Главная » Анализ » Поддержка СССР компартий и международного рабочего движения

98 лет назад был образован Союз Советских Социалистических Республик. В честь этой даты, мы публикуем статью сопредседателя Социалистического движения Казахстана Айнура Курманова о поддержке СССР коммунистического движения в мире 20-40-х годах прошлого столетия.

Редакция



Базой Коминтерна являлась победившая партия – РКП(б) и соответственно Советская Россия, а затем и Советский Союз, как первое рабочее государство. Отсюда и та ведущая роль СССР в деле поддержки коммунистических партий и Коминтерна в целом.

Партии, рожденные в результате Октябрьской социалистической революции и объединенные штабом мировой революции, которая в те годы представлялась делом ближайшего будущего, по сути, повторяли в последующем политическую эволюцию страны советов и ее руководящей партии.

Естественно, что коммунисты Советской России, а затем и СССР, помогали, как становлению зарубежных партий, так и укрепляли их идеологически, готовили кадры, обеспечивая технически ресурсами, типографиями, документами, оружием. РКП(б) в начале 20-х всячески, и порой напрямую, поддерживала все выступления и восстания рабочего класса и нарождающихся компартий в Германии, Болгарии и Эстонии, оказывала помощь движениям в колониях империалистических стран.

В последующем многие из тех, кто прошел через эту школу, стали у руля новых государств «народной демократии» в Восточной Европе, Китае, Вьетнаме и других странах уже после победы СССР во второй мировой войне.

Для продвижения Коминтерна в Азию важнейшую роль сыграл Съезд народов Востока в Баку в августе 1920 года, делегаты которого заложили основу появления многих компартий и профсоюзов в колониальных странах Ближнего Востока и Китае.

Без поддержки Советской России это было бы невозможно, поэтому можно сказать, что и Коммунистический Интернационал был частью нового государства, которое считалось колыбелью мировой Республики Советов. Разделить Коминтерн от Советской России и СССР невозможно, и этот международный штаб был инструментом революционной политики Москвы, которая должна была положить конец капитализму, империализму и разделению народов.


Международные и особые структуры Коминтерна

Инструментами в этом выступали не только партии секции, но и различные разветвленные структуры, призванные усилить влияние коммунистов в рабочем и молодежном движениях. В частности, в соответствии с тактической линией в последующие годы сформировалась сеть примыкающие к Коминтерну массовых организаций – Коммунистический интернационал молодежи, Международная организация помощи борцам революции, Профинтерн и другие. Коммунистический интернационал молодежи (КИМ) был основан в конце ноября 1919 г. в Берлине. С начала 20-х гг. его деятельность была тесно связана с Коминтерном. Влияние КИМа распространялось не только на молодежные организации компартий, но и на студенческие союзы и даже молодежные организации социал-демократии.

Необходимость в организации – МОПР, была обусловлена политическими репрессиями против революционеров, многие из которых погибли в борьбе или находились в тюрьмах, а также помощи членам их семей. По инициативе группы старых большевиков IV конгресс Коминтерна принял специальное решение о создании Международной организации помощи борцам революции (МОПР). В резолюции V конгресса Коминтерна говорилось, что коммунистические партии должны оказывать всемерное содействие МОПР, способствуя организацию его секций и отделений в своих странах, обязуя своих членов принимать в последних самое активное участие. Партийная пресса должна была уделять на своих страницах надлежащее внимание МОПР в деле агитации и пропаганды помощи борцам революции.

В начале 20-х годов закладываются основы разветвленных структур Коминтерна, в которых важную роль сыграл старый большевик Иосиф Пятницкий, возглавивший Отдел Международных Связей (ОМС). Именно его секретный отдел, просуществовавший до 1937 года, стал становым хребтом всего Коминтерна, так как фактически организационно управлял и координировал деятельность руководства компартий. Иосиф Пятницкий был назначен по рекомендации самого Владимира Ильича Ленина, так как он ценил его за выдающуюся деятельность в царское время и налаженную работу по доставке в Россию из Европы нелегальной большевистской литературы.

