Главная » Анализ » Основные тенденции развития политического кризиса на Украине в зеркале социологических данных

Падение доверия и рост недоверия действующей власти является неизменной составляющей циклических политических кризисов на Украине. Эти кризисы всегда начинаются разочарованием в предыдущей властной «команде» и, на этой волне, чрезмерными ожиданиями от т.н. «новых лиц». При этом классовая суть всех украинских режимов периода «незалежности» и проводимого ими политического курса как диктатуры одной из группировок компрадорской крупной буржуазии остаётся неизменной. Однако, по сравнению с РФ и Казахстаном на Украине сохраняются некоторые элементы декоративной избирательной демократии, позволяющие легитимизировать так называемую смену «элит», разворовывающих остатки советского наследия и осуществляющих реакционные меры. Как показывает практика, при всех 6 сменившихся президентах воровство, коррупция, неолиберальная политика и превращение Украины в криптоколонию западных империалистических держав остаются принципиальными инвариантами политики верхушки украинской буржуазии. Тем не менее, сменяемость «элит» является характерной чертой сложившейся здесь политической системы. Отсюда и важность фактора поддержки избирателей как ключевого ресурса противоборства представителей господствующей фракции крупного капитала и фракции, стремящейся перехватить рычаги управления у приватизировавших государство конкурентов (это может быть как внутренняя буржуазия, определявшая политический курс до середины правления Януковича, так и внешняя + компрадорская буржуазия, перехватившая контроль над Украиной в 2012-2014 годах).

Поэтому как власть, так и оппозиция заботятся о рейтингах, «меряются» ими, заказывают реальные (для внутреннего пользования) и фейковые (для СМИ) социологические опросы.  Анализируя результаты этих опросов, особенно в динамике, можно понять, в какой фазе развития находится кризис и какие из политических представителей интересов той или иной финансово-промышленной/финансово-торговой группы являются заказчиками опроса. При этом следует ориентироваться на корректно представленные данные давно работающих на рынке компаний, что сводит к минимуму риск откровенных фальсификаций. Этому критерию вполне соответствуют мониторинговые опросы Центра Разумкова. Тем более подходящие для максимально оптимистичной оценки положения власти с учётом того, что ближайший соратник В. Зеленского и председатель Верховной Рады Украины Д. Разумков приходится сыном главе Центра А. Разумкову.

Динамика доверия к режиму в целом традиционно хорошо отражается в показателе доверия президенту. По графикам на рисунке 1 отчётливо видно не только стабильное падения доверия Зеленскому начиная с сентября прошлого года (окончательное формирование всех ветвей новой власти и первые самостоятельные политические шаги), но и то, что это падение тесно коррелирует с оценкой избирателями положением дел в стране. Иначе говоря, стремительная даже по украинским меркам политическая делегитимизация режима является следствием негативной оценки гражданами процессов, за которые центральная власть несёт ответственность. Линейные тренды графиков статистически достоверно описывают динамику снижения доверия Зеленскому и Ко (-6,8% в среднем в месяц), как и всё более негативную оценку опрошенными событий в стране (-7,3% в среднем в месяц). Если существующие тенденции сохранятся, то всего через 10 месяцев, к маю 2021 г. Зеленский станет таким же ненавидимым персонажем, как и все остальные крупные фигуры украинского политикума, что лишит остатков поддержки исполнительную власть и депутатский корпус «Слуги народа».  Ещё раньше, не позже конца текущего года, оценки населением ситуации в стране упадут до минимальных значений, характерных для периодов перед майданами 2004 и 2013 гг. Что повышает вероятность переворота со стороны Порошенко и сплотившихся вокруг него ультранационалистических сил или же сценария ползучей неофеодальной регионализации Украины, о чём будет сказано ниже. Но в большей степени эти вероятности будут зависеть от внешних факторов, в первую очередь – от результатов ноябрьских президентских выборов в метрополии – США.

Анализ данных опросов показывает, что дело не просто в разочаровании и завышенных ожиданиях электората, а в том, что население недовольно политикой «зелёной команды». По всем ключевым пунктам общественно-политической повестки действия этой команды разошлись как с ожиданиями людей, так и с их собственными обещаниями (стандартная ситуация для любой буржуазной «демократии», а в особенности для украинской).

