Главная » История и культура » Коминтерн как штаб мировой революции во время первой атаки на капитализм 1920 – 27 годах

1-2 июня в Москве прошла международная конференция коммунистических и рабочих партий «Коминтерн 100». На мероприятие, посвященное столетию создания III Интернационала съехались делегаты компартий Европы и Азии, состоящие в списке «Солиднет». От лица Социалистического Движения Казахстана на конференции с докладом выступил член политсовета Юрий Владимирович Виньков. Доклад, охватывал период зарождения и развития Коминтерна в период «первой атаки на капитализм» в 20-х годах. Мы публикуем текст этого доклада.

Редакция

Коминтерн создавался с самого начала именно как штаб мировой социалистической революции, как инструмент организации и проведения восстаний пролетариата в разных странах земного шара. Сама Великая Октябрьская Социалистическая Революция считалась прологом и началом мировой пролетарской. Судьба русской революции напрямую связывалась тогда с победой революции в западных странах, а затем и на Востоке.

«Коммунистический Интернационал ставит себе целью: борьбу всеми средствами, даже с оружием в руках, за низвержение международной буржуазии», — говорилось в Уставе Коминтерна, принятом его II конгрессом в августе 1920 г. Для ведения такой борьбы требовалась соответствующая организация. «По существу дела Коммунистический Интернационал должен действительно и фактически представлять собой единую всемирную коммунистическую партию, отдельными секциями которой являются партии, действующие в каждой стране».

Тогда созданный в Москве Коминтерн казался организатором мировой пролетарской революции. «Можно ручаться, что победа коммунистической революции во всех странах неминуема… победа Коммунистического Интернационала во всем мире и в срок не чрезвычайно далекий — эта победа обеспечена», — говорил Ленин в марте 1920 г. в связи с первой годовщиной Коминтерна.

1919 и начало 20-х годов стали важным эпизодом, который поддерживал уверенность большевиков и многих иностранных коммунистов в возможности и даже неизбежности мировой революции. И даже после гибели лидеров Компартии Германии Розы Люксембург и Карла Либкнехта, поражения Венгерской и Баварской советских республик, Германия, Австрия и Венгрия представляли в 1920 году страны, где рабочее движение еще не было раздавлено.

И даже поход Красной Армии на Варшаву во время советско-польской войны 1920 году был во многом устремлен на воссоединение с красным Берлином и пролетариатом Германии. В это время Германия была охвачена всеобщей забастовкой, а классовые бои в немецком Руре и формирование частей рабочей милицией названные «Рурской Красной Армией», противостоявшей путчу Каппа, создавали реальную почву для победы революции.

И даже после отката Красной Армии из Польши, мы видим попытки организации восстания в Эстонии в 1921-м году и в Болгарии в 1923 году, подавленные войсками и местными белыми. Массовое движение по захвату заводов и созданию советов также охватили в 1922 году север Италии, где на базе значительного левого крыла Соцпартии создавалась Компартия. В противовес рабочему и коммунистическому движению именно там впервые появился новый реакционный феномен – массовое мелкобуржуазное фашистское движение во главе с бывшим левым социалистом Бенито Муссолини. В последующем именно противостояние коммунистического и фашистского движений будет определять весь характер двух десятилетий в Европе.

Отдельно надо отметить подготовку вооруженного восстания против Веймарского правительства в Германии в 1923 году, в котором деятельное участие приняли многие известные деятели ИККИ. И хотя «немецкий Октябрь» не удался из-за нерешительности правого руководства КПГ, рабочий класс, руководимый коммунистами во главе с Эрнстом Тельманом, показал себя во весь рост во время Гамбургского восстания.

Несмотря на ошибки руководства Компартии Германии, Компартии Болгарии и Балканской Федерации коммунистических и революционных организаций, первые открытые вооруженные столкновения с правительствами дали неоценимый опыт трудящимся и народным массам, показали саму возможность такой борьбы. В Болгарии же данные события создали на деле смычку коммунистической партии и профсоюзов с крестьянскими организациями, которая сохранилась вплоть до середины 40-х годов.

