Главная » Без рубрики » Тезисы доклада Айнура Курманова в рамках дискуссии о национализации

**Предыстория**

Мы начали рассматривать вопросы национализации уже давно, а в конце 2010 года появилась инициатива по созданию аналитической группы из числа специалистов и научных работников разного профиля и отраслей: экономистов, правоведов и общественных и профсоюзных деятелей. Такая группаначала свою работу и пыталась проанализировать нынешнее состояние производства, сельского хозяйства, инфраструктуры и добывающих отраслей и нащупать оптимальные пути и механизмы национализации, то есть деприватизации крупной промышленности. К такой инициативе ее участников подтолкнуло удручающее положение в современной казахстанской промышленности, сельском хозяйстве, энергетике, транспорте и ЖКХ, в которой происходят процессы свертывания производства и деиндустриализации.

Требование национализации стало внедряться в наше общество еще раньше, а именно с весны 2009 года, когда начались забастовки нефтяников Мангистауской области, а именно рабочих ТОО «Бургылау», затем эту идею в июне подхватили рабочие Алматинского Вагоноремонтного завода и продолжили в августе заводчане АЗТМ. Крупнейшая забастовка РД «Озеньмунайгаз» и других дочерних компаний КМГ в Мангистауской области в марте 2010 года тоже прошла под лозунгом национализации и рабочего контроля, причем трудовой коллектив шагнул еще дальше, потребовав участия в распределении прибыли и управления компанией. Такие же настроения существуют и в рабочей среде горнодобывающих предприятий Евразийской группы, Казахмыса, Арселор Миттала, а с некоторых пор и в трудовых коллективах Казцинка. Такую же цель поставил себе новый республиканский профсоюз «Жаңарту» и созданное 7 мая на базе объединения «Казахстан 2012» Социалистическое Движение Казахстана.

Скандал с участием иностранной компании «Гленкор» по скупке акций ведущих стратегических компаний горнорудных предприятий подтолкнул и определенную часть оппозиции в лице блока «Народовластие» и других общественных объединений к идее пересмотра нынешней социально-экономической системы и выдвижения требования Национализации. Все это еще раз показывает серьезную общественную потребность в необходимости выработки и широкой дискуссии о путях возвращения в народную собственность крупного производства и богатств страны. Мы начинаем серию подобных круглых столов и научных конференций, которые призваны вовлечь широкий круг специалистов и общественных деятелей и популяризации данных идей.

**Тупик неолиберальной экономической модели**

В чем же причина появление таких идей, их востребованность в широких слоях общества, а также популярности лозунгов радикальных социальных реформ? Это не прихоть отдельных политиков или левых организаций, а общемировая тенденция кризиса либеральной идеологии, как в сфере политики, так и в вопросах путей экономического развития, на рельсах современного капитализма. Это стало результатом глобального экономического кризиса, коллапса финансовой системы, обрушения спекулятивных пузырей недвижимости, спада производства, дефицита продуктов питания и появления массовой безработицы.

Фактически мы наблюдаем банкротство неолиберальной экономической школы Милтона Фридмана или т. н. «гарвардских мальчиков», которые провели радикальные правые реформы в Чили после военного переворота генерала Пиночета. В частности государство максимально отстранялось от управления экономикой, все сектора были приватизированы, солидарная пенсионная система разрушена, ликвидированы бесплатное образование и медицина, профсоюзы запрещены, а трудящиеся оказались в виде бесправных рабов. Затем эти рецепты были применены в США и Англии Рейганом и Теттчер, проведших массовую приватизацию и дерегуляцию экономики в своих странах в начале 80-х годов.

В Европе после разрушения СССР это обернулось ликвидацией «социального государства» и всех завоеваний профсоюзов, особенно после создания Европейского Союза, а также процессами деиндустриализации, ликвидации дублирующих производств, реформой финансовой системы и другими антисоциальными «прелестями». В частности идет наступление на солидарную пенсионную систему, произошла ликвидация бесплатного высшего образования, значительно вырос процент неполной занятости и временных работ в структуре рабочего класса Европы.

Как реакция на мировой кризис стало проведение процессов национализации или увеличение доли государства в добывающих отраслях в странах третьего мира, особенно в Латинской Америке, названным рядом неолиберальных экономистов «сырьевым национализмом». В развитых капиталистических странах тоже прошли волны национализации банковского сектора и крупных компаний, с целью предотвращения их тотального обрушения. Ряд экономистов предлагают различные неокенсианские рецепты лечения экономики и увеличения доли государства, как в управлении, так и во владении промышленностью. Ряд экономистов призывают привязать финансовую систему к производству, ограничить финансовые спекуляции. Идет ревизия роли ВТО, МВФ, ЕБРР и других структур глобального капитализма, оказавшихся локомотивами кризиса.

