Главная » История и культура » Ленин об угрозе гуманитарной катастрофы после Февральской революции и путях ее преодоления. Часть 1. Временное буржуазное правительство обмануло ожидания трудового народа

В 1917 году продолжалась Первая мировая война, начавшаяся в июле 1914 года, в которой с августа 1914 года участвовала и Россия. Это была война империалистическая, то есть война за передел сфер влияния, за мировые ресурсы между империалистами мира, отправлявшими простых солдат, крестьян и других рядовых граждан воевать за свои империалистические интересы. 

Экономический потенциал Российской империи был истощен войной. Содержание армии и обеспечение городов продовольствием становилось непосильной задачей для страны. Недовольство народа и армии участием России в войне нарастало. Жители деревень роптали из-за потери рабочих рук, реквизиции лошадей, введенных продовольственных налогов, возросшей и без того непосильной нагрузки. Городских рабочих обуревало негодование из-за тяжёлого режима труда на предприятиях, удорожания жизни, нехватки хлеба и других тягот, усугублявшихся войной. К началу 1917 года социально-экономическое положение Российской империи было плачевным. Антивоенные настроения овладевали все большим числом граждан.

В феврале 1917 года Россию охватила волна массовых забастовок и стачек рабочих и солдат, народных демонстраций под лозунгами «Долой самодержавие!», «Долой царя!», «Долой войну!», «Долой правительство!», «Хлеба!», «Хлеб, мир, свобода!», «Да здравствует республика!». Массовые антиправительственных выступления переросли в вооруженное восстание, закончившееся победой революции.
Результатом революции стало упразднение монархии в России и установление власти Временного правительства. Однако это было буржуазное правительство, возглавил его князь Г. Е. Львов. Вместе с тем революционно-демократические силы России образовали свой параллельный орган власти — Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов (Петроградский совет) с Исполнительным комитетом. Это был представительный орган власти, который формировался из депутатов от рабочих и солдат. От каждого завода и роты избиралось не менее одного депутата. Большинство и в Совете, и в Исполкоме составили меньшевики и эсеры.

Меньшевики и эсеры видели роль Совета в поддержке Временного правительства со стороны народных масс. Исполком Петроградского совета назначил своих представителей во Временном комитете Государственной думы, образовал комиссии  (военную, продовольственную и другие), призванные взаимодействовать с аналогичными комиссиями Временного комитета Госдумы. Наряду с буржуазным Временным правительством и Петроградским советом, в России активно возникали органы народного самоуправления – Советы, пролетарские и крестьянские союзы. В мае 1917  года Временное правительство стало коалиционным, то есть в его состав были включены 6 социалистов (в основном меньшевики и эсеры) из Петроградского совета, занявшие министерские посты.

Временное правительство декларировало решение таких  программных вопросов, как амнистия по политическим и религиозным делам, свобода слова, печати и собраний, отмена сословий и ограничений по религиозным и национальным признакам, замена полиции народной милицией, выборы в органы местного самоуправления. Но ни слова не было сказано по двум самым главным вопросам повестки дня того периода – о прекращении войны и о земле. Временное правительство не вывело Россию из Первой мировой войны, объявив о верности союзническому долгу. По факту это была верность своим империалистическим интересам, ведь власть в результате революции закрепилась за классом буржуазии, несмотря на то, что в стране функционировали также органы народного самоуправления.

Спустя полгода после победы Февральской революции экономика России находилась в таком упадке, что в стране воцарилась массовая безработица и тотальный дефицит товаров и продуктов. Ленин делает вывод, что эту революцию можно назвать гнилой, при всем демократизме, обилии союзов, органов и учреждений, потому что Временное правительство не берется по-настоящему за решение обострившихся социально-экономических проблем, несмотря на то, что страна катится к катастрофе, чреватой голодом.

В сентябре 1917 г. Ленин пишет работу «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», в которой подвергает резкой критике Временное правительство за бездействие, выражает уверенность в том, что капиталисты умышленно саботируют производство в России. Делают это с расчётом на то, что вызванная саботажами неслыханная социальная катастрофа позволит сокрушить завоеванный революцией демократизм, ликвидировать Советы, пролетарские и крестьянские союзы, реставрировать монархию и восстановить всевластие буржуазии и помещиков.

В своей работе Ленин обозначил шаги, которые позволят буржуазному правительству остановить экономическую разруху и предотвратить гуманитарную катастрофу, оставаясь в рамках капиталистического устройства общества. Ленин обращает внимание на то, что озвученные им меры известны и осуществимы силами народа, однако они не принимаются правительством по одной простой причине: их реализация затронет неслыханные прибыли горстки помещиков и капиталистов.

Бесспорная и общепризнанная основная и главная мера недопущения катастрофы и голода – это контроль, надзор, учет, регулирование хозяйственной деятельности частных предприятий со стороны государства и рабочих, установление правильного распределения рабочих сил в производстве и скоординированное распределение продуктов.