Фактически ОМС стал спецслужбой Коминтерна, контролировал финансовые потоки снабжения зарубежных партий и содержание подпольных военных организаций компартий, готовых к активным выступлениям в случае возможной интервенции в отношении СССР. То есть, как и в случае с массовыми забастовками в Европейских странах и США 1919-20 годов против войны в отношении Советской России, так и наличие военизированных организаций компартий, связанных с профсоюзами, стали сдерживающим фактором для Британии, Польши и Франции развязать новую интервенцию.

Не надо забывать, что первые нити и сети советской военной разведки и разведки ОГПУ и НКВД строились именно на базе разветвленной разведывательной сети Коминтерна, так как компартии и движения, примыкающие к Коминтерну, порой появлялись в странах раньше, чем советские спецслужбы. Это еще раз показывает неразрывную связь государственных структур и структур Коминтерна.

В 20-е годы появляется четыре Коммунистических ВУЗа. Первый из них, Ленинская школа, предназначался для товарищей, уже накопивших большой практический опыт, но лишённых возможности по-настоящему учиться. Через этот университет проходили будущие руководители коммунистических партий. Второй назывался Коммунистический университет национальных меньшинств Запада. Третий назывался Коммунистический университет трудящихся Востока имени И. В. Сталина. Четвертый выделился из третьего и стал именоваться Университет имени Сунь Ятсена, который был создан специально для китайцев.

Данные институты сыграли большую роль в подготовке кадров Коминтерна Институт стран народов Востока, просуществовали до 1938 года. Выпускники этих ВУЗов в последующем принимали участие в становлении, а затем и возглавили коммунистические партии, а также крупнейшие профсоюзы колониальных стран Азии, Африки и Латинской Америки. Формирование сетей МОПРа, КИМа, Профинтерна трудно переоценить для дела международного коммунистического и рабочего движения. Все они имели свои центральные офисы в Москве.


Изменения тактики в целях защиты СССР и в результате смены внешнеполитических приоритетов

С конца 20-х годов происходит некоторое смещение значение и задач Коминтерна, особенно после поражения восстаний и революций в Европе и Китае, а также подавления всеобщей забастовки в Великобритании. После пятого конгресса в 1928 году в большей степени ее важнейшей задачей становится защита СССР от внешней угрозы в лице интервенции.

Это не означало отказа от мировой революции, а наоборот ставило задачу более тщательной подготовки восстаний, проведения серьезной работы по обучению военных кадров, формирования законспирированных вооруженных групп и отрядов, готовых развернуть партизанскую и диверсионную работу внутри стран агрессоров. То есть от первой кавалерийской атаки на капитализм, произошел переход к позиционной войне, когда необходимо было отвоёвывать профсоюзы, массовые организации, участвуя в кропотливой работе.

Тогда после ультиматума Лорда Керзона, да и вплоть до 1939 -40 года, угроза новой интервенции со стороны Великобритании и Франции оставалась вполне актуальной. Мы знаем теперь из архивных данных, что вынашивались различные планы нападения на СССР, в том числе во время и после войны с Финляндией. Поэтому задача защиты первого в мире рабочего государства, становилась насущным требованием момента, а Париж и Лондон, вкупе с Варшавой, рассматривались главными противниками в Европе и потенциальными агрессорами.

СССР сталкивался через Коминтерн в своей внешней политике в странах, как сейчас модно говорить, третьего мира, именно с этими колониальными империями. Поэтому всемерная поддержка национально-освободительного движения в этих странах с участием появляющихся там коммунистических партий, была важным средством подрыва империй в их колониях, а беднота и крестьянская масса становились резервом предстоящей мировой революции.

Коминтерн развернул активную работу в колониях, борясь с британским империализмом, отмечают историки. По их словам, в это время обучение в СССР прошло значительное количество тех, кто после войны разрушил мировую колониальную систему.

Изменения работы в конце 20-х годов вовсе не означало объединения с социал-демократами, а даже наоборот, в той же Германии силы Компартии были направлены на борьбу против правящей СДПГ, как станового хребта буржуазной Веймарской республики. Социал-демократы представлялись даже большим злом, вспоминая белый террор при помощи сил фрайкора, устроенный Эбертом и Носке в 1919 и 1920 годах, чем массовое мелкобуржуазное фашистское движение.

Поэтому ошибочный тезис о «социал-фашизме» нашел такую поддержку не только у руководящего и среднего звена партий, но и у многих рядовых коммунистов.