Рис. 1. Динамика баланса (+/-) ответов респондентов в возрасте 18 лет и старше на вопросы: «Насколько Вы доверяете таким политикам и общественным деятелям? –  Владимир Зеленский» (зелёный линейный тренд) и «Если говорить в целом, как Вы считаете, события в Украине развиваются в правильном или неправильном направлении?». Опрос проводился Центром Разумкова по репрезентативной всеукраинской выборке (n = 2000-2050 респондентов).

Так, опрос группы «Рейтинг» показал, что прекращение войны на Донбассе  в октябре 2019 года считали ключевой проблемой более 70% взрослых граждан Украины. В мае того же года по данным «Рейтинга» 75% были за прямые переговоры украинской власти с В.Путиным, а 55,4% – были за прямые переговоры с лидерами ДНР и ЛНР. Вопреки этому президент Зеленский и «Слуги народа» продолжили политику Порошенко по отношению к Донбассу. Собственно, феномен электорального успеха Зеленского обусловлен протестным голосованием против Порошенко и его курса – и ничем более. Но Зеленский            , продолжая политику своего предшественника, получает в итоге и его антирейтинг. Более того, сам Порошенко преспокойно гуляет на свободе. Депутаты от «Слуги народа» оправдывают это «резонансностью процесса в глазах общественного мнения», тогда как 51% украинцев считает, что уголовные дела против бывшего президента – это не политические преследования, а наказание за его преступления и восстановление справедливости (опрос КМИС, проведённый в конце июня 2020 г.). А ведь Владимир Зеленский на дебатах в 2019 г. пафосно назвал себя «приговором» Порошенко.

«Слуга народа» в коалиции с «Европейской солидарностью» продавила весной продажу латифундистам и международному финансовому капиталу земли сельскохозяйственного предназначения под видом земельной реформы, против которой выступает 74% взрослого населения страны. Подобной же «поддержкой» пользуются и такие продавливаемые властью инициативы, как продолжение сотрудничества с МВФ (против этого выступает 61% респондентов) и второй этап медицинской реформы (40% против, 25% за).

Украинская власть провалила широко разрекламированную компанию борьбы со вспышкой СOVID-19, что очевидно и по показателям заболеваемости, и по отношению населения к настолько же бессистемным, несвоевременным, насколько и необязательным карантинным мерам. Неудивительно, что 63% граждан считают, что Украина не справилась с эпидемией.

Может быть «зелёная команда» оправдала надежды избирателей хотя бы в сфере культуры, что не требовало никаких денежных вложений? Но нет, и здесь власть действует не просто без оглядки на мнение большинства граждан Украины, но и демонстративно вопреки ему. Так, 67% респондентов хотели бы видеть меню столовых, кафе и ресторанов на русском языке в обязательном порядке (40%) и/или в тех регионах, где население этого желает (27%), но курс на вытеснение русского языка из сферы обслуживания продолжается. Также 33% украинцев уверены, что государство должно обеспечить русскоязычным гражданам Украины право получать школьное образование на русском языке на всей территории Украины, ещё 40% полагают, что обучение на русском должно быть в тех областях, где большинство населения этого желает. Только 24% «порошенковских» респондентов считают, что государство не должно обеспечивать это право. Однако режим Зеленского форсированно ликвидирует школьное образование на русском, будучи более последовательным в вопросе насильственной украинизации, чем сам Порошенко. Половина граждан Украины не поддерживает запрет российских соцсетей, но и здесь представители якобы новой власти ведут себя как продолжатели антидемократического курса Порошенко. Наконец, как ни в чём ни бывало продолжается одиозная и непопулярная везде, кроме западной и частично центральной Украины декоммунизация: в мае 2017 г. её не поддерживали 41,1% опрошенных по всеукраинской выборке, 32,8% поддерживали; в мае 2020 г. не поддерживали 44%, поддерживали 30%. Таким образом неприятие декоммунизации даже несколько возросло. Но власть упорно следует курсом уволенного пана Вятровича и Ко. Системно демонтируются бюсты и памятные знаки, посвящённые маршалу Г.К.Жукову. Переименовываются улицы Ватутина, Жукова, Конева, Островского, Горького, Шолохова, Щорса, Чапаева, Стаханова, Гагарина и др., названные в честь военачальников, писателей и героев советской эпохи (а под шумок – и другие, связанные с российским периодом украинской истории). Вопрос сноса знаменитой Каховской Тачанки, являющейся одним из символов города, переведён в практическую плоскость зимой этого года, уже при президенте Зеленском.

