Главная » Дискуссия » Галина Арзамасова: какой бы ни был приговор над экс-акимом, у нас есть и будет поддержка народа!

Скандальный процесс над организаторами и участниками покушения на Галину Арзамасову, общественного деятеля из Талгарского района Алматинской области, привлек большое внимание прессы и общественных объединений. Внимание к процессу привлекло и то обстоятельство, что она в своем видеообращении к президенту рассказала о том, что гибель людей пассажирского самолета в Алматы, ударившегося при вынужденной посадке о частный дом, произошла в том числе за из-за незаконного строительства на землях вблизи аэропорта. Эти земли реализовывались местным акимом в нарушение всех норм.

На общественницу еще в августе было совершено покушение с применением огнестрельного оружия возле здания акимата Талгара за ее разоблачения акима Панфиловского сельского округа Нургали Аппазова в деле незаконной реализации поливной земли и участков парков, лесных массивов и даже территорий школ. Сам аким, выступивший заказчиком покушения, сейчас проходит в суде в качестве обвиняемого в совершении хулиганских действий и находится на свободе. Сам судебный процесс уже подошёл к концу.

Галина Арзамасова ответила на вопросы «Эха Казахстана», рассказав итоги трехмесячного судебного процесса.

— Э.К. Каковы, по Вашему мнению, итоги судебного процесса?

— Г.А. Мы своими активными действиями, запросами, выступлениями в прениях нарушили сценарий, по которому шел судебный процесс. Хотя очень много было нарушений с самого начала. В частности, не было удовлетворено ни одно наше ходатайство. Например, мы требовали переквалифицировать статью с «хулиганства» на «покушение на убийство» в предварительном сговоре группой лиц, затем просили объединить дело с делом о незаконной продаже земельных участков. Это было отвергнуто судом.

В последующем мы с адвокатом требовали ограничить свободу Нургали Аппазову, после того, как его выпустили под залог. Его взяли под стражу только после крушения самолёта, так как он был замешан в аферах с землей аэропорта. Как вы знаете в последующем самолет, совершавший экстренную посадку врезался в строение, построенное в непосредственной близости от аэропорта.

Помимо этого, судья запретил видеосъёмку процесса кроме первого и последнего заседания, и отказал в обеспечении синхронного перевода на русский язык. Не был обеспечен и свободный доступ на открытое заседание. У активистов каждый раз проверяли удостоверения, записывали в журнал, пропускали через рамку, обследовали металлоискателем, трясли сумочки, и просто не пускали на заседание под предлогом, что «будут шуметь».
Ещё суд отказался допросить свидетелей, которые тоже подвергались преследованиям и через которых осуществлялись попытки моего подкупа.

— Э.К. А Вы и Ваш адвокат как-то пытались опротестовать эти решения?

О чем можно говорить, если даже переводчик был никакой, а на последнем заседании вообще отсутствовал. На нападки и оскорбление хулиганствующих элементов из числа сторонников экс-акима ни судья, ни прокурор вообще не реагировали. На два наших заявления в прокуратуру по поводу ограничения доступа на открытое заседание прокуратура дала отписки, но ничего не решила, чтобы обеспечить свободное присутствие.

Зато на заседаниях было пять свидетелей, из дома напротив акимата, которые ничего не видели и ничего не слышали. А ещё одна девушка с автомойки, которая вообще не была на работе в то время, когда мылась машина подозреваемого. Не ее смена. Такие свидетели со стороны защиты никак не смутили ни судью, ни представителей прокуратуры.

— Э.К. Есть ли интерес к процессу со стороны журналистов и поддержка активистов к Вашему процессу?

— Г.А. Мы ощущаем большую поддержку со стороны журналистов СМИ, и активистов разных общественных объединений в том числе неформальной партии «Коше». Но процесс специально затягивают уже в течение трех месяцев в надежде измотать ее участников и меня. Надеюсь, что скоро в конце узнаем истинную причину. Из-за запрета съёмок, телевизионные журналисты потеряли активность, но рядом всегда друзья и сторонники.

— Э.К. Вы писали, что есть позитивные изменения в Карабулаке, так как начали убирать мусор вдоль дорог. До этого шума и общественной кампании все было в запустении?

— Г.А. В Панфиловском сельском округе действительно имеет место прогресс, но так как осталась старая команда, то идёт и пробуксовка. Приходится опять выступать с требованиями осуществления прав жителей и осуществления властями их непосредственных функций.

— Э.К. Расскажите подробности как прошло последнее заседание, на котором были прения и один из обвиняемых – водитель Гани Сманов отказался от ранее данных показаний?

— Г.А. Вам первому сообщаю. Вчера мы сорвали весь сценарий суда и прокуратуры. С первых дней, зная, что выстрел был произведен профессионалом из дома напротив акимата, я просила обвиняемого водителя Гани Сманова сказать правду откуда был произведен выстрел и обещала, что напишу встречное заявление.

Вчера, на заседании, Гани Сманов, на которого «вешали всех собак», поняв это, признался, что выстрел был не из машины, а сверху. Я подала заявление, как обещала. Вы бы видели глаза судьи и прокурора! Судья заставил меня несколько раз сказать это в микрофон, ещё раз написать заявление. Они не знали, что делать. И отменили заседание на неделю. Как доложили источники, прокурор после заседания швырнул ручку и в сердцах крикнул: «Что теперь будем делать?».

Не знаю, что теперь придумают, а я рада, что смогла помочь этому простому человеку, пусть и не без греха. Но за полгода в тюрьме, он многое передумал. Ведь экс-аким Нургали Аппазов ни разу не посетил его, будучи два месяца на свободе и зная, что Сманов ни при чем. Они просто все с прокуратурой и судом использовали его. Хорошо, что он это понял в конце!

— Э.К. Каковы, по Вашему мнению, будут окончательные итоги судебного процесса?

— Оглашение решения суда состоится 16 марта. Прокурор попросил назначить Нургали Аппазову наказание в виде семи лет и шести месяцев лишения свободы в колонии средней безопасности. Гани Сманову назначить три года и шесть месяцев лишения свободы в колонии средней безопасности. Я думаю, что все будет хорошо! Какой бы ни был приговор, у нас поддержка народа, а сегодня это единственное, чего боятся коррупционеры. Сегодня как раз меня пригласили в антикоррупционное ведомство, а значит борьба продолжается!

Источник

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


один × 2 =