Именно в ракурсе той обстановки и стоит рассматривать усилия ВКП(б) и ИККИ. Существенно сказывались на изменении тактики и стратегии Коминтерна и изменяющаяся международная обстановка и мировой кризис капитализма 1929 года, который повлиял на так называемый «левый поворот» Коминтерна и некоторые ультралевые идеи, и мысли его руководства, в том числе и его главы Бела Куна.

Однако, тогда это была позиция большинства в том числе и руководства СССР. Помимо политических изменений, произошли и существенные организационные изменения, еще больше привязывавшие компартии к единому центру, то есть к Москве. Шестой Конгресс принял Программу и Устав Коммунистического Интернационала, где говорилось, что эта организация представляет собой «единую мировую коммунистическую партию».

В Программе закреплялись жёсткая централизация руководства коммунистическими партиями и требование «международной коммунистической дисциплины», которая должна выражаться «в безусловном выполнении всеми коммунистами решений руководящих органов Коммунистического Интернационала». Поддержка Конгрессом линии Сталина укрепила его линию в борьбе против «правых» тенденций, в частности против Бухарина.

Выступая с политическим отчетом ЦК на XIV съезде ВКП(б) Сталин говорил: «…Наша строительная борьба является тоже международной, интернациональной по своему значению, ибо наша страна есть база международной революции, ибо наша страна есть основной рычаг для развертывания международного революционного движения, и если у нас здесь строительство идет должным темпом, это означает, что мы свою работу в международном революционном движении по всем остальным руслам делаем так именно, как этого требует от нас партия.» [1]

Сталин в выступлении на VII расширенном пленуме ИККИ отметил: «…Победа пролетарской революции в одной стране является не самоцелью, а средством и подспорьем для развития и победы революции во всех странах. Поэтому строить социализм в СССР – это значит делать общее дело пролетариев всех стран, это значит ковать победу над капиталом не только в СССР, но и во всех капиталистических странах, ибо революция в СССР есть часть мировой революции, ее начало и база ее развертывания.» [2]

[1] И.В. Сталин: ПОЛИТИЧЕСКИЙ ОТЧЁТ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА, том. 7., стр 3

[2] И.В. Сталин: VII РАСШИРЕННЫЙ ПЛЕНУМ ИККИ, том. 9., стр. 15

Надвигающаяся мировая война и изменение линии Коминтерна

Перевооружение Красной Армии, индустриализация, коллективизация в СССР предполагали еще большую централизацию рабочего государства в целях активного противостояния силам империализма в будущей мировой войне. Эти процессы середины и второй половины 30-х годов оказали непосредственное воздействие и на Коминтерн. На это, безусловно, влияли глобальные процессы и события, произошедшие в Европе, главное из которых было усиление фашизма и милитаризма.

Приход в Германии к власти Гитлера и национал-социалистов, привело к запрету Компартии, разрушению организованного рабочего движения, и к возрождению германского милитаризма, жаждавшего реванша после поражения в первой мировой войны. Одним из главных столпов идеологии нацистской НСДАП был воинствующий антикоммунизм и уничтожение Советского Союза, как «рассадника мирового большевизма». Поэтому над красной Москвой нависла еще большая опасность, как и очевидно было для советских вождей приближение новой мировой войны.

Победа нацистов в важнейшей капиталистической стране Центральной Европы, стало по-настоящему ощутимым поражением Коминтерна, осознанное до конца лишь в 1934 году. Ленин и большевики с самого начала рассматривали Германию как наиболее развитую промышленную страну на континенте, рабочая революция в которой должна была стать главным залогом успеха мировой революции. Несмотря на неудачи 1919-20 и 1923 года, сильнейший немецкий рабочий класс с глубокими и давними традициями классовой борьбы был становым хребтом стратегии Коминтерна по развитию революционного процесса в Европе.

Разгром самой крупной в Европе Компартии Германии, а следом СДПГ и профсоюзов, репрессии в отношении лучших представителей немецкого рабочего класса, сделали невозможным следование прежней линии и фактически обрушили старую конструкцию представлений о практическом воплощении «Германского Октября». Тактика, под названием «класс против класса», выработанная на Шестом конгрессе Коминтерна, и тезис о «социал-фашизме» на фоне развертывания массового фашистского движения, стали подвергаться критике внутри партий, а левый курс ИККИ оказался в тот момент в кризисе.

