Главная » Дискуссия » Кризис государственной политики в области медицинского образования в Казахстане

Критическое состояние казахстанской медицины обусловлено, в первую очередь, кризисом медицинского образования, имеющего очень глубокие корни.

Согласно Закону «О науке» Правительство Республики Казахстан разрабатывает основные направления государственной политики в области науки и научно-технической деятельности и организует ее осуществление.

Если научных школ практически нет, то о реализации каких основных направлений может идти речь? Научной школой называют относительно самостоятельную группу ученых, работающих и развивающих  определенную тематику  какого-либо научного направления. Медицинские научные школы  всегда  являлись чрезвычайно ценным кладезем знаний, поскольку умения и знания с годами не терялись, постоянно накапливались и очищались от ошибок, переходили из поколения в поколение. Смысл научной школы в медицине состоит  в разумном сочетании новых знаний с полезными сведениями прошлого опыта.

Без существования научных школ в медицинских вузах невозможно сформировать у будущих врачей клиническое мышление и логику, являющиеся залогом успешной практической врачебной деятельности.  Цель  медицинской науки и  практики всегда была одна — сохранить здоровье, увеличить продолжительность и качество жизни человека, защитить его от болезней.

Примером отсутствия эпидемиологической школы в Казахстане являются следующие факты.  Корректных   статистических данных эпидемиологической  заболеваемости Covid-19 нет. Разработанной  эпидемиологической   модели на базе теории математического моделирования нет.   Спрогнозированной оценки сценариев развития эпидемической ситуации при различных изменениях противоэпидемических мероприятиях  тоже нет.   

В марте 2020 года сотрудникам Детской инфекционной больницы г.Алматы не выдали средства индивидуальной защиты, поэтому произошла вспышка и больница была закрыта на карантин.  Более 40 сотрудников были госпитализированы, в том числе и я. Однако ПЦР-тест был взят на 5-й день моего заболевания и был отрицательный. К тому же ПЦР-тест не проходил верификацию и считается недействительным согласно рекомендациям ВОЗ. Сотрудники СЭС отказываются до сих пор завести на меня эпидкарту, чтобы я смогла получить компенсацию за заражение из-за отсутствия защитных средств.

В мае 2020 года детская инфекционная больница была открыта, и всем сотрудникам выдали защитные средства, предназначенные для строителей. Как это все назвать? Подходят только следующие синонимы — головотяпство, наплевательство, безответственность, бестолковость, а точнее нежелание главного санитарного ведомства г.Алматы в лице Бекшина Ж.  нести ответственность за свою низкокачественную непрофессиональную деятельность.

Отсутствие профессионалов высокого уровня – это результат бесконтрольного плагиатства, грязных подлогов и фальсификаций кандидатских и докторских диссертаций. Неслучайно на сайте http://www.matritca.kz/news 27.02.2017  года было опубликовано, что наука в Казахстане уже давно приобрела признаки наукообразности — ни общество, ни государство не получают от нее должной пользы. Совместно с Европейским Центром Наук эксперт М. Каратаев составил страновый отчет по развитию науки в Казахстане, в котором было отмечено, что в Казахстане произошла настоящая научная катастрофа – количество исследований, соответствующих международным стандартам, стремится к нулю.

О том, как соблюдаются международные образовательные стандарты   можно отдельно привести   КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова.

Во всех университетах мира существуют кафедры или департаменты по лабораторной медицине или клинической лабораторной диагностике. Нигде часы по этой дисциплине не отбираются (читай воруются) и не передаются другим дисциплинам или кафедрам. Лабораторная медицина —  это медицинская специальность, использующая  достижения фундаментальных наук для клинической медицины и применяющая  фундаментальные разработки в практическом здравоохранении. Основной функцией клинико-диагностической лаборатории является предоставление врачу-клиницисту достоверной информации о клеточном, химическом, иммунном составе  проб биологических материалов, полученных у больного.    

