Главная » Дискуссия » Дмитрий Орлов: власть законом о реабилитации жертв репрессий раскалывает общество

В октябре 15 депутатов от всех шести партий, прошедших в Жогорку Кенеш, внесли проект закона о реабилитации жертв репрессий периода 1918 — 1953 годов. В документе предлагается реабилитация граждан, осужденных за измену Родине, за шпионаж, а также за службу в Туркестанском легионе СС. Руководитель аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрий Орлов ответил на вопросы «Эха Кыргызстана», прокомментировав цели данного законопроекта и состав сил, заинтересованных в реабилитации пособников фашизма.

 

– Э.К. Какова цель данного законопроекта? Что хотят им достичь?

– Д.О. Изначально эти вопросы нужно задавать не мне или кому-то другому из аналитиков, а прежним властям Кыргызстана. Конкретно — бывшему президенту Алмазбеку Атамбаеву и экс-премьеру Сапару Исакову. Потому что именно их стараниями Кыргызстан вошёл в 2017 году в ПОП – «Проект «Открытое правительство», который спонсируют Джордж Сорос и Пьер Омидьяр, а придумали ещё Барак Обама с Хиллари Клинтон. По условиям ПОП, Кыргызстан, о чём в обосновании говорят сами инициаторы этого законопроекта, обязан, среди прочего, открыть архивные данные по репрессиям 1918-1953 годов, и внести поправки в законы, касающиеся реабилитации по «репрессивным» делам.

Это — официальная версия. Ну а неофициальных версий здесь намного больше. Начиная с желания получить на все эти инициативы какие-то деньги (если они уже не получены — как-то резво ситуация закрутилась), и заканчивая пресловутой десоветизацией, которая длится вот уже почти 28 лет. Понятно, что денег на это из госбюджета никто не даст, а тут — такая шикарная возможность самоутвердиться за иностранный счёт. Логика тут, подозреваю, такая: «Почему бы и нет, если за это платят?». Понятно, что вопрос: «Зачем нужно было тянуть Кыргызстан в ПОП?» Атамбаеву и Исакову можно сейчас задать только через их адвокатов.

Но я с ними, к счастью, не знаком. В итоге выясняется, что создавать систему открытой власти, которая соответствовала бы национальным интересам страны, в Кыргызстане никто не хочет. Что проще и дешевле пристроиться у какого-нибудь иностранного богатого дяди, который бы оплатил этот банкет. Но как-то забывают, при этом, что иностранный богатый дядя имеет свои интересы, в которые независимый Кыргызстан никак не вписывается. По сути, ПОП — это внешнее управление с «чёрного хода». Потому что «в лоб» у них в последнее время ничего не получается.

– Э.К. То есть, решили действовать по примеру Украины, Грузии и Прибалтики?

– Д.О. И России. Могу даже процитировать дословно: «К примеру, Закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», принятый в 1991 году, претерпел изменения почти 20 раз! Последние правки внесены 7 марта 2018 года». Но помнится, на официальном уровне в России не собираются реабилитировать всех скопом: власовцев, полицаев, старост бывших — всех, кто сотрудничал с фашистами в Великую Отечественную, а также тех, кто при Ленине и Сталине сидел за взятки и бандитизм.

Знаете, во всех перечисленных тут нами государствах, отношение к этой самой десоветизации тоже неоднозначное. Взять ту же Прибалтику хотя бы. Ещё в прошлом году депутат Европарламента от Литвы Витянис Андрюкайтис в интервью заявил, что десоветизация — главная ошибка его страны после распада СССР. Делить людей на «советских» и «несоветских», по его мнению, глупо, а утверждение о том, что «советский менталитет препятствует развитию государства» – ложь, поскольку существенных различий между западным и постсоветским обществами нет.

Ещё он вот что сказал: «Я действительно думаю, что это идеологически нездоровые дискуссии, здесь присутствуют клише, некоторым просто нравится называть себя любителями родины и патриотами. А все остальные — советские. Сегодня в Европе я вижу людей с разным менталитетом. Кто такая Ле Пен? Она что, из Советского Союза? У нас есть странный комплекс. Те, кто на Западе, уже сразу идут со знаком плюс. Перестаньте. Была холодная война, и с обеих сторон были определённые стереотипы».