Следовало найти новую линию, которая могла бы противостоять фашисткой угрозе. Помимо этого, произошло еще одно важнейшее событие, изменившее место страны Советов в Европе. 18 сентября 1934 г. общее собрание Лиги Наций приняло постановление о приёме СССР в Лигу и включении его представителя в её Совет в качестве постоянного члена. В середине 1930-х гг. в связи с ростом угрозы со стороны фашистской Германии, фашистской Италии и милитаристской Японии правительства некоторых государств стали искать сотрудничества с СССР как в рамках Лиги Наций, так и вне её.

15 сентября 1934 г. тридцать делегатов Лиги Наций обратились к Советскому правительству с телеграммой, в которой содержалось приглашение СССР вступить в Лигу и «принести своё ценное сотрудничество». Буржуазные круги Франции и Англии, а также Чехословакии тогда всерьез стали рассматривать возможность заключения военного соглашения с СССР для противостояния поднимающей голову нацистской Германии.

Все эти условия создали основу для принятия в 1935 году на Седьмом Конгрессе Коминтерна компартиями тактики широких фронтов, названных «народными» в целях формирования временных союзов с социал-демократией и даже с некоторыми республиканскими и либеральными буржуазными силами для противостояния реакционным группировкам и фашизму. Данный курс просуществует в том или ином виде вплоть до семидесятых годов, а политические системы в Восточной Европе и Китае будут даже называться некоторое время «народными демократиями».

Можно предположить, что и сама тактика «народных фронтов», теоретически обоснованная, доведённая до своего совершенства теорией этапов, провозглашенная в 1935 году новым руководителем ИККИ Георгием Димитровым, на самом деле служила интересам СССР. В этот момент Коминтерн стал превращаться в советский внешнеполитический инструмент и средство борьбы с фашизмом. Компартии в таких союзах и блоках, даже в момент успеха на выборах во Франции и Испании, оказывались в меньшинстве и поступались своей программой.

В Китае эта политика в середине и конце 30-х проявлялась в виде неоднократных попыток руководства Коминтерна объединить Гоминьдан и Компартию, руководимую Мао Цзэдуном, в единый фронт для борьбы с агрессией Японии. Надо сказать, что эта тактика оказалась не совсем удачной, как и в 1927 году. Большой поток вооружений шел тогда со стороны СССР для вооружения как армии Чан Кайши, так и частей Красной Армии Китая, которые формально вошли в объединенную армию. Китайские коммунисты и красноармейцы продолжали периодически подвергаться вооруженным нападениям со стороны гоминьдановцев и временный союз лишь на время загасил гражданскую войну.

Но наиболее серьезные испытания данная новая линия Коминтерна прошла во время гражданской войны в Испании.


Испания

В этой стране еще до прихода к власти правительства «Народного Фронта» сложилась революционная ситуация, а классовые бои и восстания вспыхивали в 1931 и 1934 годах. Компартия, действуя по инструкциям ИККИ, окончательно приняла стратегию «теории этапов» и рассматривала события в стране как буржуазно-демократическую стадию, когда требовалось лишь ограничиться защитой республики от Франко.

Это, по нашему мнению, было главной ошибкой Компартии Испании и Коминтерна, которые в угоду сохранения фронта с либералами и республиканцами в действительности сузили социальную базу поддержки режима, а революционный подъем рабочих и крестьянских масс в 1936 году, жаждавших социальных изменений, сменился в 1938-39 годах на упадок, апатию и деморализацию.

Однако сама борьба в Испании против реакционных фашистских сил и войск итальянских и немецких интервентов имела огромный прогрессивный импульс по всей Европе, так как показала возможность переломить ситуацию и остановить фашизм. Героическая защита Мадрида, формирование интербригад по призыву Коминтерна привели к мобилизации сил коммунистических партий в том числе итальянских и немецких коммунистов.

На помощь Испанской республике прибыло 42 тыс. иностранцев из 54 стран мира, до 35 тыс. из них участвовало в боевых действиях в составе 7 интернациональных бригад и 3 отдельных интернациональных батальонов, некоторое количество служило в вооружённых силах Испании, а медицинский персонал — в госпиталях, больницах и иных медицинских учреждениях.

