Главная » История и культура » Восстание Красного Берлина – уроки истории (часть I)

Красная Роза и Пламенный Либкнехт

102 года исполнилось с момента знаменитого январского восстания рабочих Берлина под руководством известных деятелей «Спартака» и лидеров молодой Коммунистической партии Германии Карла Либкнехта и Розы Люксембург. 15 января без суда и следствия оба пламенных вождя немецкого пролетариата были зверски убиты военщиной, по указке руководителей СДПГ. Каждый год в Германии левые организации и партии отмечают этот день скорби по погибшим коммунистам.

После 17-го года на Западе, как и на Востоке, среди рабочих был популярен призыв: «Сделаем, как в России!». И пытались делать. Один из современников тех событий испанец Хосе Ортега-и-Гассет охарактеризовал этот исторический момент словами «восстание масс». Д. Ллойд Джордж писал французскому премьеру Ж. Клемансо и американскому президенту В. Вильсону, что «вся Европа насыщена духом революции. Глубокое чувство не только недовольства, но возмущения и даже гнева царит в рабочей среде. От одного конца Европы до другого больше не удовлетворяет массы весь современный строй с его политическим, социальным и экономическим укладом».

Народы Европы пробуждались от угара межимпериалистической бойни и шли навстречу нового мира свободы и братства. В это время жизнь капитализма висела на волоске. В этом водовороте событий центральное место для судьбы мировой революции занимал рабочий класс Германии и поэтому Роза Люксембург и Карл Либкнехт сыграли важную роль в формировании политической организации, стоящей на позициях революционного марксизма. И их вклад в дело появления и развития международного коммунистического движения огромен и его нельзя недооценивать. Вместе с тем старые социал-демократические партии сделали все, чтобы спасти систему и свернуть революцию, сыграв роль политических агентов буржуазии.

Оба пришедшие по-разному в социал-демократию, Карл как адвокат политических беженцев, а Роза как социалист Польши и Литвы, становятся главными деятелями левого крыла крупнейшей рабочей партии Европы (насчитывающей два миллиона членов) и начинают бескомпромиссную борьбу с ревизионизмом, оппортунизмом и национализмом в СДПГ. Олицетворением такого реформистского течения, отрицавшего революционный путь развития, стал новый «теоретик» партии Эдуард Бернштейн. Оба деятеля левых социал-демократов приветствовали первую русскую революцию 1905 года, а Роза даже участвует в пролетарских выступлениях в Польше, после поражения, которых, оказывается в царской тюрьме и почти случайно избегает казни.

В 1914 году Карл Либкнехт, как депутат Рейхстага, единственный голосует против кредитов на военные нужды, что приводит его к невиданной обструкции со стороны шовинистически настроенной толпы правых и к исключению из фракции СДПГ. Впрочем, сама партия начинает трещать по швам и разваливаться на куски, как оказался погребенным и второй Интернационал, преданный основными партиями, занявшими шовинистическую позицию, подержав собственные правительства во время первой мировой войны. Небезызвестные Эдуард Бернштейн и Карл Каутский, под влиянием стачек и выступлений немецких рабочих, требовавших мира и установления власти советов, выходят весной 1917 года из СДПГ и формируют НСДПГ (Независимую Социал — Демократическую Партию), а левые во главе с Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург, входя в состав «независимых», создают свою группу «Спартак».

За антивоенную деятельность и участие в организации международной Цимервальдской конференции социалистов интернационалистов и формирование в ней левой группы, сторонников перерастания войны империалистической в войну гражданскую, оба деятеля неоднократно арестовываются, а Карл даже высылается на фронт в качестве солдата штрафника. Но последовавшее через полтора года после революции в России, ноябрьское выступление народных масс Германии смело трухлявую стену кайзеровской монархии, и левые получают невиданный шанс в истории изменить ситуацию в пользу пролетарского авангарда.

Ноябрьская революция в Германии

Началась революция в начале ноября 1918 года с восстания матросов в Вильгельмсхафене и Киле, и через несколько дней она охватила всю Германию. Правый социал-демократ Густав Носке посылается кайзеровским правительством, для того чтобы удержать матросов и сформировать умеренный военный комитет, но весть о выступлении облетает страну и везде начинается формирование советов. Немецкие рабочие подхватывают лозунг русских собратьев: «вся власть – советам!».

