Главная » Заявления » Каиргали Конеев подал новую заявку на проведение митинга против антинародного Кодекса о здоровье

Известный детский врач-неврапотолог Каиргали Конеев, выступающий за права медицинских работников недавно отправил новую заявку на проведение митинга против Кодекса о здоровье народа, уже принятом в нижней палате парламента. Вместе с тем в системе здравоохранения разгораются новые скандалы как с назначением отстраненного главного санитарного врача Алматы в правительственную рабочую группу, так и с вакцинацией детей. Каиргали Конеев согласился ответить на вопросы «Эха Казахстана» и прокомментировать сложившуюся ситуацию.

— Э.К. Вы написали на своей странице в Facebook, что подали вновь заявку на проведение митинга 30 мая в Алматы против принятия нового Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения». Почему вновь пришлось давать заявку на ту же тему?

— К.К. К большому сожалению, наши требования ни Министерством здравоохранения, а в дальнейшем ни Мажилисом, не были услышаны. В Кодексе появляется очень много разночтений, а это недопустимо для нормативно-правового акта. Поэтому, по всем позициям, которые мы предъявляли, никакого консенсуса не было достигнуто. В связи с этим нам снова приходится подавать заявку на митинг. Ранее, 15 марта нам был разрешён митинг, но из-за коронавируса и в связи с постановлением главного санитарного врача «О запрете массовых мероприятий», 13 марта нам его отменили. Сейчас отменили чрезвычайное положение. И я вновь, уже на 30 мая, подал заявку на проведения митинга. Теперь надеюсь на решение властей.

— Э.К. Да, но не смотря на режим чрезвычайного положения и карантин, в парламенте продолжилось обсуждение данного Кодекса в ускоренном порядке. С чем это, по Вашему мнению, связано?

— К.К. В Кодексе встречаются достаточно много нелогичных моментов, которые противоречат сами себе. В одном месте они пишут так, в одном месте пишут, что так нельзя делать. Например, они пишут, при каких ситуациях можно предотвращать меры искусственного поддержания жизнедеятельности, а в другом месте, в 171 статье, они пишут, что эвтаназия запрещена. А тем не менее, поддержание искусственной жизнедеятельности – это и есть пассивная эвтаназия. И таких моментов очень много. В самом Кодексе даже встречаются орфографические и стилистические ошибки. Это все доказывает то, что Кодекс писался в спешке. И соответственно, парламент тоже принимает Кодекс в спешке. Первое чтение, как вы помните, оно было практически сразу, в начале марта. А второе чтение буквально недавно провели. Мажилис не вникает в суть вопроса и не учитывает мнение народа, несмотря на то, что на сегодняшний день множество людей подписались под обращением против этого Кодекса.

— Э.К. И когда депутаты должны уже окончательно его принять?

— К.К. Мажилис уже принял окончательное решение, дальше там идет уже Сенат. Как мы поняли, Сенат никогда в жизни не отменял решение Мажилиса. А чтобы Глава государства отменил решение Сената и Мажилиса, такого в истории тоже не было. Соответственно, антинародный Кодекс примут в том варианте, в котором подали. Я слышал, что в планах стоит подписание его на 10 июля и к середине июля новый Кодекс планируется ввести полностью в действие.

У нас единственная надежда на мудрость нашего главы государства, на его дипломатичность. И мы надеемся, что господин Касым-Жомарт Кемелевич, как гарант конституции, поступит в интересах своего народа.

— ЭК. Вы также выступаете против принудительной вакцинации. Можете рассказать почему?

— К.К. Прививки – это единственный способ защиты детей от опасных, тяжелых инфекций. И я «За» прививки. Но я против принудительной вакцинации, потому что принудительная вакцинация ни к чему хорошему не приведет. Родители, которые настроены против вакцинации – они будут искать лазейки. Это будет повышать коррупционную составляющую здравоохранения. Грубо говоря, родители будут договариваться с докторами, что бы те писали фиктивные медотводы или даже фиктивные вакцинации делали. А это еще хуже для развития самой идеи вакцинации. Но, тем не менее, вопрос принудительной вакцинации встает. Депутаты утверждают, что пошли на консенсус. Теперь они говорят, что если коллективный иммунитет будет 95% — будет добровольная вакцинация. Кто будет считать этот коллективный иммунитет? Непонятно. По каким схемам этот коллективный иммунитет считать? Тоже непонятно.

Допустим, рассмотрим такой гипотетический вариант. В детском саду сто детей. Из ста детей трем детям по медицинским показателям вакцинация противопоказана, а три ребенка намеренно отказались делать вакцинацию. Соответственно, в этом детском саду коллективный иммунитет будет 94%. Для того чтобы было 95% нужно вакцинировать одного ребенка. Из этих трех отказанных детей надо одного вакцинировать. Как будут определять? Почему ему делают вакцинацию, а тем двоим не делают вакцинацию? Тоже здесь вопросов очень много. Когда идет разночтение в нормативно-правовом акте – это поле для разгула коррупции.