В тоже время правительство «Народного Фронта» во Франции под давлением Великобритании неожиданно объявило о «невмешательстве в испанские дела» и разорвало договор о поставках оружия в республику. Сочувствовавшие испанским республиканцам французский премьер-министр Леон Блюм и министр авиации Пьер Кот отправили тем лишь небольшую партию устаревших самолётов без оружия. В последующем Франция объявила о полном эмбарго на ввоз оружия в Испанию.

Затем несовершенное соглашение о «невмешательстве» подписали все европейские государства, 9 сентября в Лиге наций начал работу специальный «Комитет невмешательства в испанские дела». Потом в разгар войны деятели Второго Интернационала в Брюсселе также присоединились к данной линии на невмешательство. То есть практически все те, на кого рассчитывал Димитров в деле заключения соглашений для создания «народных фронтов», отказались поддерживать республиканскую Испанию, воюющую против франкистов и с помогающим им фашистами Италии и Германии.

Вся тяжесть поддержки республиканской Испании легла на плечи СССР. Так, в гражданской войне в Испании воевало более 5 тыс. добровольцев из Советского Союза, в том числе 763 авиатора. Многие из них получили правительственные награды, а 36 авиаторам было присвоено звание Герой Советского Союза, некоторым из них посмертно. Помимо этого, в боевых действиях на стороне правительства Испанской республики принимали участие 2065 граждан СССР (772 военных лётчика, 351 танкист, 100 артиллеристов, 77 моряков, 222 общевойсковых советника, 339 технических и иных советников и 204 переводчика).[3]

К сожалению, до середины 70-х годов в стране установилась жесткая ультраправая военная диктатура.

[3] Помощь СССР в Гражданской войне в Испании http://www.museum.ru/N44791


Вторая мировая война

С началом второй мировой войны в ряде стран компартии, в частности во Франции, выступали за признание войны империалистической и отказа от поддержки одной из воюющих сторон. В результате правительство начало кампанию травли коммунистов, часть которых была арестована, а затем уже передана после оккупации Франции в руки нацистов.

Ситуация изменилась радикально после нападения гитлеровской Германии на СССР. Начавшаяся война против Советского Союза привела к мобилизации сил коммунистических партий и к усилению работы Исполкома Коминтерна по развертыванию партизанских действий в странах, оккупированных нацистами или находящихся под пятой коллаборационистских режимов. Защита СССР была одной из главных задач компартий, и они внесли свой вклад в разгром нацизма, действуя в оккупированных странах или собирая помощь для Красной Армии.

Еще до войны с СССР, на V подпольной конференции Компартии Югославии в Загребе, прошедшей в октябре 1940 года, генеральным секретарем партии стал Тито. После нападения гитлеровцев на Югославию в 1941 г. партизанское коммунистическое движение во главе с Тито развернуло широкомасштабную войну против оккупантов и коллаборационистов.

Несмотря на роспуск Компартии Польши по решению Исполком Коминтерна еще в 1938 году, которая была объявлена «вредительской», 5 января 1942 года в оккупированной Варшаве состоялась учредительная конференция Польской рабочей партии, в которой приняли участие члены коммунистических групп, действовавших в Польше с 1938 года. Лидерами ППР стали бывшие работники среднего звена аппарата компартии в 1920—1930-е годы — Марцелий Новотко, Павел Финдер, Малгожата Форнальская и Болеслав Молоец, заброшенные на оккупированную территорию.

1 марта 1941 года Болгария присоединилась к Тройственному пакту. Вслед за этим, 6 марта 1941 года Г. Димитров выступил с декларацией о необходимости начать национально-освободительную борьбу против фашизма. 22 июня 1941 года руководство Болгарской рабочей партии (легального крыла БКП) выступило с воззванием, в котором призвало болгарский народ «к борьбе против германского фашизма и поддержке справедливой борьбы СССР».

26 июня 1941 года в районе города Разлог был создан первый партизанский отряд, командиром которого стал Никола Парапунов («Владо»), секретарь окружного комитета БРП в городе Горна-Джумая.

В дальнейшем, Боевые группы БКП уничтожали военное производство и коммуникации страны, использовавшиеся прогерманским болгарским правительством против СССР, и известных болгарских коллаборационистов. Летом 1942 года БРП(к) был создан Отечественный фронт. В марте 1943 года на основе партизанских отрядов была создана Народно-освободительная повстанческая армия.