Протекционизм становится обычным в практике целого ряда государств, как ЕС, США, так и России, создавшей так называемый Таможенный Союз, что является тоже результатом торговых войн и межимпериалистических противоречий в деле борьбы за рынки сбыта и добычи сырья. Правда многие новшества, возвращение государственно-монополистических элементов капитализма уже не спасает ситуацию. Мы видим, как лихорадит Европу, где целые страны – Греция, Ирландия, Португалия, Испания находятся на грани дефолта.

Ситуация сложившаяся в Казахстане, также является отображением общемировых процессов и являясь в основномсырьевой державой, также ощутила на себе волну глобального кризиса капитализма. И наша страна пострадала наиболее сильно из всех стран СНГ, также благодаря слепому следованию в течение последних 20-ти лет неолиберальной модели развития. Казахстан был полигоном для насаждения этих идей, проведения массовой приватизации, ликвидации целых отраслей производства и наукоемких предприятий и организаций. Проведение финансовой, пенсионной по чилийскому образцу и жилищных реформ (синоним ликвидации всех социальных льгот) было первым радикальным шагом в истории стран СНГ и только потом данные методы, апробированные здесь, применялись в России, Украине и других государствах бывшего СССР. Маргарет Тэтчер даже назвала Нурсултана Назарбаева своим лучшим учеником!

В 90-е годы Казахстан распахнул двери для деятельности Транснациональных Корпораций, были составлены изначально кабальные контракты с западными нефтяными компаниями. В итоге страна потеряла огромные капиталы в результате упущенной выгоды от эксплуатации природной ренты, торговля нефтью и газом шла через оффшорные зоны для увода от налогов. В конце 2000-х годы были проданы акции нефтяных национальных компаний«Актобемунайгаз», ряда дочерних компаний КМГ, которые попали в руки уже китайских компаний. В Горнорудной промышленности ситуация еще более удручающая, так как все эти годы Казахмыс, Арселор Миттал и другие компании вели хищнические методы эксплуатации и выработки только доступных пластов. В итоге мы видим полное отсутствие эффективных инвестиций, изношенность оборудования, доходящая до 80%, а охрана труда полностью отсутствует, что приводит к гибели горняков и к массовым случаям травматизма и профзаболеваний.

Разрушение перерабатывающей промышленности стало очевидным для всех, и мы уже практически ничего не производим. По оценке Назарбаева 20 холдингов контролирует 80% ВВП страны (это нефть, газ, твердые ископаемые), остальные 20% и есть реальный сектор экономики – торговля, пищевая промышленность, транспорт и т. д. В целом мы видим деградацию и коллапс ЖКХ, энергетики и практически всех сфер экономической и общественной жизни страны. Казахстан превращается в полную сырьевую колонию развитых стран…

Политический режим стал напоминать пиночетовский, где в стране существует правая диктатура, а экономика максимально либерализована и принадлежит сырьевым олигархам. Лозунг «сперва экономика, а потом политические реформы» родился не на пустом месте, так как авторитарная власть обеспечивает максимальные благоприятные условия для трнаснациональных корпораций, международных банков и собственным олигархам в деле разграбления национальных ресурсов, ликвидации собственного перерабатывающего производства и максимального удешевления национальной рабочей силы. Естественно, что коррупция и разделение национального дохода от продажи сырья идет мимо народных масс, поэтому нынешнее повышение цен на нефть никак не сказалось на уровне жизни казахстанцев.

Сейчас в странах Магриба, а еще раньше в конце 90-х и начале 2000-х в Индонезии и Латинской Америки эти режимы пали. Нынешняя арабская революция, приобретающая все больше характер мировой революции, и ее основа носит в первую очередь экономический и социальный характер недовольства масс. То есть вопросы слома существующей порочной экономической модели, смены всего социального, а значит и политического курса давно назрели и поэтому нужна широкая дискуссия в стране по этому поводу, с целью возврата национальных ресурсов в руки общества.

**Пути национализации**

Это самый трудный вопрос в нынешней ситуации. Легче поставить его, чем ответить. Ведь сама национализация лишь средство, а не вовсе рецепт от решения всех экономических задач и накопившихся проблем. Существует только два варианта – это монополизация промышленности в руках одной олигархической группировки узурпировавшей власть. Это мы уже наблюдаем с 2007 года, и это типичная форма государственно-монополистического капитализма, без отказа от неолиберальной экономической модели развития и сырьевой ориентации – выразившаяся в создании супермонстра в лице фонда «Самрук-Казына», которая провела частичную «национализацию» банковского сектора, вмешавшись в дела четырех банков, влив огромные порядка 19 миллиардов долларов в эту сферу и повесив часть частных долгов до 70% на плечи государства. Это означает на деле «национализацию» долгов, но не реальное изменение системы. (Это имеет место и в развитых странах – национализация банковского сектора, или железных дорог в Англии).

Типичный пример «национальной компании», входящей в систему фонда «Самрук-Казына» это – АО КТЖ (Казахстанские железные дороги). Эта компания давоно стала символом раздробленности, оптимизации производства, отделения основного производства от обслуживающих предприятий, массовых сокращений и постоянных коррупционных скандалов.