Жаль только, что умных людей, имеющих за плечами такой опыт, у нас никто не слушает.

– Э.К. Кто инициаторы законопроекта?

– Д.О. 15 депутатов от всех парламентских фракций. Однако если вспомнить, что комментировал поправки один только депутат от социалистической партии «Ата Мекен» Каныбек Иманалиев, инициатор, скорее всего, именно он. А остальные — что-то вроде массовки.

– Э.К. Если это все партии, то получается, что это консолидированная инициатива всей правящей элиты?

– Д.О. Если честно, я не уверен, что вся правящая элита от этого в восторге. Как, впрочем, и не правящая. Тех, кто считает себя политической элитой, в Кыргызстане набралось на 243 партии. А в парламенте — только шесть. К тому же я точно знаю — разговаривал с людьми, что не все элитарии в восторге от этих поправок. Не надо думать, что вменяемых людей в политике Кыргызстана не осталось. Они-то как раз лучше всех понимают, чем обернётся обнародование архивных сведений о репрессированных.

Приведу такой пример. Исследователи пишут, что в начале 1938 года ЦК ВКП(б) приказал тогдашнему шефу НКВД Николаю Ежову подготовить региональную статистику политических донесений советских граждан друг на друга за период с 1934 по 1937 год. Через месяц выяснилось, что бдительные граждане СССР за четыре года накатали друг на друга 4 миллиона 340 тысяч 86 доносов. Больше всего доносов органы НКВД получили в южных районах страны, меньше – в северных. Южные районы – это как раз Средняя Азия и Казахстан, если кто-то ещё помнит географию. Прав немецкий историк Карл Шлегель: «Террор, инициированный верхушкой во имя великой цели избавиться от врагов, был с готовностью подхвачен и использован множеством структур и граждан для решения своих проблем».

А теперь представим, что будет, если начнут всплывать имена доносчиков. Да и сами репрессированные отнюдь не все были образцами гуманизма. Если начнётся сведение счётов за прошлое на межродовом и межрегиональном уровнях, это уже будет гражданская война. Элиты могут сбежать за границу, а куда бежать простым гражданам? Здесь также надо понимать и вопросы приоритетов. Смотрите: есть граждане Кыргызстана, предки которых служили в ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ. Но есть и граждане, чьи предки пострадали от их действий, и те, чьи деды-прадеды писали на них доносы в органы. Вторые заинтересованы в том, чтобы имена тех, кто доносил и репрессировал, были обнародованы. Не уверен, правда, что это принесёт им счастья, но — тем не менее. А вот потомки чекистов и доносчиков вряд ли хотят, чтобы информация об их предках увидела свет. Возникает дилемма: чьё право тут — первоочередное?

После этого интервью я предвижу нападки на себя со стороны наших доморощенных антисоветчиков. Уже есть прецедент — в отношении других экспертов, которых уже обвиняют в том, что они проплачены Кремлём. Скажу так: я тоже за то, чтобы открыли архивы. Но в то же время я понимаю, чем это может кончиться. Вместо того, чтобы объединять общество, власть Кыргызстана его раскалывает. Во всяком случае, её первая ветвь — парламент — точно. Я не склонен идеализировать президента Сооронбая Жээнбекова, но всё же хочется верить, что спокойствие в стране — и в его интересах тоже. Поэтому думаю, он на этот закон наложит вето, если его вдруг примут. Да, Кыргызстан за это могут выгнать из ПОП. Но это — мелочи, по сравнению с тем ущербом, который могут нанести все эти реабилитаторы и десоветизаторы.

– Э.К. Сперва прозвучало предложение перехода на латиницу, а теперь эта инициатива. Не звенья ли это одной цепи?

– Д.О. Сейчас ничего нельзя исключать. Потому что всё это очень смахивает на комплексный подход. А ещё проще — на бросание камешков в воду: какие круги пойдут? Ведь что такое десоветизация? Отказ от всего, что было в СССР. А там, берусь сообщить всем десоветизаторам, были не только репрессии. Ну а судя по тому, как ведут себя нынешние хозяйчики, народ всё больше убеждается, что без расстрелов с конфискацией имущества никак нельзя. Почему сейчас народ говорит о Сталине с всё большим уважением? Потому что за 28 лет на территории бывшего СССР не создано ничего лучше.

Источник

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


семь − = 3