Такая же работа по развертываю партизанского движения была успешно проведена в Греции, Албании, Франции, в последующем к 1943 году в Италии, где были сформированы наиболее действенные и массовые повстанческие армии, находившиеся под влиянием или контролем коммунистов. Греческая ЭАМ — ЭЛАС вообще собственными силами очистила территорию страны от оккупантов к 1944 году, а Народно-освободительная армия Югославии (НОАЮ) также стала главной силой сопротивлению фашизму и националистам-коллаборационистам.

В начале СССР и Красная Армия не могли оказать партизанскому движению и подпольной работе компартий Европы действенную материальную помощь, но победы советского оружия над армией самой развитой капиталистической страны и его сателлитами под Сталинградом, Курском, в Украине и Белоруссии давали неимоверный толчок всему сопротивлению, сплачивали вокруг коммунистов передовые силы рабочих и крестьян оккупированных стран.

В последующем освобождение Восточной и Центральной Европы от гитлеровских войск и их союзников непосредственно способствовали приходу к власти коммунистов в составе уже коалиционных правительств, а борьба партизанского коммунистического движения с коллаборационистами фактическим имела под собой элементы революционной борьбы и гражданской войны с буржуазными и фашистскими силами.


Роспуск Коминтерна

В 1943 году было принято решение о Роспуске Коминтерна. Собственно, к моменту ликвидации, у ряда партий были разные позиции, а руководство ИККИ находилось в политическом кризисе. Но все же роспуск Коминтерна мы считаем политической ошибкой. Несмотря на некоторые разногласия и недоработки, штаб международного коммунистического движения координировал работу организаций, а сама возможность в перспективе преодолеть все недостатки и исправить ошибки не была исчерпана. Тем более, что роспуск произошел тогда, когда в войне после Сталинграда наметился перелом в пользу СССР.

Данный роспуск в момент победного похода Красной Армии создал предпосылки потери политического единства и идеологической монолитности коммунистического движения в будущем.

Георгий Димитров в своих воспоминаниях ссылался на слова Сталина во время совещания Политбюро ЦК ВКП(б) в мае 1943 года, где решался вопрос роспуска Коминтерна. Вождь СССР оправдывал это решение изменившимися политическими условиями в результате развития мировой войны.

«Опыт показал, что и при Марксе, и при Ленине, и теперь невозможно руководить рабочим движением всех стран мира из одного международного центра. Особенно теперь, в условиях войны, когда компартии в Германии, Италии и др. странах имеют задачи свергнуть свои правительства и проводить тактику пораженчества, а компартии СССР, Англии, Америки и др., наоборот, имеют задачи всемерно поддерживать свои правительства для скорейшего разгрома врага. Мы переоценили свои силы, когда создавали К.И. и думали, что сможем руководить движением во всех странах. Это была наша ошибка. Дальнейшее существование КИ – это будет дискредитация идеи Интернационала, чего мы не хотим», — пишет Г. Димитров.[4]

Глава Коминтерна привел еще доводы, связанные с тем, что компартии обвиняли в связях с Москвой, когда существовал единый Интернационал. Кроме этого, этот шаг нужен был для прикрытия прихода к власти коммунистов в рамках правительств «народных демократий». Как бы роспуск организации делался на перспективу.

«Есть и другой мотив для роспуска КИ, который не упоминается в постановлении. Это то, что компартии, входящие в КИ, лживо обвиняются, что они являются якобы агентами иностранного государства, и это мешает их работе среди широких масс. С роспуском КИ выбивается из рук врагов этот козырь. Предпринимаемый шаг несомненно усилит компартии как национальные рабочие партии и в то же время укрепит интернационализм народных масс, базой которого является Советский Союз», — продолжает Г. Димитров.[5]

Но практика показала ошибочность такого подхода, так как традиционные компартии связывали с СССР вплоть до его разрушения, а с роспуском структур Коминтерна руководители компартий оказались способны самостоятельно творчески «развивать» марксизм, исходя из своих национальных условий, что стало гибельной тенденцией. Именно из этого решения вышли такие течения как титоизм, ходжаизм, маоизм, чучхе, еврокоммунизм и прочие измы, которые вели к уходу от ортодоксальных положений революционной большевистской теории и создавали почву для ревизионизма и реформизма.