Этот период 20-х годов момента первой атаки на капитализм, по нашему мнению, является наиболее героическим периодом в истории становления и развития Третьего Интернационала, где на практике во многих странах коммунисты и революционные рабочие пытались взять власть, часто боролись в подполье и активно создавали организации компартий и связанных с Коминтерном объединений.

В соответствии с тактической линией в последующие годы сформировалась сеть примыкавших к Коминтерну массовых организаций – Коммунистический интернационал молодежи, Международная организация помощи борцам революции, Профинтерн и другие.  Коммунистический интернационал молодежи (КИМ) был основан в конце ноября 1919 г. в Берлине. С начала 20-х гг. его деятельность была тесно связана с Коминтерном. Влияние КИМа распространялось не только на молодежные организации компартий, но и на студенческие союзы и даже молодежные организации социал-демократии.

Необходимость в создании второй организации – МОПР, была обусловлена политическими репрессиями против революционеров, многие из которых погибли в борьбе или находились в тюрьмах, а также помощи членам их семей. По инициативе группы старых большевиков IV конгресс Коминтерна принял специальное решение о создании Международной организации помощи борцам революции (МОПР). В резолюции V конгресса Коминтерна говорилось, что коммунистические партии должны оказывать всемерное содействие МОПР, способствуя организацию его секций и отделений в своих странах, обязуя своих членов принимать в последних самое активное участие. Партийная пресса должна была уделять на своих страницах надлежащее внимание МОПР в деле агитации и пропаганды помощи борцам революции.

Именно в начале 20-х годов закладываются основы разветвленных структур Коминтерна, в которых важную роль сыграл старый большевик Иосиф Пятницкий, возглавивший Отдел Международных Связей (ОМС). Именно его секретный отдел, просуществовавший до 1937 года, стал становым хребтом всего Коминтерна, так как фактически организационно управлял и координировал деятельность руководства компартий. Иосиф Пятницкий был назначен по рекомендации самого Владимира Ильича Ленина, так как он ценил его за выдающуюся деятельность в царское время и налаженную работу по доставке в Россию из Европы нелегальной большевистской литературы.

Фактически ОМС стал внешней разведкой Коминтерна, контролировал финансовые потоки снабжения зарубежных партий и содержание подпольных военных организаций компартий, готовых к активным выступлениям в случае возможной интервенции в отношении СССР. То есть, как и в случае с массовыми забастовками в Европейских странах и США 1919-20 годов против войны в отношении Советской России, так и наличие военизированных организаций компартий, связанных с профсоюзами, стали сдерживающим фактором для Британии, Польши и Франции развязать новую интервенцию.

 

База новых компартий

Надо отметить, что приняли участие в создании компартий после краха Второго Интернационала не только традиционные левые фракции социал-демократии. Традиционные социал-демократии дали основу для создания компартий в Италии, Франции и частично Германии, где основателями выступили спартаковцы, а затем в партию влилось две трети НСДПГ. В целом очень много людей стали коммунистами, ранее не состоя в партиях, являясь либо выходцами из интеллигенции, либо бывшими фронтовиками. Ситуация несколько меняется с 1920 года, когда образовываются массовые партии.

Появляются совершенно новые организации и группы, не связанные с прежними рабочими партиями, которые и становятся базой по формированию секций Коминтерна. В единое движение вливались условно несколько потоков. Первый состоял из членов старых социал-демократических и социалистических партий, второй был из числа бывших или действующих синдикалистов и деятелей профсоюзов, а также из бывших фронтовиков, третий в странах Азии и Востока формировался за счет части молодой интеллигенции и учащихся, ранее выступавших с национально-освободительных позиций.

