворения современных потребностей общества.

Так, в период майских событий 1968 года усилилось влияние буржуазных, мелкобуржуазных, оппортунистических взглядов, а также доминировали лозунги, которые были либо безопасными для капиталистической системы, легко присоединяемыми к ней, либо пригодными для нападок капитала в последующие годы  капиталистической реструктуризации. С этой точки зрения процесс эволюции таких протагонистов  студенческого движения во время майских событий, как Кон-Бендита, который позже сделал карьеру в качестве антикоммуниста, буржуазного политика, был, по сути, естественным.

Соответственно, в 2012 г в нашей стране на площадях прошли, казалось бы, спонтанные акции протеста, которые не были направлены против  настоящего противника, были оторваны от организованного рабочего движения и, по сути, обслуживали план прихода к власти правительства СИРИЗА.В данном  случае было выявлено вмешательство организованных центров, которые направляли народное недовольство в русло безболезненной смены правительства. Туманные лозунги против меморандумов в 2012 году стали точкой политического соприкосновения сил СИРИЗА и «Золотой зари».

В мае 1968 года рабочий класс показал свою способность организовывать борьбу, динамично выходить на авансцену, парализуя капиталистическое производство с помощью всеобщей забастовки и захватов заводов. Буржуазия и правительство де Голля всерьёз обеспокоились только тогда, когда всеобщая забастовка, в которой приняли участие 10 миллионов человек, откликнувшись на призыв CGTи ФКП, увенчалась успехом. Они обеспокоились, потому что  объективное обострение классовой борьбы могло бы подтолкнуть руководство ФКП к корректировке своей реформистской линии в революционном направлении. Обеспокоились потому, что правящий класс хорошо понимает, кто объективно является передовым социальным классом, который может свергнуть его, поскольку ему нечего терять, кроме своих цепей.

Однако, несмотря на решительную политику и профсоюзную деятельность сил ФКП, её линия, по сути, ограничила рабочее движение экономическими требованиями по  облегчению экономического положения трудящихся и перераспределению доходов населения, а также целью смены правительства. Она объективно способствовала маневрированию правительства де Голля, которому посредством временных экономических уступок удалось добиться ослабления динамики рабочего движения и мобилизовать консервативные социальные силы под флагом буржуазного правления.

Вмешательство основных оппортунистических, троцкистских и маоистских групп объективно способствовало политическому разоружению рабочего движения. Αнтисоветизм, отказ от борьбы за победу социалистической революции в одной стране на национальном уровне, восхваление динамики стихийной борьбы трудящихся, переходная программа борьбы, ориентированная на рабочий контрольи пронародное управление на почве капитализма — это некоторые из ключевых элементов её оппортунистической линии. Таким образом, в мае троцкистская лига выступает в качестве хвоста мутного, безопасного «Движения 22 марта», которое призывает к восстанию без конкретного политического содержания и в конечном итоге выступает за сотрудничество между социалистами и коммунистами на предстоящих выборах.

 

Была ли это революция?

Май 1968 года также напомнил нам о том, что студенты и молодёжь не являются отдельным классом с едиными объективными интересами. Различное классовое происхождение, а главным образом различные классовые перспективы для выпускников вузов после массового наплыва студентов в университеты, риск безработицы и тенденция к пролетаризации многих из них в будущем, сыграли роль в этих процессах, в борьбе и в радикализации студенческого движения. Ещё раз было доказано, что ключевым вопросом является существенное участие студенческого движения в классовом рабочем движении против политики и власти буржуазии.Все вышеизложенное позволяет нам с большей ясностью ответить на вопросы о политическом содержании французского мая 1968 года и о том, могли ли эти события развиваться по-иному.

В мае 1968 года не было плановой и организованной борьбы рабочего класса и его союзников за свержение власти капитала.

С одной стороны, ещё полностью не сложились объективные условия, позволяющие это делать, ещё не было революционной ситуации, с другой стороны, компартия не развернула революционную политику по руководству рабочим движением в этом направлении из-за её реформистской стратегии.

Однако имел место острый классовой конфликт, был значительный подъём рабочего движения, создававший объективно благоприятные условия для эскалации классовой борьбы в направлении столкновения и разрыва с властью капитала. То, что мы схематично называем «нереволюционными условиями» не является неподвижной, неизменной, фиксированной ситуацией.