Интегральной общественной оценкой государственнических усилий всех предыдущих режимов, как и находящегося «у руля» режима Зеленского может быть то, что практически каждый второй гражданин Украины (47,2% согласно опросу КМИС в июне 2020 г.) уверен, что в настоящее время Украина не является по-настоящему независимым государством. Противоположную точку зрения разделяет только 35,5% граждан.

На этой волне изменяются электоральные предпочтения. Таблица 1 показывает, что за последние полгода на Украине поддержка партии «Слуга народа» снизилась на 11,3%, а поддержка ОПЗЖ и «Европейской солидарности» наоборот выросла на 5,3% и 2,8% соответственно. Также на 3,4% выросла поддержка других партий, среди которых региональные партии местных «элит», которые обобщённо можно назвать «партиями мэров», и партия Шария. Видно, что прирост поддержки этих партий практически равен потере голосов «Слугой народа». Лоскутная электоральная база «СН» под влиянием кризиса доверия расползается по швам, в результате чего поддержку набирают условные пророссийские силы, условные националисты, условные альтернативные «за модернизацию» и, что немаловажно, сугубо местные политические силы с соответствующей повесткой.

Интересно рассмотреть происходящие процессы в региональном разрезе. Таблица 1 демонстрирует, что больше всего избирателей «зелёная команда» потеряла в южных областях (-37,1%). Эти голоса перешли к ОПЗЖ (+22,8%) и региональным партиям, а также к Партии Шария (+11,5%). Небольшую часть электората «СН» откусила «Батькивщина» (+4,2%). На подконтрольном Киеву востоке Украины потерянную «Слугой народа» электоральную поддержку (-12,2%) также перехватили ОПЗЖ (+7,7%), местные партии и Партия Шария (+4,5%). В центральной Украине электоральным ресурсом «СН» (-11,8%) поживились все партии понемногу, а в западных областях наряду с незначительным ослаблением позиций «Слуг» (-2,5%), «Голоса» (-2,7%) и «Батькивщины» (-3,0%) наблюдалось увеличение поддержки «Европейской солидарности» (+4,0%), маргинальных националистических партий и местных политических проектов (+4,6%). Как видим, партия «Слуга народа», в результате продолжения курса Порошенко, неприемлемого для большинства населения Украины за пределами Западного региона, потеряла поддержку избирателей в южных областях, которые в 2019 г. обеспечили оглушительную победу партии на досрочных выборах в Верховную Раду. Поддержка Юга обеспечила «Слуге народа» монобольшинство и возможность формировать однопартийное правительство, а разочарование Юга ставит крест на амбициях «зелёной команды» на местных выборах осенью 2020 г. Также стоит отметить новую электоральную поляризацию Запада и Юго-Востока, сглаженную всеобщей поддержкой Зеленского против Порошенко в 2019 г., а сейчас снова выступившую на первый план. Налицо существенный успех партии Шария и, особенно, региональных проектов (партии «Доверяй делам» в Одессе, различных вариантов партий меров, «За будущее» и др.), созданных бюрократическими и бизнес-«элитами» на местном уровне.

Таблица 1.

Изменение электоральных предпочтений граждан Украины с января по июль 2020 г. (Центр Разумкова)

 

Партия Украина в целом Запад Центр Юг Восток
Слуга Народа 34,1 (-11,3) 28,6 (-2,5) 35,7 (-11,0) 35 (-37,1) 31,9 (-12,2)
ОПЗЖ 19,1 (+5,3) 3,5 (-0,5) 13,4 (+2,8) 33,2 (+22,8) 35,9 (+7,7)
Европейская

Солидарность

15,1 (+2,8) 28,9 (+4,0) 14,9 (+2,7) 3,1 (-1,3) 6,5 (+1,2)
«Батькивщина» 8,4 (+0,4) 8 (-3,0) 12,6 (+2,9) 6,9 (+4,2) 3,3 (-2,2)
«Голос» 1,9 (-0,6) 3,2 (-2,7) 1,1 (-0,8) 0,4 (-0,1) 2,2 (+1,0)
Другая партия 21,4 (+3,4) 27,7 (+4,6) 22,3 (+3,4) 21,4 (+11,5) 20,2 (+4,5)

Примечание. В таблице приведён % опрошенных по состоянию на июль 2020 г., которые готовы принять участие в выборах Верховной Рады, если бы они проходили в ближайшее воскресенье, и определились с выбором. В скобках указано изменение по сравнению с январём 2020 г. Красным шрифтом выделены максимальные изменения для партий, жирным – максимальные изменения для региона.