9 ноября 1918 года кайзер Вильгельм II под давлением начальника генштаба Грёнера, считавшего продолжение военных действий бессмысленным, был вынужден отречься от престола и бежать из страны. У власти встали представители СДПГ, которые сформировали коалицию с «независимыми» социал-демократами из НСДПГ. Правда, «независимые» социал-демократы разделились в своем отношении к СДПГ. Левое крыло, ведомое Ледебуром, было против кооперации с СДПГ. Однако, большинство партии, ведомое Уго Гаазе, были за сотрудничество с социал-шовинистами. В результате 9 ноября 1918 года СДПГ формирует правительство совместно с НСДПГ под названием «Совет Народных Уполномоченных», куда входят три правых социал-шовиниста – Филипп Шейдеман, Густав Носке и Фридрих Эберт.

Впрочем, сами правые социал-демократы были невысокого мнения о своем «революционном правительстве». Так, Филипп Шейдеман пишет о «Совете Народных Уполномоченных»: «Каждый из них был скорее контролёром, приставленный к соответствующему министру или ведомству… Эберт хорошо ладил с военным министром Шейхом, точно также Ландсберг с финансистами в министерстве (финансов) и в государственном банке». Премьер Франции Клемансо сказал о шейдемановской Германии: «Пруссия Гогенцеллернов надела новую маску, только декорации поменялись. Люди и принципы остались те же что и под Вильгельмом».

04637783

Вместе с тем, выступая с популистскими лозунгами «о единстве всех социалистов» и необходимости строительства экономики на «социалистических началах», Фридрих Эберт и вожди СДПГ сделали все, чтобы захватить влияние в нарождающихся советах. 10 ноября 1918 года на собрании Берлинского совета был образован Исполком Германских советов, который возглавили умеренные социал-демократы и беспартийные. Кроме этого, правые социал-демократы направили все усилия по подготовке Учредительного Собрания, то есть фактической ликвидации власти советов, роспуску отрядов Красной Гвардии и разоружению рабочих масс. К тому же лидеры СДПГ во всеуслышание заявили о сохранении старого государственного аппарата и армии, соблюдения права частной собственности и верности пути развития парламентаризма и социального партнерства. Программа СДПГ называла это: «Немецкий путь к социализму без классовой борьбы, без революционного насилия». Естественно, что вожди социал-демократии с ужасом отвергали «русский путь», не характерный якобы для развитой Европы.

«Независимые» социал-демократы тоже не отличались радикализмом. В ноябре 1918 была создана т.н. «Комиссия по социализации», на заседаниях которой начались продолжительные обсуждения планов «постепенной социализации». Концепция была выдвинута Карлом Каутским:  «Сломя голову все национализировать — …это значит создать переходную стадию, при которой капиталистическое производство уже невозможно, а социалистическое ещё невозможно, стадию, на которой вообще невозможно разумное производство… Подобного рода социализм проводить или даже требовать именно сейчас, в момент демобилизации, — это значит превратить Германию в сумасшедший дом».

В отличие от социал-шовинистов и центристов, деятели «Спартака» реально и с последовательных позиций рассматривали перспективы германской революции.  «Какой характер носит нынешняя революция? — писал Карл Либкнехт, — Прежде всего, какая революция? Ибо нынешняя революция имеет несколько различных содержаний и возможностей. Она может остаться тем, чем была до сих пор: движением за мир и буржуазные реформы. Или она может стать тем, чем она до сих пор не была: пролетарско-социалистической революцией. И в первом случае пролетариат должен стать её надежной опорой, чтобы она не превратилась в фарс. Но пролетариат не может удовлетвориться этим буржуазно-реформистским содержанием. Он должен, если не хочет снова потерять даже завоеванное до сих пор, идти вперед к социальной революции: всемирно-историческая схватка между капиталом и трудом началась».

Декабрьский кризис и создание КПГ

В то время как революция топталась на месте, силы реакции консолидировали свои ресурсы и вооруженные отряды, объединившись вокруг правых социал-демократов, мечтавших задушить рабочее движение в стране. 6 декабря уже были первые выступления контрреволюционных сил в лице офицерских команд, групп юнкеров и добровольных дружин «фрайкоров», которые объявили Фридриха Эберта своим президентом и потребовали уничтожения красных. Белые отряды пытались свергнуть Центральный Исполком советов, но получили отпор. Тем временем СДПГ делало все, чтобы урезать полномочия советов, запретив им руководство войсками и создание вооруженных отрядов, а также управление железнодорожным транспортом и промышленностью страны.