Безусловно, время возникновения революционной ситуации невозможно прогнозировать с точностью, оно не зависит от воли революционного авангарда. Однако деятельность компартии и революционного рабочего движения влияет на изменение объективных условий и способствует этому изменению.  Соотношение сил между классами не меняется само собой как естественное явление или каким-нибудь чудом. Оно меняется в зависимости от хода и исхода классовой борьбы, которая, естественно, происходит в конкретных условиях обострения основного противоречия и межбуржуазных противоречий. Это значение взаимодействия объективных условий и субъективного фактора позитивно демонстрирует победа Октябрьской революции 1917 года, и негативно исход борьбы в мае 1968 года.

Рассматривая этот период на основе ленинской характеристики революционной ситуации, мы можем констатировать:

В имеющихся у нас данных нет доказательств того, что в мае 1968 года мы объективно подошли к тому, что во Франции «верхи больше не могли управлять по-старому», т. е., что произошёл существенный подрыв политического господства буржуазии. Однако увеличивалась трудность политического управления растущими социальными потребностями, буржуазная гегемония ослабла. Обострились межимпериалистические противоречия между США и частью французской буржуазии, поддерживаемой де Голлем. США поддержали французских социал-демократов и вмешивались во внутренние дела страны для того, чтобы преобладало  антидеголлевское направление в народном движении. Однако буржуазное государство, армия, полиция, суды работали решительно и не снизилась их организованность. Правительство мобилизовало сотни тысяч своих сторонников.

В 1968 году не было  резкого, значительного ухудшения жизни рабочего класса и молодёжи. Однако стало очевиднее, что капиталистическое развитие приводит не к удовлетворению современных социальных потребностей, а к подъёму уровня безработицы, отсутствию безопасности, относительному обнищанию. Увеличивалось относительное обнищание рабочего класса по отношению к производимому им богатству.

В мае 1968 года произошёл резкий рост боевых настроений, боевитости,мутной, поверхностной радикализации «большой части низов», рабочего класса и студенческой молодёжи, но этого, конечно, было недостаточно для того, чтобы добиться столь значительных изменений в соотношении сил в ущерб буржуазии, что знаменует революционную ситуацию.

Но это не снимает с ФКП большой ответственности за исход классовой борьбы и быстрое ослабление рабочего движения. Безусловно, условия не созрели, чтобы напрямую руководить вооружённым революционным восстанием. Однако она могла и должна была усилить политическую борьбу рабочего движения и поднять её уровень, нацеливаясь на реального противника, власть буржуазии, открывая и углубляя трещину в её политическом суверенитете. Она могла скорректировать свою реформистскую линию и политически оплодотворить боевой энтузиазм, который проявился при нескольких захватах заводов.

Она могла открыто предложить лозунг «рабочий можешь обойтись без хозяина» рабочим, которые скандировали «Десять лет — достаточно! в адрес де Голля, и студентам, которые писали на стенах «Воображение у власти!». Уже звучал туманный, радикальный лозунг «заводы — рабочим», который показывал, что имелась почва для подготовки направления для взятия рабочими власти.

Она могла скорректировать в классовой борьбе реформистскую линию парламентских иллюзий и прогрессивного буржуазного правительства.

 

Никакого разочарования

Майские события 1968 года показывают нам прежде всего условия, при которых компартия остаётся революционным авангардом рабочего класса. Эта роль не дарится и не даётся раз и навсегда историей. Чтобы не на словах,  а  на деле оставаться революционным авангардом, каждая компартия должна постоянно самокритично изучать исторический опыт классовой борьбы, интерпретировать современное развитие событий, разрабатывать подходящую стратегию, которая будет освещать необходимость социалистической революции, социализма, удовлетворения современных социальных потребностей. Должна решительно проводить подходящую политику, которая будет способствовать эскалации классовой борьбы, углублять и расширять свои связи с рабочим классом и бедными народными слоями, усиливать антикапиталистическую ориентацию рабочего движения, содействовать построению социального союза. Наша партия ежедневно и упорно стремится выполнять  все эти задачи. Мы извлекаем уроки из 100 летней жертвенной борьбы героической КПГ, а также учимся на позитивном и негативном опыте международного коммунистического движения.

Изучая такие важные исторические события, как майские события 1968 года во Франции, мы не испытываем никакого разочарования по поводу якобы проигранной борьбы.

Из майских событий 1968 года мы выносим образ сотен тысяч рабочих и студентов, шагающих вместе по улице в сердце развитого капитализма, поющих Интернационал. И мы продолжаем борьбу, чтобы идти до конца по этому пути, чтобы рабочий класс смог, наконец, взять в свои руки власть не в мечтах, а в реальной жизни.


[1] Выступление Макиса Пападопулоса на студенческом фестивале Коммунистической молодёжи Греции в Аттике (16/06/18)

https://inter.kke.gr/ru/articles/-1968-1/

 

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


четыре + = 6