На самом деле, под маской таких резонансных тем, министерство здравоохранения скрывает коррупционные составляющие самого Кодекса. Например, в Кодексе прописан какой-то национальный оператор здравоохранения. На сегодняшний день у нас пальцев на руках не хватает, чтобы подчитать, какое у нас количество национальных операторов. Сейчас планируют, что какой-то национальный оператор будет регулировать клиники по всем регионам. То есть, грубо говоря, собираются делать частное министерство здравоохранения в лице национального оператора. И это, естественно, очень большая коррупционная составляющая. Самое главное, разработчики Кодекса под резонансные темы укрыли очень спорные коррупционные моменты. Они добились чего хотели, и это нами было упущено.

Так же в этом Кодексе нет ни одного слова о развитии доказательной медицины. На сегодняшний день, доказательная медицина – это основополагающая составляющая в развитии современного здравоохранения. То есть, Кодекс не стимулирует развитие качества оказания и доступности медицинской помощи.

— Э.К. Недавно выяснилось, что главный санитарный врач Алматы Айзат Молдагасимова, отстраненная от своей должности на время проверки ее деятельности со стороны правоохранительных органов, была включена в рабочую группу приказом министра здравоохранения Биртанова «О мерах по противодействию COVID-19 и совершенствованию санитарно-эпидемиологической службы». Нет ли тут нарушения действующего законодательства, ведь вскрытые факты использования финансовых средств спонсоров вызвали значительный общественный резонанс?

— К.К. Здесь идет, в первую очередь, нарушение закона о государственной службе. Человек, который находится на служебном расследовании и на дисциплинарной комиссии, не может включаться ни в какую рабочую группу. Министерство здравоохранения своим приказом уже априори решил за дисциплинарную комиссию. Поскольку её в приказ уже внесли, соответственно, дисциплинарная комиссия получается должна принять решение в пользу Молдагасимовой. Хотя там нарушения очень жесткие.

Также её включение совершенно непонятно в том плане, что нашумевшее массовое заражение медработников в центральной городской клинической больнице было не без участия Молдагасимовой. Она, в свое время, зная, что в этой клинике нет вентиляции, точнее, работает только на 30%, своей подписью дает допуск к работе этой клиники. Это не допустимо.

Так же мы видели множество кадров, где она сидит в неправильно одетой маске. Если она элементарно не умеет одевать маски, то какие от неё можно ожидать меры по улучшению санитарно-эпидемиологической ситуации.

Естественно, все это сделано министром Биртановым для того, чтобы каким-то образом усилить рабочую группу своими верными людьми и препятствовать плодотворной работе этой рабочей группы.

— Э.К. Месяц назад Вы заявили о необходимости создания независимого объединения медиков для защиты своих социальных и трудовых прав. Получил ли отклик от работников системы здравоохранения этот призыв и намерены ли Вы продолжать дальше работу в этом направлении?

— К.К. Отклик получил. Большинство медицинских работников поддержали эту инициативу. На данный момент мне пишут очень много медработников, которые оказались в очень сложной ситуации из-за бездействия профсоюзов. Часть работодателей и обычных работников спрашивают совета, несмотря на то, что мы еще не зарегистрированы. Но я им сразу говорю, что мы еще юридически не созданы. Но большинство медработников ждут, когда мы откроемся и готовы объединятся в этом направлении. Эта необходимость созрела, несмотря на то, что в Казахстане существуют три профсоюзных организаций, но мы видим, что при нашумевших делах с вовлечением в орбиту медицинских работников почему-то тред-юнионы оказываются немыми. Они никогда ни комментируют, они занимают выжидательную позицию. Просто отмалчиваются. Такое впечатление, что профсоюз создан только для того, чтобы им перечислялся один процент от заработной платы. И что сделали эти профсоюзы, мы ничего толком не видим.

Сейчас в нашу работу вовлекаются эксперты — профпатологи. Мне сегодня звонил профпатолог из Астаны, оказывается, Всемирная организация здравоохранения буквально в начале мая выпустила бюллетень о том, что заражение COVID-19 медицинских работников следует рассматривать как профзаболевание. Вот, пожалуйста, уже Всемирная организация здравоохранения говорит об этом. И профпатолог говорит о том, что в случае нарушения прав медиков надо подавать в суды на работодателей. Назрела острая необходимость в новом профсоюзном объединении и, думаю, что при получении нами одобрительных документов, желающих вступить в новую организацию будет очень много. И причем, не по указанию сверху, как привычно это делалось, а сами работники будут заинтересованы вступать в наши ряды. У нас инициативная группа уже собралась и подготовила все необходимые документы, которые нужно подать для регистрации объединения. Скоро будем подавать и надеемся на положительное решение.

Источник

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


два + 7 =