Главная » Анализ » Казахстанское образование: программа борьбы вместо эпитафии
Н.А. Назарбаев

Н.А. Назарбаев

В России преподаватели и студенты, объединяясь в инициативные группы и выходя на массовые митинги, уже начали пока что неуверенную, но имеющую потенциал борьбу против внедрения закона ФЗ-83, ведущего к коммерциализации всей бюджетной сферы (в том числе, системы образования). Протесты студентов Квебека против повышения тарифов за обучение, поддержанные местными профсоюзами, вынудили прежнее правительство уйти, но не прекращаются до тех пор, пока требования не будут выполнены в полной мере.

Если такая борьба не развернётся в Казахстане, инициированная Назарбаевым «социально-экономическая модернизация» приведёт к окончательному разложению системы образования, сохранявшей ещё до последнего времени остатки прогрессивных советских традиций (в первую очередь, всеобщая доступность и бесплатное обучение) и её останется только похоронить. Оснований немедленно приступать к решительным совместным действиям — предостаточно, ведь те же самые неолиберальные реформы, скрытые за ритуальными фразами об обществе всеобщего труда, прямо сейчас разворачиваются и вокруг нас. Разрешение существующих проблем образования должно совершаться в интересах общества, а не крупного бизнеса.

Школьник, плати

Сложно представить, но первая на очереди реформа коснётся школ. Министр образования и науки РК Бакытжан Жумагулов заявил, что уже с 2013 года в Казахстане будет введено платное среднее образование: «Это единственный в нашей (образовательной – прим. агентства BNews.kz) сфере уровень, где у нас не было подушевого финансирования. Теперь подушевое финансирование мы начинаем с 1 января экспериментально в 4 областях». Экспериментально и пока только в четырёх областях, но и ЕНТ когда-то вводилось в качестве эксперимента, а, значит, реформа, вероятнее всего, в скором времени прочно закрепится во всех регионах страны — ведь правительство считает её жизненно необходимой.

Каковы её цели? Министр уверяет всех, что необходимо внедрить рыночные механизмы в систему среднего образования, чтобы поддержать открытие и развитие частных школ, будто это позволит наделить школьников более качественными знаниями.

Введение подушевого финансирования, в первую очередь, означает сокращение обеспечения школ из государственного бюджета: таким образом, оно сводится к минимуму, а недостающие средства предлагается компенсировать именно рыночными механизмами. В результате происходит сужение социальной сферы, создание нового рынка образования, а все школы фактически становятся частными. Финансирование необходимо, в первую очередь, для обеспечения учителей и других работников школ заработной платы, оплаты услуг ЖКХ, своевременного ремонта помещений и обновления материальной базы, поддержания школьных библиотек и далее по списку. Но ведь уже сейчас, хотя эта реформа ещё не вступила в силу, объёмов обеспечения из бюджета явно не хватает: большую часть учебников родителям приходится покупать самостоятельно, а в холодное время года школьникам и преподавателям зачастую приходится ютиться в кабинетах, замёрзающих без отопления, на оплату которого не хватило бюджетных средств.

Жумагулов также сокрушается по поводу качества методик обучения, фактически объявляет устаревшие педагогические техники и учебные пособия корнем всех проблем, правда, напрямую не увязывает их с финансовым вопросом: «Как могут учителя по таким учебникам вести развивающее, личностно-ориентированное обучение? Между тем история педагогики от Христа до Макаренко доказывает – можно и без учебника». Достаточно ясно, тем не менее, что разработка новых учебников, проведение исследований в области совершенствования методик обучения требует вполне конкретных денежных средств, которых сейчас попросту нет.

Позволит ли ещё большее сокращение финансирования и отдача школ на откуп рынку расширить бюджеты школ и, в конечном счёте, решить данные проблемы?

Как на практике будут извлекаться средства на обеспечение школ, представить несложно — существует не так много вариантов. Вероятнее всего, тарифы за обучение будут завышенными. Также, вполне возможно, будут сокращены заработные платы преподавателей и остального персонала школ. Не исключено, что бюрократы проведут и так называемую «оптимизацию» штата, и в результате часть преподавателей будет сокращена, а сохранившим рабочее место придётся работать больше, так как на их плечи упадут дополнительные учебные часы.

В результате комплексного применения вышеперечисленных методов платить, как мы видим, придётся простым трудящимся, родителям детей и работникам школ. Для первых к растущим тарифам ЖКХ, тарифам на проезд, ценам на продукты питания при не меняющейся зарплате добавится дополнительная статья расходов, а вторые могут вовсе оказаться у разбитого корыта. Остаётся неясным при этом, как реформа поможет повысить качество образования.