Однако в КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова кафедра клинической лабораторной диагностики была ликвидирована с приходом в Совет директоров Алмаза Шармана. Экс-министр Биртанов Е. поддержал недалекое решение по ликвидации кафедры, что только дополняет  моральный оттенок его интеллектуального облика.

Ни Министерство здравоохранения, ни Министерство образования и науки никак не отреагировали на закрытие кафедры, потому что имеют смутное представление о медицинских дисциплинах и научных школах. Это за рубежом министрами здравоохранения, министрами  науки и высшего образования   становятся истинные ученые,  представители крупных научных школ. А у нас, как говорится, выбрали методом тыка или методом проб и ошибок.

Кафедру закрыли, потому что личные амбиции господина Алмаза Шармана были поставлены выше государственных интересов.

Кто такой Алмаз Шарман? Информация в википедии об Алмазе Шармане является автобиографической, так как информация в ней представлена с нарушением принципов энциклопедической объективности.

В википедии указано, что в 1998 году Алмаз Шарман выступил в Конгрессе США. Когда я была в США в 2013-2014 годах, то не нашла информацию о его выступлении в Конгрессе. Это – во-первых. Во-вторых, я рекомендую Алмазу Шарману разместить информацию о выступлении в Европарламенте для усиления его мировой значимости.

Из других казахстанских СМИ я узнала, что Алмаз Шарман является профессором Университета Хопкинса США. Господам журналистам я представляю  следующую информацию. Чтобы получить в США  ученое звание профессора  надо много работать — от 6 до 10 лет упорного труда (срок зависит от конкретного учебного заведения и индивидуальных успехов преподавателя). Жить в Казахстане и одновременно получить звание профессора в США практически  невозможно. К тому же  что-то о  преподавательской деятельности господина Алмаза Шармана в США я ничего не слышала.

О факте использования моих идей по нейронаукам я открыто сообщила на пресс-конференции в Международном бюро по правам человека в сентябре 2019 года. До сих пор  господин Алмаз Шарман не пытался и не собирается опровергнуть мое  публичное заявление, что только усиливает мою правоту. Господам журналистам  следует  тщательно задуматься и   проанализировать этот факт. К тому же,  не являясь эпидемиологом, вирусологом, генетиком, господин Алмаз Шарман дает свои комментарии в этих вопросах, в  которых  у него нет соответствующего образования. 

В КазНМУ им.С.Асфендиярова процветают непотизм и кумовство, на ответственные и руководящие должности ставятся только свои люди. Например, бывшим проректором по науке был человек Алмаза Шармана  — Жусупов Б., инженер по образованию. Как может технарь быть проректором по медицинской науке? А вот представьте, в КазНМУ  — может.

Руководителем Аппарата ректора КазНМУ является Аубакиров Б. – бывший замначальника следственного управления департамента финполиции Алматы, в 2008 году признанный виновным и приговоренный к 3 годам условно за превышение власти или должностных полномочий. 

Председателем комиссии по поступлению в докторантуру   был Муминов Т.– зять семьи Шармановых.  По биографической  хронике  господин Муминов Т.   сначала стал  зятем семьи Шармановых, а потом  получил ученую степень  доктора медицинских  наук, а потом на долгие годы  был ректором  КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова. Что первично, а что вторично – нетрудно догадаться.

Членами комиссии по поступлению в докторантуру также были люди Алмаза Шармана — гинеколог Локшин В.Н., кардиолог Сугралиев А.Б., фармаколог Рахимов К.Д., педиатр Боранбаева Р.З., гепатолог  Нерсесов А.В.

Неудивительно, что члены комиссии не пропустили меня в докторантуру – ведь месть Алмаза Шармана должна же была как-то осуществиться. Закрыть кафедру клинической лабораторной диагностики, где я работала ассистентом – этого было мало. Надо было продемонстрировать и подчеркнуть мне свое господство таким подлым и ничтожным методом.

Естественно, что я подала на апелляцию. Однако члены апелляционной комиссии – профессор Исенова С.Ш., доценты — Балабекова М.К., Битанова Э.Ж., втроем не имеющие никакого   международного сертификата на знание английского языка, сделали тем не менее заключение, что у меня низкий уровень английского несмотря на наличие сертификата.