Это было в действительности во многом и стремлением местных вождей подстроить идеологию под конкретные местные конъюнктурные задачи с опорой на свои силы и были оправданием волюнтаризма и укрепления собственной власти.

Создание 22 сентября 1947 года на конференции в польском городе Шклярска-Поремба Коммунистического информационного Бюро из числа партий СССР, БНР, ВНР, ПНР, Румынии, Чехословацкой Республики, СФРЮ, Франции и Италии уже не смогло восполнить вакуум отсутствия Коминтерна и заменить его на международной арене. Слабость Коминформа проявилась в отколе от советского блока и Варшавского договора СФРЮ во главе с руководителем Компартии Югославии Иосифом Броз Тито, что стало первым серьезным звонком мировому коммунистическому движению и явилось прямым результатом роспуска Коминтерна.

Уже в апреле 1956 года решением ЦК КПСС и входивших в Информбюро партий его деятельность и издание газеты «За прочный мир, за народную демократию!», издававшейся на иностранных языках, были прекращены. Во многом это было связано с тем, что Никита Хрущев после событий в Венгрии решил этим ходом помириться с Иосифом Броз Тито, так как именно эта структура клеймила его как «фашиста» и «предателя». В итоге кадры Коминтерна и Коминформа перекочевали в международный отдел ЦК КПСС, но уже были подчинены задачам одной партии, без каких-либо претензий на возрождение структур централизованного коммунистического движения.

Итогом этого процесса стало появление в странах Европы в конце 60-х годов такого течения как «еврокоммунизм», который оказал влияние на умонастроения многих коммунистов в разных странах мира и даже социалистического лагеря. Постулаты этого оппортунистического направления были уже полной противоположностью идеям Коммунистического Интернационала и вели ряд партий к пропасти и разложению.

[4] The Diary of Georgi Dimitrov, 1933-1949. Yale University Press, 2012. – 271 p.

[5] The Diary of Georgi Dimitrov, 1933-1949. Yale University Press, 2012. – 276 p.

Помощь СССР в установлении власти компартий через правительства «народных демократий» в Восточной Европе и Китае

Однако несмотря на роспуск Коминтерна, роль СССР и ВКП(б) в деле прихода к власти коммунистов в ряде стран Восточной и Центральной Европы, а также Китая и Индокитая был решающим. Вообще появление новых социалистических стран стало результатом победы Советского Союза во второй мировой войне. Хотя период революционной партизанской войны в Восточной и Южной Европе сопровождался элементами гражданской войны. И огромная заслуга победоносной Рабоче-Крестьянской Красной Армии заключается в том, что были сметены многие реакционные, коллаборационистские и монархические режимы.

Вслед за Красной Армией, которая теснила войска фашистской Германии и ее сателлитов, создавались правительства и комитеты, лояльные СССР, куда входили представители компартий и левого крыла социал-демократических партий, крестьянских объединений и других левых сил. Эта политика основания левых коалиционных правительств была названа «народной демократией», и во многом была продолжением политики «народного фронта», но уже в новых условиях при господстве вооруженных сил Красной Армии.

После вступления советских войск на территорию Польши в июле 1944 года в Люблине был образован Польский комитет национального освобождения, который превратился в настоящее правительство, альтернативное лондонскому. В Румынии в августе этого же года при участии боевиков Компартии и действенной роли короля Михая был арестован в королевском дворце в Бухаресте диктатор Антонеску, а затем установлено новое правительство, объявившее войну Германии.

Свержение монархического режима в Болгарии, окончательное освобождение Югославии от немцев и местных фашистов разных мастей, социалистический переворот 1947 года в Чехословакии везде приводили к формированию новых органов власти, руководимых коммунистами и близкими им силами. Главной особенностью провозглашения этого процесса установления республик «народной демократии», было прикрытием от обвинений в советизации стран, освобожденных Советским Союзом.