Колледжи: сначала комплексное тестирование

Одна реформа обгоняла другую и в случае со средне-специальным образованием. Весной для всех учащихся казахстанских колледжей и профессиональных лицеев ввели обязательное комплексное тестирование (КТА), аналогичное ЕНТ, для поступления в вуз (ранее требовалось только пройти собеседование).

Особенно не повезло тем студентам, кто уже доучивался считанные месяцы на последнем курсе — им для подготовки к тестам выделили менее 3 месяцев. Когда учащиеся провалили КТА (в Южно-Казахстанской области, к примеру, успешно прошли тестирование только 30%, а в масштабах всей страны пороговый балл преодолела треть всех абитуриентов — это 21 000 из 65 000 всего), чиновники заявили, что они сами виноваты — дескать, если бы учились прилежно, то дополнительная подготовка и не нужна вовсе. Но разве можно без целенаправленного заучивания сотен бесполезных цифр и фактов сдать тестирование (неважно, ЕНТ или КТА)?! Интересные данные соцопроса привёл Институт политических решений: 35% респондентов по стране считают, что груз вины целиком лежит на чиновниках, не рассчитавших правильно сроки и поторопившихся с нововведением, а около 17% винят педагогов в некачественном преподавании. Мы отвечаем: обе данных проблемы имеют общие экономические корни. Низкокачественное образование мы получаем из-за недостатка финансирования системы образования (в том числе, это касается подготовки самих педагогов), а несвоевременное введение реформы — только одно из проявлений отсутствия демократии в принятии правительственных решений, так как простые трудящиеся (а не государственные бюрократы, назначенные крупным бизнесом) не допускаются к этому процессу. Только 26% опрошенных полагают, что причина в нежелании студентов учиться. А вот в Астане так отвечают 50% респондентов, и это неудивительно, ведь, скорее всего, большинство из них — это те самые чиновники Ак-Орды, которые принимали решения о введении КТА, о сокращении финансирования.

Необходимость данного новшества бюрократы от образования объяснили тем, что теперь учащиеся колледжей могут поступить в университет на грантной основе наравне с выпускниками школ: «С этого года для них вводится обязательное комплексное тестирование, если даже они идут на платное отделение, то они сдают комплексное тестирование, только после этого идут в приемные комиссии для зачисления, как на платной, так и на грантной основе», — сообщил Кали Абдиев, директор Национального центра тестирования.

Введение такой системы имело бы положительное значение, если бы правительство выделяло больше грантов. Но невероятно лицемерно такие заявления звучат на фоне статистики за последние годы, которая подтверждает, что их количество, напротив, неумолимо сокращается, о чём мы в прошлом году писали в заметке «Что ждёт бесплатное образование»:

«Так, по заявлению нашего министра, за 7 лет количество грантов увеличилось на 5 тысяч мест, т.е. где-то на 714 в год. Безусловно, это хорошо, но только стоит напомнить, что меньше, чем за 20 лет, наше бесплатное образование уменьшилось более чем на 75%! Так о каком же увеличении грантных мест идет речь?! Для примера: в этом году было выделено 36 046 образовательных грантов, при 163 921 человек, окончивших 11 класс, количество бесплатных мест в процентном соотношении составило 21,9%. В прошлом году из 138 тысяч 162 выпускников получили гранты приблизительно 35 286 человек или же 25,5%. Разница получается практически в 4%. И данная тенденция уменьшения бюджетных мест в вузах неумолимо растет из года в год».

Цифры на 2012-2013 годы не требуют дополнительных комментариев: согласно данным министерства, выделено всего 30546 грантов (т. е. примерно на 15% меньше, чем год назад), при этом претендуют на них отныне, с учётом введения комплексного тестирования, не только выпускники школ, но и студенты колледжей (по результатам КТА в этом году, их число составляет около 5000). Впрочем, чиновники и не намереваются скрывать, что, на самом деле, им выгодно сократить число поступающих в вузы: «Наверное, есть определенный резон, потому что в Казахстане, да и вообще на постсоветском пространстве, очень большое количество выпускников поступает в высшие учебные заведения. На самом деле это приводит к дисбалансу, прежде всего, на рынке труда», — говорит Куандык Кудайбергенов, член правления Совета учредителей колледжа «Туран».

Трудоустройство выпускников университетов действительно является проблемой, так как рынок труда очень ограничен, что вызывает высокий уровень безработицы среди молодёжи. Но почему эта проблема решается не в интересах общества, повышением спроса на специалистов, а ограничением их числа?