Исследовательской среды нет, уровень академичности профессорско-преподавательского состава оставляет желать лучшего.

Приведу примеры. В присутствии комиссии министерства здравоохранения зять Шармановых господин Муминов Т.– по специальности фтизиатр яростно доказывал мне, что он тоже генетик, так как имеет труды по генетике. Во-первых, чтобы быть генетиком надо иметь хоть какой-то сертификат обучения. А во-вторых, с какой стати переводы трудов по генетике дают основания считаться генетиком? Если человек что-то переводит, то он скорее переводчик.  За рубежом существуют жесткие правила и критерии – чтобы считаться генетиком, надо  работать в генетической лаборатории и проводить эксперименты. Никто, сидя в кресле,  не считается генетиком.

Таким же главным генетиком университета была бывший проректор по науке госпожа Рамазанова Б., открывшая школу по генетике, в которой числился юрист по образованию.  Госпожа Рамазанова Б.  так хотела меня изжить из университета, что давала команду сотрудникам лаборатории не пить со мной чай и ждала, что я не вытерплю такой блокады и уйду по собственному желанию. Госпожа Рамазанова Б. не задумывалась, что эта блокада  больше напоминает дедовщину в армии или тиранию главного пахана в тюрьме. 

Кроме того, пользуясь своим служебным положением, госпожа Рамазанова Б. активно распространяла про меня слухи, порочащие мое человеческое достоинство.  Причем ее порочащие слухи с радостью вкушали другие   представители профессорско-преподавательского состава КазНМУ   – недоучки со степенями и званиями.  Согласно мировым стандартам   преподаватель – это носитель знаний, а  не наоборот.

Один мой знакомый – кандидат биологических наук услышал один раз случайно выступление ректора КазНМУ Нургожина Т. и был тревожно впечатлен этим, потому что академический уровень речи господина Нургожина Т. не соответствует его ученой степени доктора медицинских наук и ученому званию профессора.

КазНМУ им.С.Асфендиярова стал членом Лиги академичной честности, что обязывает вуз быть прозрачным, честным и объективным.

Однако, можно ли считать решение членов комиссии, в том числе и апелляционной   — академика Рахимова К.Д., профессоров — Локшина В.Н., Сугралиева А.Б.,  Боранбаевой Р.З., Нерсесова А.В., Исеновой С.Ш., доцентов —  Балабекова М.К., Битанова Э.Ж.  этичным и независимым ?

Согласно «Толковому словарю русского языка» Ефремовой Т.Ф.

шайка – это компания  людей, объединенных общими интересами (обычно недостойными, предосудительными), а банда —  это группа людей, деятельность, поведение которых вызывает неодобрение
окружающих. Как можно назвать совместные действия всех вышеперечисленных персонажей – нетрудно догадаться.

Согласно МСКО-2011 (международной стандартной классификации образования), принятой на 36-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО в ноябре 2011 года в Париже, докторские PhD- программы предлагают только вузы, ориентированные на исследования.

КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова, имеющий статус национального медицинского вуза, до сих пор не прошел международную аккредитацию от Всемирной федерации медицинского образования, также не имеет лицензию, как исследовательский центр, не имеет аккредитованных исследовательских лабораторий, тем не менее, вот уже в течение десяти лет готовит и выпускает PhD-докторов, нарушая международные образовательные стандарты ЮНЕСКО. Уровень подготовки   в  магистратуре тоже не на высоком уровне, если темой одной магистерской диссертации был   подсчет количества кариозных зубов у детей  школ-интернатов.

На государственном экзамене по биостатистике летом 2020 года у магистров было тотальное списывание.  Результаты экзамена по биостатистике проверяли два доцента, по образованию врачи — одна терапевт, а другая  педиатр. Обе  с пеной  у рта  доказывали, что никакого списывания не было, хотя это понятно, что врачи  не смогут понять ничего, если ответы не будут книжными. Это в другом университете мира биостатистику будут преподавать биостатисты или  математики, а в КазНМУ  — наоборот, кто придется.