Большой толчок развитию кадров и появлению компартий в Югославии, Чехословакии, Австрии и Турции стали бывшие военнопленные, которые приняли принципы Октября и принимали активное участие в гражданской войне в России. В первую очередь речь идет о солдатах австро-венгерской и германской армий, которые создавали отельные национальные коммунистические части Красной Армии, а в последующем уже в качестве опытных кадров становились руководящими деятелями компартий в своих странах.

С самого начала еще до образования Коминтерна в РКП(б) существовал иностранный отдел и иностранные секции или иностранные группы партии, которые координировали деятельность иностранцев, вступивших в партию и участвовавших, как в гражданской войне на фронтах, так и посылавшихся за линию фронта в целях агитации в войсках интервентов. Среди них известные венгерские коммунисты Бела Кун и Матэ Залка, учительница-француженка Жанна Лябурб, проводившая в Одессе подпольную работу среди французских солдат, чешский писатель-коммунист Ярослав Гашек, сербский кавалерийский командир Олеко Дундич.

Кстати, многие делегаты на первом учредительном конгрессе Коминтерна в марте 1919 года были иностранцами, вступившими в РКП(б). И это немудрено, так как в этом году в мире было только две массовые коммунистические партии – в России и Германии. Поэтому реальное становление Коминтерна, многие исследователи, да и сами его деятели, считают с момента проведения уже второго конгресса Третьего Интернационала в 1920-м году, в котором принимали участие представители уже нескольких десятков партий.

Как мы уже говорили, определенную роль в становлении организаций Третьего Интернационала сыграли как ни странно синдикалисты и деятели профсоюзов, которые, не смотря на разногласия с коммунистами, вступили в Профинтерн на учредительном конгрессе в 1921 года в Москве.

Большевикам удалось разбить единый блок синдикалистской оппозиции в Европе и США. Руководство Профинтерна достигло договоренности с делегацией испанской Национальной Конфедерации Труда (НКТ), пообещав ей, что коммунисты будут содействовать слиянию социалистических профсоюзов Всеобщего союза трудящихся (ВСТ) с НКТ. Французские делегаты на встречах с представителями Коминтерна и Профинтерна согласились с тем, чтобы в каждой стране координация работы компартий и профсоюзов осуществлялась в соответствии с местными особенностями. В США к Профинтерну, а затем и к Коминтерну примкнули некоторые известные деятели революционной организации Индустриальные рабочие Мира (ИРМ).

Профинтерн на многие годы станет также оружием Третьего Интернационала по завоеванию рабочего движения.

Совершенно новые партии и структуры в основном возникли в Азии и колониях во многом под влиянием эпохального съезда народов Востока в 1920-м году в Баку. Это было прямое следование ленинской концепции мировой революции, предусматривавшее объединение вокруг Советской России «всех просыпающихся народов Востока» для решающего натиска на мировой империализм.

В числе 21 условия приема в Коминтерн от 30 июля 1920 г., разработанных В.И. Лениным, указывалось, что партия, желающая принадлежать к III Интернационалу, «обязана беспощадно разоблачать проделки “своих” империалистов в колониях, поддерживать не на словах, а на деле всякое освободительное движение в колониях, требовать изгнания своих отечественных империалистов из этих колоний…».

 

Движение на Восток

До этого уже был опыт образования в 1918 году мусульманской коммунистической партии, работа с турецкими военнопленными, создания национальных частей Красной Армии и вовлечения мусульманского и туземного населения Средней Азии в систему Советов. Важнейшей основой стало обращение советского правительства к мусульманам России сразу после Октябрьской Социалистической Революции, когда большевики выступили освободителями от векового царского гнета и фактически призвали жителей колоний к восстанию.

Мысли большевиков в 1920 году после поражения Венгерской и Баварской советских республик, убийства фрайкоровцами, по указанию социал-демократов, основателей Компартии Германии Розы Люксембург и Карла Либкнехта, а также после неудачного похода на Варшаву, были устремлены на Восток, то есть на Иран, где на севере была создана на некоторое время Советская республика, и на Индию.