Альтернатива решению властей заключается в том, чтобы без снижения заработной платы радикально сократить рабочий день во всех сферах производства и обеспечить работой всех выпускников. Такой вариант наделил бы людей большей долей свободного времени, которым они могли бы свободно распоряжаться, посвящая его творчеству, образованию, отношениям, но он невыгоден бизнесу: ведь чем большее количество работников выполняют определённый объём работы, тем большую часть полученной прибыли необходимо будет потратить на выплату заработной платы. Данная политика на ограничение числа специалистов дополнительно укрепляется повышением пенсионного возраста и продлением рабочей недели, планируемыми Ак-Ордой.

А теперь вовсе закроют

Открытие нового учебного года обернулось для учащихся Петропавловского колледжа при СКГУ очередным ударом: в начале августа всех студентов попросили «добровольно» написать заявление об отчислении. Родителям удалось добиться проведения общего собрания с участием студентов и преподавателей, где ректор учебного заведения Ундасын Ашымов объявил им, что колледж закрывается, апеллируя к невесть откуда взявшемуся закону, запрещающему вузам заниматься довузовской подготовкой: «Было постановление правительства РК № 544, подписанное 28 апреля 2012 года, “О некоторых вопросах учебных заведений Министерства образования РК”. Правительство постановило реорганизовать их путем преобразования. В том числе республиканское государственное казенное предприятие “Северо-Казахстанский государственный университет” — в республиканское государственное предприятие на праве хозяйственного ведения. Здесь есть не только мы, 27 вузов преобразованы таким образом. Есть закон РК о госимуществе, ст. 134 “Назначение деятельности государственных предприятий”, и здесь мы ничего не можем сделать».

Если проблема, действительно, в неудачно разработанном законе «о некоторых вопросах», который неточно описывает функционирование образовательных учреждений, то, казалось бы, решить её можно принятием нового закона или поправками в существующий. Но более высокопоставленный чиновник, министр образования и науки Жумагулов, который был вынужден дать комментарий к данной ситуации, говорит совсем о другом: «Вызывает озабоченность, что созданные около 70 колледжей при вузах существуют не для того, чтобы их выпускники работали по специальности. Они работают как перевалочная база для поступления в вуз… Выпускники всех колледжей зачастую не знают программы 5-го класса средней школы».

Но, постойте, вы же только что ввели комплексное тестирование, которое должно отсеять недобропорядочных учащихся при наборе в вуз — эта проблема не должна больше существовать! Но Жумагулов упоминает об этой проблеме только вскользь и тут же, успокаивая всех, продолжает: «Мы не закрываем колледжи, они могут переформироваться в ТОО, АО, и учредителем может выступить университет, то есть меняется форма собственности. В эти колледжи мы в этом году на первый курс не набираем, но те, кто на втором курсе – мы всех доучиваем. Ни один студент колледжа без места не останется».

Получается, отправить в свободное плавание на рынке образования решили не только школы, но и колледжи, по тем же причинам недостатка финансирования. Но на практике происходит иное. Если школы, обучающие тысячи учеников, ещё способны обеспечивать свою работу, вынимая средства из карманов родителей, то колледжи, в которых учится в среднем всего 200-300 студентов, многие из которых происходят из малообеспеченных семей, остаются ни с чем. В результате они просто закрываются, а преподаватели остаются без работы. Настойчивость родителей помогла добиться того, что студентам колледжа при СКГУ на втором общем собрании разрешили доучиться, но нового набора уже не будет, а пятеро из 40 работавших в колледже преподавателей уже уволены. Другие дорабатывают последний год, после чего также будут выброшены на рынок труда. К слову, работу многим из них весьма непросто будет найти из-за узкой специальности. Аналогичные проблемы сложились и в колледже при КарГУ имени Букетова в Темиртау, где закрытие колледжа не вызвало никаких вопросов и выбросило весь штат из 70 сотрудников на улицу.

«В связи с упразднением колледжей возникли некоторые проблемы, и если с учащимися все понятно, они пойдут в другие колледжи, то с работниками сложнее. Мы не знаем, куда трудоустроить коллег-преподавателей. Это не только преподаватели, это административно-хозяйственная часть, управление, бухгалтеры, замдиректора, ну и так далее. И самому куда пойти, тоже не знаю», — говорит директор филиала колледжа при КарГУ Галым Орынбеков.

