Главная » В мире » Рабочий класс Белоруссии в опасности

В последнее время дискуссии по ситуации в Белоруссии идут буквально во всех средствах массовой информации (и дезинформации тоже), на просторах интернета и в кухонных беседах досужих аналитиков. Постоянно выступают по этой проблеме и серьёзные политики. Практически все они сходятся на том, что народу Белоруссии грозят серьёзные опасности. Разница лишь в том, что и само понятие «народ» понимается по-разному (соответственно, и интересы этого народа провозглашаются разные), и опасности видятся с различных сторон.

Не осталась в стороне, конечно, и наша партия, для которой приоритетны интересы именно рабочего класса.

Попробую и я внести свою лепту в эти обсуждения и посмотреть на проблему с несколько нестандартной стороны.

Начну с того, что мысли, о которых пойдёт речь, начали приходить мне в голову довольно давно, ещё даже до известного президентского «обнуления». И тезисно я высказывал их в переписках с некоторыми уважаемыми мною политиками, чтобы проверить по их впечатлению – не порю ли я откровенную ахинею. Оказалось, по их мнению, — не порю.

Это была преамбула. А теперь, как говорилось в одной хорошей книжке, будет амбула.

Практически все аналитики, кроме записных кремлёвских пропагандистов, сходятся в мысли, что российская экономика на грани коллапса. Все понимают (даже и записные…), что сильный удар по ней нанесли меры по принудительному закрытию производств и других сфер экономики в ходе карантинных мер. Тут и фактический локаут на предприятиях, и реальные банкротства, соответственно сопровождающиеся невиданным скачком безработицы, и разрушение хозяйственных связей как внутри страны, таи особенно – с зарубежными странами. Всё это отбросило и производство, и другие отрасли далеко (чтобы не сказать – глубоко) назад. Туда же отброшено и благосостояние подавляющего большинства людей, включая обвал платежеспособности и платежеспособного спроса. Что неизбежно приводит к дальнейшему раскручиванию кризиса. Правда, не все заметили сообщения о необыкновенном обогащении в это же время ряда монополий – прежде всего в банковской сфере, но и в некоторых секторах реальной экономики. Так всегда бывает в кризисы. Во-первых, потому что и в экономике действуют основополагающие законы природы, а именно – законы сохранения. Если от одного тела что-то убавится, то столько же прибавится к другому телу, как заметил ещё Ломоносов. Всегда и везде убавляется у тощего тела, а прибавляется к жирному. Во-вторых, потому что обанкротились в первую очередь малые и средние предприятия, избавив от конкурентов крупные монополии. Например, если рядом с огромным торговым центром стоял небольшой магазинчик, то торговый гигант, конечно, рано или поздно легко уничтожал конкурента, просто имея возможность демпинговать на рынке за счёт своего подкожного слоя жирка, которого нет у малого предприятия. А теперь, когда малое предприятие само обанкротилось, монополисту и не надо терять прибыль, демпингуя. Монополист получил полную возможность не снижать, а задирать цены, чем эти монополисты беззастенчиво и воспользовались. Чистый бизнес, ничего личного… Если показать на примерах из нынешнего кризиса, то смотрите:

продукты и лекарства резко подорожали, значит, их потребители обеднели, но их производители и продавцы здорово разбогатели. Если всем предписано покупать маски и перчатки, значит… (см. предыдущий пункт). Или чисто русский пример: если закрыли стадионы, кинотеатры и другие развлекательные учреждения, значит, резко разбогатеют производители и продавцы водки…

Правда, возникает вопрос: если монополии только разбогатели, то почему же экономику ждёт коллапс? Дело в том, что последствия кризисных явлений в данном случае сказываются не сразу. Смотрите: разорилась куча мелких производств, которые по большей части снабжали крупную промышленность комплектующими деталями и узлами. Сейчас эти крупные предприятия работают на складских запасах, которых может хватить лишь до осени. А что дальше? И второе: крупные производства участвуют в цепочке производства разных товаров, но конечный пункт этой цепочки в любом случае упирается в продажу товара потребителю. А потребитель потерял платежеспособность, потеряв работу и заработок. Ему не на что купить товар. А значит, теряется смысл и возможность его производить. Формула капитализма «деньги-товар-деньги» прерывается на втором этапе. Поэтому и произойдёт где-то осенью этот самый коллапс.

Российская экономика в целом с большим трудом устояла в ходе кризисов 2008 и 2012-14 годов. Власть уже шаталась, потому что народ не желал жить по-старому, не желал падать в нищету. Но власть ещё могла. И применяла для своей устойчивости весь арсенал политтехнологии и пропаганды. Например, здорово помог власти вовремя подоспевший «крымнаш». Только очень наивные люди ещё думают, что он подоспел сам по себе. Российская власть его умело подготовила и столь же умело осуществила, воспользовавшись действительными настроениями народа Крыма и народа России. При этом интересы самих народов никак не заботили буржуазный класс, он просто воспользовался ситуацией, использовав народные настроения в своих и только своих интересах.