Для этих целей большевиками создавался Туркестанский фронт, формировались военные части, которые должны были начать поход в Индию для инициирования восстания. Это не было просто какая-то авантюра, так как крупнейшую колонию Великобритании сотрясали народные волнения и массовое протестное движение.  В контексте этой общей идеи важная роль предписывалась подрыву и разрушению империалистической периферии посредством национально-освободительных революций. И в этой работе должное место отводилось Коминтерну.

Этому не суждено было сбыться, касаемо броска на Индию, но в результате принципиальной позиции, антиколониальной политики РКП(б) и Коминтерна были заключены первые соглашения Советской России с Афганистаном, Турцией и Ираном. В последующем представители национальной интеллигенции и учащейся молодежи, стоявшие на позициях национально-освободительного движения, под влиянием идей Великой Октябрьской Социалистической Революции стали основателями компартий.

Как мы говорили до этого, главную роль в этом сыграл именно I съезд народов Востока, в котором участвовали уже и представители многих других стран. Решение, провести этот съезд в Баку, было принято в конце июня 1920 года Исполкомом Коминтерна и ЦК РКП (б). Было создано организационное бюро по подготовке съезда, в которое вошли Серго Орджоникидзе, Елена Стасова, Нариман Нариманов и Ашот Микоян.

Это был съезд не только коммунистов, но и беспартийных, антиимпериалистически настроенных национальных деятелей, представителей широких масс трудящихся и их организаций. В нем приняли участие представители 37 национальностей, в том числе из Афганистана, Египта, Индии, Персии, Китая, Кореи, Сирии, Турции и других стран, треть из них не была коммунистами. Это была важная работа большевиков по привлечению представителей молодой интеллигенции угнетенных народов, которые в последующем стали основателями коммунистических партий или дружественных СССР организаций в своих странах.

Съезд под председательством Г. Зиновьева и К. Радека, которые выступали от имени ЦК РКП(б), работал неделю и принял ряд важных решений, выразил солидарность с тезисами состоявшегося за месяц до этого II конгресса Коминтерна по национальному и колониальному вопросам. Были одобрены и вскоре опубликованы воззвание к народам Востока с призывом к борьбе против колонизаторов и воззвание к трудящимся Европы, Америки и Японии с призывом поддержать освободительное движение народов Востока. На съезде выступили представители компартий Европы и Америки: Бела Кун (Венгрия), Джон Рид (США), Томас Квелч (Англия), Россмер (Франция), представители многих народов Востока.

Ленин дал весьма высокую оценку этому съезду. В своей речи 15 октября 1920 года на совещании председателей уездных, волостных и сельских исполнительных комитетов Московской губернии, говоря о II конгрессе Коминтерна и съезде народов Востока в Баку, он отметил, что «это те международные съезды, которые сплотили коммунистов и показали, что во всех цивилизованных странах и во всех отсталых восточных странах большевистское знамя, программа большевизма, образ действий большевиков — есть то, что для рабочих всех цивилизованных стран, для крестьян всех отсталых колониальных стран является знаменем спасения, знаменем борьбы, что действительно Советская Россия за эти три года не только отбила тех, кто бросался, чтобы ее душить, но и завоевала себе сочувствие трудящихся во всем мире, что мы не только разбили наших врагов, но мы приобрели и приобретаем себе союзников не, по дням, а по часам».

Роль этого мероприятия 1920 года в Баку трудно переоценить. Именно после съезда народов Востока во всех колониальных странах начался процесс создания коммунистических партий. Коммунистическая партия в Израиле была образована в 1919 году, в Турции и Индонезии — в 1920 году, в Китае — в 1921 году, в Японии — в 1922 году, в Малайе — в 1926 году, во Вьетнаме и на Филиппинах — в 1930 году, в Индии — в 1933 году, в Бирме — в 1941 году. Коммунистические партии возникли также во многих других странах Ближнего и Среднего Востока, но большая часть из них находилась на нелегальном положении. Во всех этих странах развернулась активная работа по созданию и развитию профсоюзов. Одновременно с помощью Коммунистического Интернационала шло создание коммунистических партий в полуколониальных странах Латинской Америки.

