Главная » Анализ » Садыр Жапаров в Кыргызстане повторяет путь Курманбека Бакиева?

Представители левой кыргызстанской организации «Кыргсоц» любезно согласились ответить на вопросы редакции www.socialismkz.info и рассказать о своём видении политической ситуации в республике после октябрьского переворота. 10 января в Кыргызстане ожидаются президентские выборы и одновременно референдум, которые должны закрепить власть Садыра Жапарова и его сторонников.

Деятель «Кыргсоца» Влад Пчелинцев подробно рассказывает о происходящих процессах в республике.

— Наверняка на президентских выборах победит Садыр Жапаров и будет принята Конституция, предложенная им. Чем это чревато для Кыргызстана и не означает ли это возвращение порядков периода Курманбека Бакиева?

— Как мы писали в своих материалах, посвященных политическим волнениям октября 2020 года, переход к президентской республике и принятие новой конституции будет служить исключительно закреплению личной власти Садыра Жапарова, которому очень хочется заполучить в свои руки контроль над всей системой государственного управления.

Жапарову как политику характерны неолиберальные экономические воззрения, правоконсервативные политические взгляды, крайне низкий уровень образования и квалификации, моральная нечистоплотность, коррумпированность и трайбализм. Подобный набор качеств неизбежно приведет либо к выстраиванию эксплуататорского авторитарного режима, аналогичного прочим постсоветским странам, таким как Россия, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и, в какой-то степени, Беларусь, либо сделает из Жапарова послушную марионетку в руках местного олигархата и транснационального капитала. Само собой, оба варианта исключают возможность выхода из кризисного состояния, в котором Кыргызстан пребывает последние несколько десятков лет.


Также переход к президентской республике и принятие новой конституции негативно скажутся на низовом рабочем движении, которое потеряет возможность действовать свободно и открыто, организовывая митинги, стачки, а также объединяясь в низовые политические организации. Уже сейчас жапаровский режим предпринимает первые шаги по ограничению протестной активности, негативно реагируя на редкие проявления недовольства происходящими в стране процессами.

Таким образом, Садыр Жапаров пока что полностью повторяет путь, некогда проделанный Курманбеком Бакиевым, период правления которого закончился значительным падением уровня жизни бедных слоёв населения, масштабными неолиберальными реформами и политическими репрессиями против своих политических оппонентов.

— Может ли новый буржуазный бонапартизм вызвать очередной всплеск протестной активности в республике на ваш взгляд?

— Как показала практика, политически активная часть кыргызстанского общества оказалась неготовой к произошедшим событиям. Предпринятая Жапаровым узурпация власти не встретила почти никакого сопротивления. Те политические силы, которые потенциально могли бы оказать какое-то сопротивление, позорно отступили, в надежде найти себе место в складывающейся новой конфигурации властной иерархии (в том числе в результате предстоящих парламентских, городских и всяких прочих выборов, помимо президентских).

Также нельзя не отметить и того, что Садыр Жапаров имеет определенный кредит доверия среди населения. Учитывая общую усталость от политической нестабильности, можно предположить, что как минимум в ближайший год протестная активность будет не слишком высока.

В более далекой перспективе эта ситуация изменится и жапаровскому режиму придётся столкнуться с мощной волной протестных выступлений, когда люди наконец-таки поймут, кто оказался у руля.

— Весной предстоит и парламентская гонка. Какие основные силы примут в ней участие на Ваш взгляд и смогут сформировать новый парламент по новому основному закону?

— Если ориентироваться на то, как проявила себя политическая элита в президентских выборах, позорно капитулировав перед Садыром Жапаровым, то выводы можно сделать очень неутешительные. Вероятнее всего Жапарову удастся создать удобный и полностью подконтрольный парламент, состоящий из партии «Мекенчил», членом которой он является, а также инертных олигархических партий. Те политические партии и группы политиков, которые могли бы потенциально противостоять Жапарову и сформировать парламентскую оппозицию, не демонстрируют готовности к консолидации усилий или же умения вести эффективную политическую деятельность.

— Какова тактика «Кыргсоца» на президентских и парламентских выборах и референдуме по Конституции?

— В силу нашей малочисленности, какое-либо прямое участие в происходящих политических процессах, виде митингов, демонстраций и тому подобного, нам не представляется возможным. Главную свою роль мы видим в политическом анализе происходящих процессов, предложении левого социалистического взгляда, создании альтернативы неолиберальному консенсусу, сложившемся в кыргызстанском обществе.

Разумеется, мы чётко противопоставляем себя Садыру Жапарову и тем политическим силам, которые он представляет. Также мы крайне негативно настроены к идее президентской республики и новой конституции.

— В связи с тем, что Садыр Жапаров отказался от идеи национализации Кумтора с самого начала восхождения к власти, как вы считаете, остается ли лозунг национализации под контролем трудовых коллективов насущным и популярным в Кыргызстане?