И здесь стоит политический вопрос или Государственно-монополистический капитализм, существующий ныне или обобществление крупной собственности? То есть мы отделяем в своей деятельности и пропаганде «национализацию» от национализации. То, что предлагает ОСДП — «Азат», а именно выкупить акции Гленкора за счет бюджета и передать в руки «Самрук-Казына» и есть такой метод перекладывания из одного кармана в другой одного и того же пиджака. Тем более из-за изношенности оборудования рыночная стоимость активов этих компаний сомнительна и здесь надо ставить вопрос о возврате в руки государства крупной промышленности, без какого либо выкупа и компенсаций. Подобное, например, во многом было сделано в Венесуэле, Боливии и Эквадоре. Тем более, что такую национализацию можно произвести быстрее и безболезненнее именно в горнорудной промышленности, где доля иностранных компаний небольшая.

Что же касается нефтяных месторождений, то на первом этапе можно ставить вопрос о пересмотре заключенных ранее кабальных контрактов и об увеличении доли прибыли Казахстана или государственного присутствия. Сейчас казахстанская доля в распределении добытой нефти очень низкая в Карачеганаке 12% в Кашагане 30%. В добытой нефти за тонну Казахстан получает всего 20 долларов. Тем более, такой подход будет оправдан, когда западные компании эксплуатировали в течение всех этих лет природную ренту, не платя за это в казну. Тут возможно проведение судебных процессов и международных арбитражей, которые со всей уверенностью Казахстан может выиграть. Также стоит вопрос и с китайскими компаниями, сделки с которыми надо расследовать и пересматривать.

Вторым этапом может быть активное давление со стороны профсоюзов и трудовых коллективов. Такие примеры были в Чили в начале 70-х годов, В Испании в 1936-м и других странах, а также в СССР на заре индустриализации, когда рабочие месяцами бастовали на предприятиях, принадлежащих иностранцам в так называемых концессиях. Тут речь может идти о политическом требовании рабочего движения о контроле и управления производством, выборов управленческого аппарата, что не возможно без создания в последующем демократических плановых органов на национальном уровне.

**Земля**

Ленин в своих работах указывал 90-е годы 19 века и в начале 20 века, что национализация земли вовсе не означает отказа от капитализма, а обеспечит ускоренное развитие сельского хозяйства при наличии крупных хозяйств. В Казахстане тоже имеется поддержка крупных продкорпораций, но действия их чрезвычайно неэффективны и завязаны на получение льготных кредитов и государственной помощи, тогда как средним и мелким фермерским хозяйствам эта помощь не достается. Тем более эти крупные корпорации вовсе не образец эффективности, а больше паразитический нарост на теле сельского хозяйства.

Здесь есть предложения поэтапной национализации, а именно в первую очередь национализировать элеваторы, инфраструктуру, создать станции МТС и т. д. вкладывая государственные средства в мелиорацию, гидросооружения, производство дешевых или бесплатных удобрений и т. д.

Следующим этапом может стать и ревизия Кодекса законов о земле и рассмотрение вопроса о ликвидации частной собственности на земли сельхоз назначения. Тем более, уже в национальном законодательстве есть лазейки, которые дают возможность изъять землю в государственную собственность в случае его неиспользования. В РК огромное количество заброшенных земель. И ставка на крупные хозяйства – укрупнение их – развития кооперации становятся важнейшим моментом в нашей будущей программе экономических преобразований страны.

**Правовые вопросы**

Правовое обоснование уже имеется в странах Латнской Америки, которые могут быть применены и в Казахстане. В частности надо расследовать приватизационные сделки крупных предприятий, где в контрактах по управлению или передачи собственности оговорены условия сохранения профиля и внедрения инвестиций для развития производства. Мы прекрасно знаем с вами, что ни одна горнорудная компания в Казахстане не вложила стоящие средства в развитие новых технологий, закупки нового оборудования и обеспечение охраны труда. И здесь роль трудовых коллективов и профсоюзов, а также левых политических партий и общественных движений является определяющей.

Экономическое обоснование уже есть у ряда экономистов, нам только нужно обобщить этот опыт. Регулирование цен на энергоносители, национализация системы ЖКХ, водных ресурсов и фактически предусматривают переформатирование всей модели экономического развития с механизмами общественного контроля и управления, создания общественных фондов, куда и будут идти средства от природной ренты, продажи ресурсов для развития инфраструктуры, строительства бесплатного жилья, образования, медицины и создания новых перерабатывающих отраслей экономики.

//[[http://www.socialismkz.info/_nw/14/71880704.jpg|{{http://www.socialismkz.info/_nw/14/s71880704.jpg|s71880704.jpg}}]]Наша организация – Социалистическое Движение Казахстана, в рамках КРИ согласуется с позицией международного революционного рабочего движения, и выступает за конец рыночной системы, который возможен на основе национализации природных ресурсов и крупных компаний под контролем и управлением трудящихся в рамках демократической плановой экономики.//

//Май 2011 года//

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


× 5 = пять