В последующем уже в январе 1922 года в Москве собрался I съезд трудящихся Дальнего Востока. Созданный в 1921 году в Москве Коммунистический Университет народов Востока (КУТВ) при Коминтерне подготовил для колониальных народов тысячи политических руководителей. В разные годы в КУТВ, упраздненном в 1938 г., обучались представители 73-х национальностей из десятков стран мира.

 

Китайская компартия и Шанхайская резня 1927 года

Самым ярким примером успеха такого подхода в деле проведения съездов народов Востока и Дальнего Востока стало создание Коммунистической партии Китая, которая была основана в 1921 году студентами и интеллигентами, организовавших марксистские кружки. Благоприятная почва была создана для этого и кантонским правительством Сунь-Ятсена, который был дружественно настроен в отношении красной Москвы.  Более того, являясь руководителем националистической партии Гоминдан, он прощупывал возможности вступления в новообразованный Коминтерн. Поэтому КПК зародилась на самобытной почве без социал-демократического прошлого.

 

Реализуя решения своего первого съезда, коммунисты Китая стремились активно включиться в рабочее движение, стать его подлинными инициаторами и организаторами. Развернувшийся в начале 20-х гг. подъем стихийного забастовочного движения благоприятствовал работе коммунистов. В июле 1921 г. в Шанхае по инициативе коммунистов создается Всекитайский секретариат профсоюзов, сделавшийся постепенно подлинным руководящим центром рабочего движения. Большое значение для рабочего движения имела успешная стачка моряков Гонконга (январь—март 1922 г.), поддержанная правительством Сунь Ятсена в Гуанчжоу и забастовками солидарности в Шанхае, встретившая сочувствие и помощь за рубежом.

Последующие политические события, связанные с подъемом и разгромом рабочего движения, четко выявили своеобразие объективного положения КПК в условиях господства милитаристских режимов в полуколониальной стране. Важнейшее значение имела судьба забастовки на Пекин-Ханькоуской железной дороге в феврале 1923 г. Здесь большим влиянием пользовались профсоюзы, руководимые коммунистами, которые вели успешную борьбу за права рабочих. Испугавшись роста влияния профсоюзов, милитарист У Пэйфу 7 февраля жестоко расправился с забастовщиками, разгромил профсоюзы. Эта террористическая акция знаменовала начало определенного спада рабочего движения.

«Декларации II съезда КПК». В этом документе формулируются концепция единого антиимпериалистического фронта и необходимость поддержки рабочим классом революционного буржуазно-демократического движения. Однако реализовать эту политику оказалось сложнее, чем сформулировать.

Подобные события толкнули коммунистов на союз с Гоминданом, который был на определенном этапе сопротивления империалистам и милитаристам прогрессивной силой, но после смерти Сунь-Ятсена и возвеличивания Чан Кайши, ситуация резко изменилась в сторону реакционных буржуазных сил. Поэтому изначально «первый объеденный фронт» с Гоминданом был обречен. Конечно, на определенном этапе становления КПК данный союз усилил позиции коммунистов, но длительное продолжение работы в рамках единой организационной структуры вело к неминуемому конфликту.

В 1925 году Сунь Ятсен умер, и после его смерти между правым крылом Гоминьдана во главе с Чан Кайши и левым крылом, возглавляемым Ван Цзинвэем, возник конфликт. Ван Цзинвэй стал председателем национального правительства, но военная власть была сосредоточена в руках Чан Кайши, командовавшим Национально-революционной армией (НРА). В июле 1926 года начался Северный поход — военная экспедиция НРА, целью которой было изгнание милитаристов и объединение Китая. После того, как коммунисты и левое крыло Гоминьдана попытались провести земельную реформу и передать землю крестьянам в регионах, захваченных НРА, симпатии помещиков и богатых торговцев переметнулись на сторону Чан Кайши. Его поддерживали и иностранцы, живущие в концессиях в крупных городах Китая.