Последнее обстоятельство приобретает особенно важное значение в контексте роста регионализма (не путать с центробежными тенденциями). С одной стороны, как мы видим, растёт консолидация местных «элит», в том числе и в ходе создания «зонтичных» политических проектов для защиты своих интересов. С другой стороны, на фоне тотального разочарования действиями центральной власти и отсутствия сопоставимого по масштабу роста поддержки общенациональной оппозиции увеличивается поддержка населением органов местного самоуправления, которая и без того уже много лет выше поддержки центральной власти практически повсюду. Социологические опросы показывают, что «СН» проигрывает борьбу за мэрские кресла во многих крупных городах: Киеве, Харькове, Львове, Одессе, Днепре, Херсоне, Чернигове, Полтаве, Мариуполе, Хмельницком, Виннице и т.д. Даже в Кривом Роге, родном городе В. Зеленского, его партия и кандидат не способны противостоять Ю. Вилкулу (ОПЗЖ). Не намного лучше и ситуация с перспективами получить большинство в городских советах. Практически нигде «Слугам» не удастся создать монобольшинство. Более-менее лояльные центральной власти коалиции удастся, вероятно, сколотить в Чернигове, Полтаве, Днепре, да ещё в паре-тройке областных центров. Это не просто фиаско партии «Слуга народа», разложение которой сопоставимо по темпу с коллапсом ющенковской «Нашей Украины». Это распад вертикали власти с вершиной в Киеве. Ещё не сепаратизм, но регионализм такого характера, который ставит под сомнение практическую реализацию тезиса о «единой и неделимой Украине».

В указанных условиях  власть не может предложить ничего, кроме попыток подмять под себя местные «элиты» административными кучмовскими методами (но без полномочий и влияния Л.Кучмы), путём их подкупа (задёшево, что заведомо не может принести позитивного результата) или запугивания (с обратным к ожидаемому эффектом). Очевидно, что данная линия в конечном счёте ведёт в никуда, как и многие другие проекты ОП и верхушки «Слуги народа», не способных понять, что реальная политика и шоу-бизнес – это совершенно разные сферы деятельности.

Для деморализации политических противников власть обращается к помощи агрессивных уличных националистов – тем чаще, чем она слабее. Тем самым продолжая тренд на потерю государственной монополии на применение силы, легитимизируя сопротивление политически мотивированному насилию и провоцируя ещё большое разочарование избирателей (относительное большинство которых – 37% считают, что националисты делают всё, чтобы развалить страну, не имея представления, как ею управлять).

В контексте всего вышеизложенного наиболее вероятными видятся два среднесрочных сценария. Первый – переворот при участии Порошенко и примкнувших к нему олигархов и силовиков под знаменем национализма, ура-патриотизма и «борьбы с реваншем ватников». Второй – дальнейшее ослабление центральной государственной власти наряду с углублением регионализации вплоть до превращения отдельных регионов в де-факто самостийные вотчины местных кланов. Формальным поводом к бунту регионов могут стать как результаты местных выборов, так и ухудшение ситуации с COVID-19, точнее принимаемые властью карантинные меры (что мы, отчасти, наблюдаем уже сейчас). Оба сценария, которые на первый взгляд кажутся альтернативными, по большому счёту ведут к одному и тому же результату – усилению зависимости Украины от внешнего влияния, дальнейшей утрате политической субъектности, распаду централизованного управления, укреплению положения в стране агентов международного спекулятивного финансового капитала, т.н. «соросят».

Так или иначе, но сохранение существующего положения вещей далее невозможно, так как ни одна из влиятельных социально-классовых сил в этом не заинтересована. «Европейскую» Украину в который раз ждут большие и неизбежно тяжёлые для большинства рядовых граждан перемены.

Сергей Киров

 

 

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


девять − = 4