11 декабря 1918, через 4 недели после создания Исполнительного комитета Роза Люксембург в статье «Вокруг Исполнительного комитета» писала: «политический кабинет» Эберта-Гаазе, шаг за шагом, сначала поставил себя рядом с Исполкомом, а затем и над Исполкомом. Ясно, – писала Люксембург, – что в лице Исполкома этот удар предназначен всей массе рабочих и солдат. Это из их рук вырвана власть и передана контрреволюционной буржуазии. Если рабочие Советы всей Германии не растопчут безжалостно шейдемановско-эбертовское гнездо, они очень скоро сами окажутся точь-в-точь, как нынешний Исполнительный комитет, отстраненными от власти, и, в конечном счете, удушенными победоносной контрреволюцией».

Левое руководство Берлинского Совета поддерживало спартаковцев, и выступало за передачу всей власти в руки Советов. Исполком Берлинского Совета сделал несколько попыток создания вооруженных отрядов Красной гвардии после того как «Совет Народных Уполномоченных» запретил подобные попытки. 19 ноября 1918 деятель Берлинского совета Деймиг призывал рабочих не верить ужасам об «угрозе большевизма»: «Товарищи, не дайте лишить себя власти, испугавшись призрака большевизма. Тот, кто хорошо понимает дело, знает, что под именем большевизма надо подразумевать то, что называется социализмом».

Однако, не смотря, на логику событий на первом Съезде Рабочих и Солдатских Советов господство получила опять СДПГ. Даже Карл Либкнехт не смог получить место в качестве делегата. И 19 декабря 1918 года Советы голосовали 344 против (За 98) создания советской системы, как базиса для новой конституции. Они поддержали правительственное решение провести выборы в Учредительное собрание и как можно скорее.

Отрезвление от сладких речей Эберта и Шейдемана приходило с опозданием и болезненно. Только в декабре 1918 в спартаковской агитации появился лозунг «Долой правительство Эберта-Шейдемана!». 23 декабря матросы народной морской дивизии, подчиняющейся Берлинскому совету и Исполкому советов, находящихся в руках НСДПГ, захватили здание правительства, арестовали членов «Совета Народных Уполномоченных» и военного коменданта, а также организовали отпор верным частям Фридриха Эберта. Но по требованию «независимых» социал-демократов матросы выпустили контрреволюционеров без всяких условий. 29 декабря прошли похороны жертв атаки на народную морскую дивизию. Р. Мюллер пишет: «Могущественная демонстрация революционно настроенных рабочих масс не могла спрятать слабость движения. Ни в организации, ни в идеологии не было предпосылок для немедленного захвата власти».

PROTESTKUNDGEBUNG, KARL LIEBKNECHT

В этой ситуации напряжения революции, роста сил контрреволюции формировалась Коммунистическая партия Германии, выраставшая из фракционных рамок «Союза Спартака». К сожалению, большинство «спартаковцев» следовало длительное время ошибочной тактике работы внутри НСДПГ, считая, что таким образом они окажут «революционное воздействие» на рабочие массы, вошедшие в партию. Действительно численность НСДПГ достигло к концу 1918 год 300 тысяч человек, среди которых было много рабочих и революционных солдат, но именно пребывание «Союза Спартака» замедляло разоблачение истинного лица Каутского, Гаазе и других лидеров «независимых» социал-демократов, следовавших в фарватере политики Фридриха Эберта.

Сделав безуспешную попытку добиться созыва партийного съезда независимых социал-демократов для обсуждения политической линии партийного руководства, «Спартак» вынужден был созвать самостоятельную конференцию своих организаций, превратившуюся в учредительный съезд коммунистической партии Германии (25 декабря – 1 января 1919 г.). Съезд постановил огромным большинством голосов на первом же заседании выйти из независимой социал-демократии и основать самостоятельную коммунистическую партию Германии. Значение этого шага было огромно – была создана КПГ. I съезд КПГ означал новую главу в истории пролетарского революционного движения в Германии, огромный шаг вперед пролетарской революции.