Однако правительство не прибегает к этой мере из «боязни посягнуть на всевластие помещиков и капиталистов, на их безмерные, неслыханные, скандальные прибыли, прибыли, которые наживаются на дороговизне, на военных поставках (а на войну «работают» теперь, прямо или косвенно, чуть не все), прибыли, которые все знают, все наблюдают, по поводу которых все ахают и охают».

Правительство якобы предпринимает попытки установить контроль, надзор и учет капиталистических предприятий со стороны государства, но каждый раз происходит повсеместный и систематический саботаж любых попыток наладить его. Тот факт, что банкирам и капиталистам без труда удается срывать любые попытки установления государственного контроля лишь отражает, по мысли Ленина, тот очевидное обстоятельство, что простая замена монархических форм правления на республиканско-демократические никак не отменяет экономической сущности капиталистической эксплуатации наемного труда, нисколько ее не затрагивает.

Отсюда следует, что буржуазия теперь лишь изменит форму  своей борьбы за неприкосновенность и святость капиталистической прибыли, чтобы отстаивать ее в условиях демократической республики так же успешно, как она ее отстаивали при самодержавной монархии. В частности, «новейший республиканско-демократический саботаж всякого контроля, учета, надзора состоит в том, что капиталисты на словах «горячо» признают «принцип» контроля и необходимость его (как и все меньшевики и эсеры, само собою разумеется), но только настаивают на «постепенном», планомерном, «государственно-упорядоченном» введении этого контроля. На деле же этими благовидными словечками прикрывается срыв контроля, превращение его в ничто, в фикцию». Серьезные действенные шаги оттягиваются путем создания чрезвычайно сложных, громоздких, чиновничье-безжизненных учреждений контроля, которые насквозь зависимы от капиталистов и не способны что-либо реализовать.

Ленин упрекает меньшевиков и эсеров за попустительство капиталистам, за срыв установления госконтроля, поскольку именно они имели большинство в Советах все первое полугодие после победы революции и участвовали в «коалиционном правительстве», а значит несут политическую ответственность перед русскими рабочими и крестьянами. Сами меньшевики и эсеры признавали факт полной бездеятельности образованных при правительстве центральных органов регулирования экономической жизни, и тем не менее, перелома ситуации не добились, что, как подчеркивает Ленин, красноречиво свидетельствует о крахе меньшевистской и эсеровской политики. Разруха не устранена, сотни тысяч солдат погибают в нелепой захватнической империалистической войне за интересы капиталистов, а катастрофа стремительно приближается. Однако меньшевики и эсеры с серьезным видом государственных мужей продолжают болтать о том, что делу можно помочь заменой коалиции с кадетами коалицией с торгово-промышленными предприятиями, например.

Причину политической несостоятельности меньшевиков и эсеров Ленин видел в том, что они по сути стали слугами крупных капиталистов, которые противятся введению госконтроля ввиду того, что  контроль обнаружил бы их бешеные прибыли и подорвал бы эти прибыли. Но правительство и подпевающие им партии меньшевиков и эсеров представляют все так, будто они трудятся в поте лица уже полгода над изысканием, изучением, открытием мер и способов контроля, что задача оказывается неимоверно трудной, поэтому все еще не решена.
Между тем решение есть, и оно на поверхности. Все воюющие государства, испытывая крайние тяготы и бедствия войны, давно испробовали целый ряд мер контроля, которые почти всегда сводятся к объединению населения в союзы разного рода при участии представителей государства, при надзоре с его стороны. Объединение населения по разным профессиям, целям работы, отраслям труда и дальнейшее привлечение населения к госконтролю позволит эффективно бороться с угрозой гуманитарного краха.

В.И.Ленин выразил мнение, что революционно-демократическому правительству следовало в первую же неделю своего образования постановить осуществление главнейших мер контроля, и назначить ответственность капиталистам, которые бы обманным путем стали уклоняться от контроля. Революционно-демократическое правительство должно было призвать само население к надзору за капиталистами, к надзору за добросовестным исполнением ими постановлений о контроле, — и контроль был бы уже давно осуществлен в России.
Какие главнейшие меры предлагал Ленин?

1) Объединение всех банков в один и государственный контроль над его операциями или национализация банков.
2) Национализация синдикатов, т. е. крупнейших, монополистических союзов капиталистов (синдикаты сахарный, нефтяной, угольный, металлургический и т. д.).
3) Отмена коммерческой тайны.
4) Принудительное синдицирование (т. е. принудительное объединение в союзы) промышленников, торговцев и хозяев вообще.
5) Принудительное объединение населения в потребительные общества или поощрение такого объединения и контроль за ним.

Ленин подчеркивает, что национализация ни в коем случае не означает конфискации личного имущества у граждан. Национализацию банков часто воспринимают как конфискацию частных имуществ, и виновата в распространении этого смешения понятий буржуазная пресса, которая вводит публику в заблуждение. И вводят смешением терминов национализации и конфискации, как раз для того, чтобы не допустить национализации, то есть чтобы собственность, обогащающая одних за счёт других, не стала служить всему обществу.
В продолжении будет рассмотрено, какое значение имела бы каждая из этих мер, при условии их реализации революционно-демократическим правительством.

Ботагоз Датхабаева

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


× три = 24