Из вышеперечисленного следует логичного вывода, что выпускаемые врачи имеют слабую теоретическую и практическую подготовку. Какие знания и практические навыки может передать недоучка —  никаких.  Поэтому у многих, а почти у большинства выпускников отсутствуют элементарные знания по многим понятиям: не знают, что такое ревматизм, аутоиммунные болезни, болезни системы крови и гемостаза, не могут объяснить группы крови, не знают сути ПЦР, не могут объяснить   разницу между видами антител, не могут перечислить группу вирусных заболеваний, не могут объяснить разницу между вирусами и бактериями и   т.д. и т.п., в общем легче перечислить то, о чем имеют общее представление.

Так что красивые заявления про модернизацию медицинского образования, в том числе путем развития триединства клинической практики, медицинского образования и научной деятельности –  это виртуальная абстракция, повисшая в воздухе и отраженная    на бумагах. А на деле присутствует очковтирательство – обман с целью представить вещи и события в более выгодном свете для того, чтобы представить информацию о своей деятельности.

Имеются ли финансовые нарушения – неизвестно, так как объективных расследований не было.

Быть ученым-медиком в Казахстане – совсем неинтересно, потому что нет никаких перспектив. Медицинская наука в стране не только развалена, но и лишена конкретных, перспективных задач.

Института защиты интересов и гражданских прав ученых или врачей-исследователей нет. Защита гражданских прав основывается на применении государственными органами  мер, направленных на восстановление нарушенных прав или пресечение действий, создающих угрозу их нарушения.

В декабре 2003 года Казахстан подписал Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, но пока еще не ратифицировал их. В правовом государстве законодательная, судебная  и исполнительная  власти   должны уравновешивать  и контролировать  друг друга. Потому что должна проводиться государственная  политика  в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина.

Однако на деле ни правительство, ни суды не могут обеспечить законность гражданских прав. Например, в суд  с исковым заявлением на КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова подали:

— профессор Кудайбергенова С.Ф. (ее факт незаконного увольнения освящен в Юридической газете от 13.04.2021);

— доцент Шекеева К.К. (ее заявление по незаконному увольнению из-за коррупции было опубликовано в январе 2021 года на сайте Евразийского бюро рабочих стран СНГ),

— доцент Сатаева Л.Г. получила в Алмалинском суде весной этого года отказ и ее доводы судом первой инстанции  были отклонены.

Мое исковое заявление об отмене решения комиссии по поступлению в докторантуру находится в Алмалинском суде на стадии рассмотрения. Однако я не питаю иллюзий и готова к тому, что мой иск не будет удовлетворен.

Поэтому я отправила свое заявление о нарушении моих гражданских прав в области образования в Комиссию по правам человека при Президенте и омбудсмену. Обязанностью института омбудсмена  является  обеспечение соблюдения  прав человека согласно   Парижским  принципам.

Пока не будут организованы научные школы и созданы условия для ученых и врачей-исследователей, утечка мозгов будет продолжаться. Интеллектуальный потенциал — это характеристика интеллектуальной сферы страны и источник новых знаний, идей, информации, способствующих повышению конкурентоспособности экономики и уровня жизни населения.  Снижение уровня и качества здравоохранения, образования и
интеллектуального потенциала страны являются основными угрозами национальной безопасности  согласно пункту  4 статьи 6 Закона «О национальной безопасности».

Государственным структурам и обществу следует   взять под контроль данную ситуацию, сложившуюся в КазНМУ им.С.Д.Асфендиярова.  Так как дальнейший кризис медицинского образования приведет к тому, что миллионы болезней останутся не диагностированными и еще миллионы случаев будут лечиться неправильно, так как успех в их лечении требует совсем не наличия сверхсовременного оборудования, лаборатории и новейшего лекарства, а грамотного врача, обладающего клиническим мышлением и знакомого с новыми методами лечения. 

Айман Садвакас

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


9 − шесть =