Январское восстание рабочих Берлина

Немедленно после окончания съезда социал-демократические вожди поспешили с провокационным вызовом берлинскому пролетариату.

Расчет Фридриха Эберта и Густава Носке исходил из того, чтобы спровоцировать берлинских рабочих на борьбу, пока они еще не успели должным образом сорганизоваться и вооружиться. Поводом для этой провокации социал-демократические вожди наметили увольнение в отставку левого «независимца» Эйхгорна, популярного в рабочих массах полицей-президента Берлина. 4 января прусское правительство известило Эйхгорна об отставке. 5 января произошла 150-тысячная демонстрация протеста против политики правительства и отставки Эйхгорна. Последний отказался подчиниться приказу об отставке. Выступившие против социал-демократических вождей рабочие перешли к активным революционным действиям. Вооруженные рабочие отряды заняли квартал, где помещались здания газет и типографий и захватили его, овладев, в том числе  редакцией и типографией центрального органа социал-демократии – «Форвертс».

Всеобщая забастовка охватила почти все берлинские предприятия. Решительному выступлению рабочих способствовало колебание гарнизона. Старые полки и республиканская охрана заявили о своем нейтралитете. Рабочие отряды начали занимать правительственные здания. Социал-демократические вожди недооценили силы революционного пролетариата Берлина и в решительную минуту оказались в таком положении, что не решились оставаться в государственной канцелярии и укрылись у приятеля Филиппа Шейдемана, купца Склярека.

Но у восставших берлинских рабочих не оказалось руководства, способного использовать замешательство правительства. Руководство восстанием находилось в руках «левых” «независимцев», видевших свою задачу в том, чтобы затормозить движение. Правда, 5 января был образован революционный комитет, возглавляемый Ледебуром и Шольце от «независимых» и Либкнехтом. Этот революционный комитет, призванный руководить восстанием, занимался в решающие дни 5–7 января совещаниями и бездействовал, несмотря на все усилия Либкнехта добиться от ревкома принятия энергичных мероприятий.

Вооруженные отряды рабочих оставались без руководства, распыляя свои боевые силы, не используя и не закрепляя результат своих побед. Среди колеблющихся солдат гарнизона не проводилось никакой работы. Не была даже установлена связь с морской дивизией, силы ее не были привлечены на сторону пролетариата. Полицейские отряды, встретившись с отказом Эйхгорна гарантировать им заработную плату, переходили на сторону правительства. Тот же Эйхгорн отказался снабдить оружием приехавших за ним в полицей-президиум представителей от предприятий. Впоследствии Носке признавался, что «если бы массы имели решительных и ясно сознающих свои цели вождей вместо пустомель, то они уже к обеду этого дня (5 января) овладели бы Берлином».

В то время как ревком и «левые» «независимцы» топтались на месте, социал-демократические вожди успели оправиться от растерянности. Государственная канцелярия была укреплена и к вечеру 6 января представляла настоящую крепость. Носке выехал в предместье Берлина, Далем, где началась быстрая организация добровольческих белогвардейских частей из буржуазных сынков и офицерства. К Берлину подтягивались крупные воинские силы. Для того чтобы дать правительству выиграть время, правые вожди независимых – Каутский, Брейтшейд и др. начинают в качестве посредников переговоры с восставшими рабочими.

С этой же целью и «лево» — независимые вожди восстания согласились на переговоры. 8 января вечером, когда начали прибывать отряды Носке, переговоры были прерваны, и правительство возвестило, что «час расплаты приближается”. Теперь, когда были стянуты контрреволюционные силы, когда момент восстания был упущен, ревком обратился к рабочим с призывом к оружию и к борьбе. Отряды рабочих продолжали упорную борьбу, но с 9 января под влиянием тех же независимых на предприятиях принимались уже резолюции о «прекращении братской бойни» и мирном «улаживании конфликта».

Параллельно ослаблению сопротивления пролетариата усиливался натиск правительственных войск, развернувших крупные боевые действия. 12 января войска Носке заняли последние очаги сопротивления и приступили к разоружению пролетариата и к кровавой белогвардейской бойне. Систематическое истребление лучших революционных элементов берлинского пролетариата, разгром КПГ, истязания и убийства рабочих семей – таковы подвиги социал-демократической белогвардейской контрреволюции в памятные дни января 1919 г. в Берлине.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


× девять = 9