В январе 1927 года при поддержке КПК и советских агентов Ван Цзинвэй перевёл правительство в захваченный НРА город Ухань и провозгласил его новой столицей. 3 марта 1927 года рабочие под предводительством Чжоу Эньлая подняли в Шанхае восстание, разгромив войска военного губернатора и его союзников. Рабочие заняли всю территорию Шанхая за исключением иностранных концессий — Международного сеттльмента и Французской концессии, которые охранялись военными и моряками США, Великобритании, Италии, Японии и других стран.

Вскоре к городу подошли части НРА под командованием Бай Чунси, верного соратника Чан Кайши. Правое крыло Гоминьдана было встревожено растущим влиянием коммунистов как в новом правительстве, так и в профсоюзах и рабочем ополчении. После международного скандала, который последовал вслед за Нанкинским инцидентом, Чан Кайши решил порвать с коммунистами и левыми в Гоминьдане.

Контрреволюционный переворот Чан Кайши совершил 12 апреля 1927 года, направив войска и гоминдановскую милицию для расправы с рабочими и членами КПК. Убийства коммунистов и террор продолжались по всему Китаю в течение многих недель. После победы над сторонниками КПК в крупных городах Чан Кайши полностью захватил власть в Гоминьдане и вскоре стал диктатором Китая. После падения 15 июля 1927 года Уханьского правительства коммунисты были вынуждены окончательно уйти в подполье.

Оставшаяся часть деятелей компартии выбрали путь борьбы в крестьянских районах, создавая освобожденные советские зоны, а затем и части Красной Армии. Однако опора на крестьянство было вынужденной мерой, так как Федерация Профсоюзов Китая, созданная при участии КПК, была разгромлена, а оставшиеся немногочисленные рабочие и коммунистические группы вынуждены были действовать в городах в условиях белого террора в глубоком подполье. Фактически КПК выдавили из крупных центров страны.

Часть левых в КПК и в ИККИ считало, что причиной поражения в Китае в 1927-м году стало увлечение теорией этапов, когда программа минимум партии менялась в угоду союза с Гоминданом, который являлся буржуазной националистической партией. Верхи Гоминдана в интересах реакционных кругов, помещиков, капиталистов и милитаристов в определенный момент пошли, как против китайских коммунистов, устроив белый террор, так и против СССР.

Уроки шанхайской резни показывают, что в тот момент в Китае произошло классическое размежевание классовых сил в национальной революции, когда коммунисты и передовые отряды рабочих и крестьян вынуждены были вступить на путь гражданской войны с националистическими буржуазными силами. Только после разгрома в Шанхае КПК ставит вопрос о советизации и о разворачивании вооруженной борьбы, теперь правда, опираясь на силы деревни.

 

На защите СССР

Во второй половине 20-х годов постепенно сдвигаются акценты деятельности ИККИ с непосредственного разжигания революционных событий, на непосредственную защиту СССР и создание положительного образа рабочего государства в глазах трудящихся всего мира. Собственно, эта повестка стояла перед Третьим Интернационалом и в самом начале возникновения в период интервенции и гражданской войны в России.

Но по мере увеличения количества неудач и поражений, это направление становится все более важной частью деятельности. Коминтерн, несмотря на провозглашенный характер штаба мировой революции, был детищем советской власти и также прошел вместе с рабочим государством через подъемы и спады и самые трагичные периоды истории. Надо понимать, что именно РКП(б) – ВКП(б) была решающей силой в Коминтерне. Помимо роли организатора коммунистических сил и активного участия в атаке на капитализм, ИККИ становится с 1927 года важнейшим инструментом защиты СССР.

После ультиматума со стороны английского лорда Керзона в адрес советского правительства, угроза интервенции со стороны Британии и малой Антанты снова нависла над страной советов. Поражение всеобщей забастовки 1926 года в Великобритании, в которой проявились ошибки, как руководства лейбористских тред-юнионов, так и деятелей Профинтерна и Коминтерна, также усилило стремление внутри ИККИ развернуть серьезную работу, направленную на более серьезную подготовку восстаний и действий в империалистических метрополиях.