Дуальная система образования

Вот только чиновники с самого начала прекрасно понимали, что переформирование колледжей в рыночные предприятия невозможно, и сами говорили об их закрытии. Орынбеков продолжает: «К нам в город приезжали министр образования и министр новых технологий Асет Есекешев. Они проводили в политехническом колледже большую конференцию о дуальной системе. Тогда было принято решение упразднить, закрыть при государственных университетах колледжи». Экономике нужны специалисты, поэтому обойтись вообще без института средне-специального образования Казахстану не под силу, что бы там ни говорил Назарбаев о «вымирании слесарей и сварщиков» в не столь близком светлом будущем. Так зарождается т. н. «дуальная система образования», которая призвана интегрировать обучение (видимо, в вузах) и производство.

Насколько полезной может быть такая практика, зависит от вполне определённых условий: размеров оплаты труда студентов, длительности рабочего дня. Студенты не должны работать за копейки, а всё свободное время — посвящать сну. Тем не менее, о принципах построения дуальной системы нам ничего не известно — вполне вероятным кажется, что известный лозунг рабочего движения прошлых веков строители назарбаевского общества всеобщего труда могут преобразить вплоть до «восьми часов для учёбы, восьми часов для труда и восьми часов для сна» и лишить студентов личной жизни.

«Первыми трехсторонние договора со средне-специальными учебными заведениями подпишут акционерные общества KEGOC, КазМунайГаз, Казахтелеком и Казатомпром», — пишет Закон.kz. Говорится также об АрселорМиттал Темиртау, КТЖ и некоторых других компаниях. Забастовка нефтяников Жанаозена поставила весь мир в известность об условиях труда в нефтяном гиганте Казахстана. Аналогична ситуация на предприятиях, принадлежащих Митталу. Если штатным сотрудникам выплачиваются низкие заработные платы, повсеместно нарушаются их права, то стоит ли ожидать, что в лучших условиях будут трудиться практиканты?

Возникает множество вопросов, но вероятные ответы на некоторые из них, в частности, касающиеся оплаты труда, может дать российский опыт. Например, в 2011 году помощник президента по экономическим вопросам А. Дворкович заявил, что для стимуляции трудоустройства студентов их нужно просто лишить стипендии: «Если мы все считаем, что всего нужно добиваться своим трудом, что работать должно стать модным, нужно отменить стандартные стипендии у студентов, потому что это неправильный сигнал, что ты за сам факт своей учебы получаешь компенсации» (подробнее: «…то у Дворковича на языке»). Не исключено на фоне общей политики сокращения социальных расходов, что так же выйдет и в Казахстане, и стипендия просто будет заменена минимальной зарплатой.

… и автономия вузов

А эта политика, между тем, шагает и в казахстанские университеты, где бесплатного обучения, как мы писали чуть выше, уже и сейчас фактически нет.

Но этому «сейчас», похоже, осталось немного. К 2015 году Жумагулов готовит внедрение очередной реформы — накопительной системы образования. Конечной целью всего этого будет подготовка плацдарма для окончательного уничтожения бюджетных мест в ВУЗах (подробнее см. «Конец бесплатному образованию»).

Тем не менее финансирование из госбюджета сейчас, по крайней мере, расходуется на выплату заработных плат и поддержку материальной базы. Теперь и оно, судя по всему, будет пущено под ножницы. По крайней мере, провластные журналисты, завершая повествование о данном новшестве, вскользь замечают, что «… за рубежом статус автономного учебного заведения предполагает финансовую самостоятельность вуза при сохранении бюджетного финансирования», подготавливая нас к противоположному варианту. Последствия обещают быть точно такими же, как и для школ: сокращения зарплат или оптимизации штатов ударят по сотрудникам, а, скорее всего, неизбежное повышение оплаты за учёбу — по карманам студентов и их родителей.

«Наш ведущий вуз, Назарбаев Университет, является полностью автономным – это основной принцип деятельности мировых университетов. В четырех национальных университетах уже действуют наблюдательные советы с серьезными полномочиями, закрепленными законодательно. Пересматриваем полномочия попечительских советов, которые уже имеются в 64 вузах. Все это последовательные шаги к автономии вузов, поэтапному отходу от их государственной аттестации и новому качеству специалистов», — хвалится Жумагулов.

В том, что коммерциализация образования в общем курсе неолиберальной политики происходит во всём мире, мы и не сомневаемся, как и в том, что казахстанские чиновники предпочитают рассуждать о западном мире как о некоем «рае на земле», оправдывая, таким образом, калькирование реформ.