— Увы, едва ли лозунг национализации под контролем трудовых коллективов хоть когда-то был популярным в Кыргызстане за весь период его независимого существования.

В большинстве случаев, когда в нашей стране кто-то говорит о национализации, то подразумевается под этим национализация буржуазная, тесно соприкасающаяся вовсе не с левыми, а правыми националистическими идеями, эксплуатирующими мысль о том, что «наш великий и прекрасный народ грабится злыми иностранцами». И разумеется, под этой ширмой прячутся вовсе не народные интересы, а интересы местной крупной буржуазии, сращенной с государственным аппаратом. Т.е народ должен грабиться вовсе не иностранцами, а своими же соотечественниками.


И в этом Кыргызстан вовсе не одинок. Подобный дискурс о национализации широко был распространен, к примеру, в России, где в 2000-х государство значительно нарастило свою долю в экономике, что, однако не привело к улучшению уровня жизни рабочего класса и уж тем более не открыло никаких перспектив для рабочего самоуправления.

На деле, если посмотреть на тот же самый рудник Кумтор и его работников, то они скорее склонны на данном этапе выступать за то, чтобы компания оставалась под управлением канадцев, о чем мы знаем из многочисленных бесед с рабочими. Из двух зол — иностранных капиталистов и местных бюрократов, — рабочий выберет именно первых, в силу того, что они гораздо менее коррумпированы и не имеют политических рычагов давления на персонал.

Все прекрасно понимают, что под государственным управлением жапаровского, да и любого другого буржуазного правительства, успешное предприятие начнет управляться, не исходя из экономической целесообразности и эффективности, а по соображениям интересов различных групп политиков, что негативно скажется на рабочих: на уровне зарплат, социального обеспечения, и т.д.

Если же говорить о национализации в контексте контроля самими рабочими предприятий, на которых они трудятся, то данная идея не имеет вообще никакого распространения. И одной из главных наших задач является изучение перспектив рабочего самоуправления для Кыргызстана, а также пропаганда и агитации в рабочей среде данных идей.

— Чем вызван огромный внешний долг Кыргызстана? То, что руководство КНР отказалась от списания долга или от его реструктуризации, не приведет ли к еще большей зависимости страны?

— Большой внешний долг Кыргызстана — это результат экономической отсталости и неразвитости, в которые страна погрузилась после распада СССР и отказа от социалистических норм ведения хозяйства.

В Кыргызстане по сей день сохраняются довольно высокие по мировым меркам социальные стандарты, унаследованные нами с советского периода: бесплатные медицина и образование, льготы для уязвимых категорий граждан, и т. д. Однако экономическое развитие страны не позволяет обеспечивать всё это. Также ситуацию усугубляет непрофессионализм управленцев и их коррумпированность. Как итог — страна вынуждена прибегать к внешним займам для обеспечения более-менее стабильного состояния.

В более широком контексте, рост внешней задолженности является результатом подчиненного положения Кыргызстана в глобальной неолиберальной системе, в рамках которой долговая зависимость является формой экономической эксплуатации бедных стран богатыми, позволяющей осуществлять неравноценный обмен между центром и периферией.

Задолженность КНР на сегодняшний день представляет очень большую угрозу: марксистам хорошо известно, как Китай использует экономические рычаги давления для эксплуатации периферийных стран. К точно такой же стратегии китайские власти прибегают в странах Юго-Восточной Азии, Южной Африки или соседнем Таджикистане. И то, что Китай решительно отверг любые попытки списать или реструктуризировать задолженность, говорит о том, что Кыргызстан еще очень долгое время будет пребывать в экономической, а, следовательно, и политической зависимости от южного соседа. Однако важно подметить, что долговая зависимость от Китая ничем не хуже и не лучше зависимости от любой другой страны: точно такие же последствия будет иметь рост задолженности от России, западных стран или МВФ со Всемирным банком.

— Чем вызваны на Ваш взгляд последний конфликт внутри Федерации профсоюзов Кыргызстана? Возможно ли появление в республике массового независимого профсоюзного движения?

— Мы внимательно следим за конфликтом в ФПК. Увы, в его центре находится, в первую очередь, вопрос собственности, весьма далекий от прав рабочих. По сей день Федерация профсоюзов обладает внушительными активами, такими как пансионаты на Иссык-Куле или различные административные здания. И, разумеется, очень многим нечистым на руку функционерам хочется получить контроль над ними. Утешает одно: в конфликте есть сторона, которую можно было бы поддерживать, и которая в случае своей победы могла бы направить федерацию в правильное русло.

Если говорить о независимом профсоюзном движении, то его появление пока остаётся довольно далекой перспективой. Хотя в последнее время всё чаще и чаще можно наблюдать проявления рабочей активности, что внушает определенные надежды.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


+ восемь = 12