Особенно это становилось актуальным в случае нападения на СССР, как первого рабочего государства со стороны западных стран. Преобладает мысль о более тщательной деятельности по разложению войск и полиции, о проведении диверсионных работ. В недрах ОМС разрабатывается секретный документ, который получил название «Инструкция по работе среди войск». Он был переведен с русского на немецкий, английский и французский языки, надо думать, что и на китайский тоже.

Немецкий текст датирован 31 августа 1928 г. «Инструкция» была наиболее развернутым изложением отношения Коминтерна и компартий к революционной борьбе за власть и вооруженному восстанию, к военно-конспиративной работе коммунистов по разложению армии вообще — к подрывной деятельности против государственных учреждений стран капитала как в мирное время, так и во время войны, особенно же на случай военных действий против Советского Союза.

VI конгресс Коминтерна специально указывал, что в центре борьбы против военной опасности должна стоять защита СССР. Компартии обязаны ориентировать международный пролетариат на поддержку национально-революционных войн и революций, вести антивоенную работу в армиях империалистических государств, а в случае возникновения новой империалистической войны выдвинуть — как и во время Первой мировой войны — лозунг превращения ее в войну гражданскую, иными словами, в международную социальную революцию».

Уже с 1929 года и по 1935 годы начинается другая глава Коминтерна, связанная с надеждами части руководства ИККИ во главе с Бела Куном на новый революционный импульс в связи с мировой капиталистической депрессией. Этот период, как и пришедший на смену ему новый, названный временем «народных фронтов», требует отдельного изучения и осмысления.

Подытоживая материал можно сказать, что первая атака на капитализм не удалась, но в период величайшего обострения его кризиса и мировой межимпериалистической бойни была показана альтернатива этому варварству в лице Советской России, рожденной Великой Октябрьской Социалистической Революцией. Коминтерн как передовой отряд ретранслировал идеи Октября по всему миру и способствовал тому, что миллионы людей влились в новое международное революционное коммунистическое движение.

Причины неудач первых восстаний во многом кроются в незрелости и политической слабости руководства молодых компартий, в контрреволюционной роли правой части социал-демократии, которые, как в Германии и Австрии, сохранили контроль над профсоюзами и стали опорой буржуазных республик. Сами коммунистические партии, несмотря на свою активность, еще были не столь многочисленными и вынуждены были действовать в подполье, сопротивляясь диктаторским режимам.  Немаловажную роль в спаде революционной волны послужила и кратковременная стабилизация капитализма вплоть до начала великой депрессии 1929 года.

В нынешних условиях легко обвинять во всех грехах первопроходцев коммунистического движения. Было бы величайшей ошибкой занимать позицию Плеханова и повторять его слова о том, что «не надо было браться за оружие», как он это проделывал в отношении Московского декабрьского вооруженного восстания рабочих 1905 года, которое потерпело поражение. Тогдашние революции и восстания, создание первых советских правительств были важным этапом становления международного коммунистического движения, когда в горниле сражений выковывались кадры будущих партий.

Как раз те самые солдаты мировой революции, призванные Октябрем в начале 20-х и сформировали кадровый руководящий состав партий, победивших в 40-е и 50-е годы в Восточной Европе, в результате победы Китайской революции 1949 года, и успешной революционной войны коммунистов во Вьетнаме и Индокитае. Многие массовые профсоюзы в странах третьего мира и колониях были созданы именно первыми коммунистами.

Мы должны сделать выводы из уроков Коминтерна 20-х годов. Опыт борьбы первых коммунистов важен сейчас как никогда в условиях нового обострения межимпериалистических противоречий, способных привести к мировой войне. К сожалению, этот период зарождения и становления Коминтерна еще мало изучен и наше дело рассказать о том времени больше для будущих поколений борцов за социализм.

 

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


пять − = 2