Становясь фактически рыночными предприятиями, университеты переходят во власть крупного бизнеса, и условия отныне диктуем не мы (хотя право принимать решения касательно учебного процесса и ранее было достаточно ограничено для студентов, преподавателей и родителей), а рынок. И главной целью образовательной системы становится не всестороннее развитие человека с вниманием к его склонностям и способностям, а подготовка узкоспециализированных специалистов, которые не знают ничего за пределами своей будущей профессии — рабов для общества всеобщего труда.

Неолиберальные откровения Елбасы и наш ответ

«Работать надо. Ленивые всегда были, во всех обществах, но мы на них ориентироваться не будем. Главный принцип во всем мире: не работа идет за человеком, а человек за работой. Это тоже нужно запомнить и менять психологию. Сколько бы государство ни прилагало усилий к тому, чтобы повысить уровень благосостояния, он не вырастет, если каждый казахстанец не станет трудолюбивым хозяином своей судьбы, не будет ценить и приумножать то, что есть хорошего в стране», — вещает Назарбаев на своей лекции в университете имени себя.

Когда социальные расходы сокращаются, как мы показали выше на примере системы образования, а средства из бюджета перенаправляются в карманы банкиров и крупных собственников, нас называют иждивенцами и лентяями и предлагают работать на тех же самих капиталистов ещё больше, семимильными шагами приближаясь к обществу всеобщего труда.

«Все, кто пытается разжечь социальную, межнациональную или любую другую рознь, будут отвечать по всей строгости обновленного закона», — говорится в сводках новостей. И законы, призванные оправдать репрессии против профсоюзов и отдельных активистов, отстаивающих трудовые права и сопротивляющихся новым реформам, уже действительно принимаются (читайте материал «Профсоюзная модернизация по-назарбаевски»).

Если мы промолчим о планах правительства в отношении системы образования, информация о которых подаётся в провластных СМИ только в виде либеральных иносказаний, они, в скором времени, станут (и уже становятся) нашей реальностью, и наш уровень жизни только продолжит стремительно падать. Нужно выходить на митинги, чтобы как можно больше людей — простых трудящихся, студентов, старшеклассников, пенсионеров знали, что их ждёт, находить среди них сторонников.

Но добиться большего простыми акциями протеста не удастся. Действительная борьба может начаться с организации локальных забастовок, захватов учебных помещений с требованиями решения насущных проблем. Например, работникам закрываемых колледжей нужно уже сейчас требовать выплаты пособий по безработице и как можно скорейшего трудоустройства на новом рабочем месте. Но даже если эти требования будут удовлетворены, нельзя останавливаться, такая борьба должна только закалить нас и подготовить к организации всеобщей забастовки бюджетного сектора против образовательных реформ в целом.

Мы должны создавать комитеты борьбы, инициативные группы по месту учёбы, работы, в жилых районах, захватывать контроль над аморфными, существующими только на бумаге студенческими профсоюзами, наполняя их низовой демократией и реальным содержанием борьбы за наши требования, которые исходят как из существующих проблем студентов, безработной молодёжи и работников образования, так и тех, что будут добавлены новыми реформами:

— бесплатного образования в школах, колледжах и университетах;
— за отмену грантовой системы, против коммерциализации среднего образования и финансовой автономии вузов;
— отмены ЕНТ и КТА. За разработку прогрессивных методик оценки знаний, учитывающих необходимость разностороннего развития каждой личности;
— права учащихся и преподавателей управлять всеми аспектами жизни учебных заведений: избирать администрацию, контролировать финансирование, организовывать учебный процесс и т. д.;
— повышения стипендий до уровня реального прожиточного минимума;
— предоставления мест в общежитиях всем нуждающимся;
— переориентировки дуальной системы образования в наших интересах: совмещения учёбы и трудовой практики с сохранением свободного времени;
— сокращения рабочей недели до 35 часов без потерь в зарплате;
— понижения пенсионного возраста как женщин, так и мужчин;
— трудоустройства и достойной оплаты труда для всех, без сверхэксплуатации на рабочем месте;национализации банковской системы и крупной промышленности под контролем и управлением — рабочего класса для наполнения государственного бюджета;
— демократического контроля трудящихся над бюджетами всех уровней;
— демократически управляемой плановой экономики, которая покончит со сверхэксплуатацией и безработицей и поставит производство на службу интересам общества, а не крупного бизнеса и государственной бюрократии.

Задача марксистов на данном этапе — объяснять необходимость единой кампании против неолиберальных реформ Ак-Орды, касающихся системы образования, здравоохранения, пенсионной системы, профсоюзов, которые, как мы показали, тесно взаимосвязаны и преследуют исключительно интересы крупного капитала, а не простых людей.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


четыре × = 16