И действительно о быстрой советизации и социализации речи не шло, но курс был понятен и очевиден – он был направлен на постепенное вытеснение капитализма, национализацию промышленности и аграрную реформу в пользу крестьян. Без СССР и Красной Армии этот поворот «народных фронтов» в сторону социализма был бы невозможен. В этих случаях различные социалисты, профсоюзники, крестьянские вожди и мелкобуржуазные деятели были младшими партнерами компартий, а не наоборот.

Была и оборотная сторона этого. В Италии и Франции, а также в Греции такая тактика «народных фронтов» и следование теории этапов привела к ряду ошибок. В частности, к разоружению многочленных повстанческих отрядов и армий, которые вели войну против нацистов и коллаборационистов и участвовали в освобождении своих стран. Фактически они находились у власти или контролировали значительные территории, но отказались от завоеванных позиций и вооруженных формирований в пользу «выборов», на которых проиграли или стали жертвами террора и репрессий.

Приход же к власти Коммунистической партии Китая в действительности противоречил самой идее «народного фронта», так как последний этап гражданской войны с 1946-49 годов был жестокой борьбой между КПК и Гоминьданом. В результате образования Китайской Народной Республики радикально поменялось соотношение сил в Азии, так как в Китае усилилось влияние Советского Союза, из страны свои войска навсегда вывели США и Великобритания, произошла демилитаризация реки Янцзы. Но самое главное, что Китай полностью перешел на путь социалистического строительства, а Мао Цзэдун стал вмешиваться во внутренние дела других государств Юго-Восточной Азии, например, Кореи и Вьетнама.

Без поддержки Советского Союза это было бы невозможно. Так, например, в мае 1946 года Красная Армия стала выводить свои части из Манчжурии. Одновременно красноармейцы эвакуировали заводы, фабрики, предприятия и арсеналы, чтобы Гоминьдан не получил военно-технического преимущества в войне. Часть же советских боеприпасов и техники досталась Народно-Освободительной Армии Китая (НОАК). В их числе японские трофеи в виде 3700 орудий и миномётов, 600 танков, 860 самолетов, 12 тысяч пулеметов, 680 различных военных складов.

В дни образования Китайской Народной Республики Мао Цзэдун заявил: «Если бы не существовало Советского Союза, если бы японский империализм не был разгромлен… разве могли бы мы победить при таких обстоятельствах? Конечно, нет!».[6]

Коминтерн нужен был в 40-50-е годы, чтобы скоординировать приход коммунистов к власти, выработать общий план социалистического развития, сохранить идейное единство и программу борьбы. Единый центр коммунистического движения был бы важен именно в период победоносного наступления Красной Армии и развертывания антиколониальной революции уже после завершения мировой войны.

[6] Мао Цзэдун: «О Диктатуре народной демократии». Избранные произведения, т. 4. — Пекин, Издательство литературы на иностранных языках, 1976. — сс. 501-518.

Эпилог

Поэтому, если рассматривать тезис Сталина о том, что СССР был оплотом мировой революции и распространения социализма во всем мире, то он оказался верен. Победа первого в мире рабочего государства во второй мировой войне фактически привела к витку антиколониальной революции и падению империй.

После 1945 года многие народы вступили на путь национально-освободительного движения, в которой важную роль играли коммунисты, а с обретением независимости шли по социалистическому пути. Экономическая поддержка борющихся против империализма народов, в том числе и оружием, стало важным фактором изменения соотношений сил между капитализмом и социализмом в мире.

Историческая практика показала, что мировой революционный процесс и распространение социализма идет не за счет одномоментного импульса, что залог успеха его кроется не в победоносном восстании немецких трудящихся в Германии, а в том, что именно рабочее государство, опираясь на плановую экономику и Красную Армию, поддерживает развертывание коммунистических сил на разных континентах.

Многие профсоюзы появились именно благодаря коммунистам, как и Всемирная Федерация Профсоюзов. На эти процессы возрождения структур рабочего движения непосредственно влиял СССР. Поэтому влияние на эти процессы Советского Союза и штаба мировой революции оказали решающее влияние на изменение облика мира. Компартии, как наследники Октября и Коминтерна, должны прийти к идейному единству и найти пути в момент очередного витка международного капиталистического кризиса и опасности новой мировой войны к созданию нового Интернационала.

Уже следующие поколения рабочего класса и молодежи должны на новом историческом витке завершить героическое дело первопроходцев и свергнуть власть капитала во всем мире.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


один × 9 =