Поэтому, в ходе грянувшего нового кризиса, власти просто необходимо было придумать что-то подобное. Если кто-то думает, что во власти сидят клинические идиоты, то он ошибается. Тут совсем другая клиника. И классовое чутьё у них развито, как у нормального злобного хищника. Путин и его окружение (а точнее – тот класс, интересам которого он служит) ясно ощущают опасность для себя социального взрыва. Поэтому им срочно нужен новый «крымнаш», чтобы народ опять восхитился им и захотел его поддержать. И лучше, чем присоединение Белоруссии тут не придумаешь.

Путин уже давно так и сяк уламывает Лукашенко согласиться на объединение наших двух стран. А по факту – на поглощение Белоруссии Российским империализмом. Заодно решалась бы и проблема 24-го года. Этот вариант ведь всерьёз обсуждался, вбрасывался в общественное сознание – чтобы Путин остался на коне, возглавив объединённое государство. И только после того, как номер не прошёл, появился вариант «Б» с обнулением по единодушной просьбе трудящихся.

Но власти понимали, что экономику это не спасёт, и что всеобщего ликования по поводу обнуления не предвидится. Т.е. и здесь понадобится вариант «Б».

Все знали, что в Белоруссии предстоят президентские выборы. И те, кому надо, знали, что Запад активно готовится к ним. Такие мощные выступления, которые мы увидели в Минске и во всей Белоруссии, сами по себе, спонтанно, не возникают. Слишком большие ресурсы для этого нужно вложить – и финансовые, и организационные, и прочие. Такая всесторонняя, такая масштабная подготовка майдана никак не могла осуществиться в полной тайне. Спецслужбы Лукашенко это видели и говорили об этом. Разумеется, и Российские спецслужбы были в курсе. Мутная история с засылкой вагнеровцев не могла быть случайным эпизодом. Чья бы ни была эта провокация, а в Белоруссии сразу поверили, что она – российская. Уж очень логично она укладывалась в понятие выгоды для российских властей. И у серьёзных политиков нет сомнений, что так или иначе здесь не обошлось без российской попытки повлиять на ход событий. Да и нелепо было бы ожидать, что Россия не попытается повлиять на этот ход, на выборы в Белоруссии в своих интересах. Не в игрушки играемся…

Лукашенко оказался подвержен самообману. Уж слишком он уверовал в свою харизму. Уж слишком много ему напели в уши о беспредельной любви к нему народа и, соответственно, – о лёгкой и безусловной победе.

То, что произошло дальше – общеизвестно. Я лишь хочу обратить внимание на то, что всё произошедшее – очень выгодно для Путина. И никак не мог он упустить эту выгоду. Наверняка, роль Российских властей во всём, что происходит, далеко не последняя. Путину очень нужно, чтобы Лукашенко попал в ситуацию цугцванга, чтобы он был вынужден пойти на любые уступки, чтобы просто остаться в живых. Например, чтобы России пришлось ввести свои войска «по просьбе законного правительства». Понятно, что эта игра – весьма рискованная. Но наверняка российские власти постарались всё просчитать. Да, Запад возмутится, побряцает оружием… Но воевать за Белоруссию вряд ли станет. Крым-то стерпели, хотя он был тоже очень лакомым кусочком для Западных монополий. Ну, введут новые санкции, что только укрепит сплочение вокруг «нашего всё». В общем, как всегда, сторгуются.

В пользу этой версии говорит и то, что российская провластная пропаганда очень сдержанно комментирует события, как-то нейтрально, иногда даже с долей симпатии к майдановцам.

Но мы сейчас – не о будущем Путина, а о будущем белорусского народа, рабочего класса.

Если у российских капиталистов хватит сил и наглости захватить Белоруссию, поглотить её, то все социальные блага, которые там ещё сохранились, рассыпятся. Производство будет уничтожено, предприятия будут разграблены. Значительная часть рабочего класса будет люмпенизирована. Демократические (буржуазно-демократические) свободы, которые ещё оставались, будут попраны. Т.е. произойдёт примерно то же самое, как если власть там захватят майдановцы. Российские олигархи получат новые лакомые куски, и они не захотят пока менять Путина. А сейчас пока многие из них уже не прочь сменить. Падающего – толкни… А тут вдруг окажется, что он не падает.

Таким образом, получается, что белорусскому рабочему классу грозят опасности буквально со всех сторон. И со стороны прозападного майдана с его национализмом и засильем профашистских элементов, и со стороны рассерженного Лукашенко, который не собирается спускать рабочим их выступления против себя, и со стороны российского империализма. Кругом огонь и полымя.

Путь к спасению – только один: собственная борьба за свои классовые интересы, самоорганизация для этой борьбы. А прежде всего – осознание необходимости и единственности этого пути. А задача нас с вами – российских коммунистов – помочь нашим белорусским братьям в этом осознании. Помочь также и организационно, и, так сказать, технически. А лучше всего бы – своим примером.

Илья Ферберов,
руководитель Идеологической комиссии ЦК РКРП-КПСС

Источник

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


восемь + 1 =