Главная » Анализ » Как мы понимаем национализацию в Казахстане

Айнур Курманов: Мы понимаем под национализацией не просто передачу собственности из одних рук в другие, как например, в фонд «Самрук-Казына» или в другие квази государственные фонды, а реальное обобществление с контролем и управлением трудовых коллективов производством. То есть речь идет не о скупке акций и концентрацию активов в руках тех же олигархических группировок. Прибыль от использования недр, крупной промышленности использовалась бы для инвестирования в новые отрасли экономики, в медицину, систему образования и строительство бесплатного жилья.

Это требование уже с 2009 года стало политическим требованием современного рабочего движения в стране. Первыми этот лозунг был поднят бастующими нефтяниками ТОО «Бургылау» в апреле 2009 года, затем его подхватили рабочие Алматинского Вагоноремонтного завода и АЗТМ, а с новой силой его подняли на щит двадцать тысяч тружеников Жанаозеня, подчеркнув вопрос участия трудовых коллективов в контроле и управлении компании «КазМунайГаз».

Конечно, в этом случае речь идет уже не о капиталистической модели, так как это подразумевает смену всего социально-экономического курса страны и вмешательство в «священное» право частной собственности. И национализация в этом процессе лишь один из этапов, очень важный, но не последний. Похожий, может не совсем последовательный, путь проделывают страны Латинской Америки, а именно Эквадор, Боливия и Венесуэла.

Сегодняшние левые идеи продиктованы крахом рыночных экспериментов, которые доказали всем, что крупная частная собственность вовсе не есть локомотив и образец «эффективности». Наоборот национализация сейчас означает единственный способ сохранения производства, так как ряд корпораций уже заявили, что законсервируют и закроют рудники и промыслы в ряде регионов, обрекая жителей на прозябание в городах призраках.

Социалисты намерены и дальше конкретизировать свою программу национализации, с учетом экономического обоснования и анализа текущих процессов деиндустриализации.

«Национализация» по замыслу либералов и националистов

С другой стороны, буржуазные националисты и буржуазные либералы не дают и не дадут альтернативного пути выхода из тупика сырьевой модели экономики, так как они не выступают против действующей власти, как и против нынешнего социально-экономического курса рыночных преобразований, а ратуют лишь за сохранение интересов национального капитала. Так, деятели, типа Сергея Дуванова и К, выступают лишь за то, чтобы забрать активы семьи Назарбаева, с целью буквально по цитате: «их немедленной реализации на открытых аукционах для продажи европейским и американским компаниям».

Поэтому ни в 2011 году, ни в 2022 году национал-патриоты и либералы и не поддержали политическое требование нефтяников Мангистау национализации промышленности под рабочим контролем. Даже Дуванов называл их выступления шкурными, присоединившись к правительственной травле бастующих, как раз после того, как нефтяники выдвинули требование национализации. Их целями является лишь передел собственности и власти внутри страны в пользу других игроков крупной национальной буржуазии и не более.

Правящая группа, которая сейчас потеснила семью Назарбаева и установила пока режим внутреннего статус кво в буржуазном классе Казахстана за счёт закулисных переговоров, также не заинтересована в национализации. Они, как и предлагают либералы и националисты, лишь отбирают для себя некоторые активы членов семьи Назарбаева, но не в пользу государства. Более того, правительство Токаева продолжает прежний курс приватизаций, сокращений и углубления рыночных реформ в интересах местного и в первую очередь иностранного капитала.

Так, по плану Совета по реформам при президенте РК, где главную скрипку играет британский финансист и бывший глава Европейского банка реконструкции и развития Сума Чакрабарти, в РК планируется провести последний этап тотальной приватизации стратегических активов важнейших компаний и предприятий в пользу американских, британских и европейских корпораций. Как видим программа Токаева – Чакрабарти ничем не отличается от экономических предложений Дуванова и либералов.

Более того, в провластных СМИ и блогосфере началась целая кампания по дискредитации требования национализации, которое стало популярным в народных массах. Национализацию объявляют виновной в голоде, разрухе и экономическом кризисе в ряде стран, явно передергивая и обманывая, пытаясь создать негативный образ данной меры.

Пути национализации

Это самый трудный вопрос в нынешней ситуации. Легче поставить его, чем ответить. Ведь сама национализация лишь средство, а вовсе не рецепт по решению всех экономических задач и накопившихся проблем. Существует только два варианта – это монополизация промышленности в руках одной олигархической группировки, узурпировавшей власть, создающей видимость частичной национализации, и реальная национализация или экспроприация снизу, организованная под давлением трудящихся и народных масс.

Первый вариант мы уже наблюдали с 2007 года, и это типичная форма государственно-монополистического капитализма, без отказа от неолиберальной экономической модели развития и сырьевой ориентации – выразившаяся в создании супермонстра в лице фонда «Самрук-Казына». Тогда правящая семья провела частичную «национализацию» банковского сектора, вмешавшись в дела четырех банков, влив огромные порядка 19 миллиардов долларов в эту сферу и повесив часть частных долгов до 70% на плечи государства. Это означает на деле «национализацию» долгов, но не реальное изменение системы. (Это имеет место и в развитых странах – национализация банковского сектора, или железных дорог в Англии).

Типичный пример «национальной компании», входящей в систему фонда «Самрук-Казына» это – АО КТЖ (Казахстанские железные дороги). Эта компания давно стала символом раздробленности, оптимизации производства, отделения основного производства от обслуживающих предприятий, массовых сокращений и постоянных коррупционных скандалов, и приватизаций отдельных активов.

И здесь стоит политический вопрос или Государственно-монополистический капитализм (ГМК), существующий ныне или обобществление крупной собственности. То есть мы отделяем в своей деятельности и пропаганде «национализацию» от национализации. Впрочем, Токаев и Чакрабарти уже планируют демонтировать ГМК в пользу чистого рыночного либерализма, лишая основы для данной дилеммы в будущем.

То, что предлагала 11 лет назад старая оппозиция, а именно за счет бюджета и передать в руки «Самрук-Казына» и есть такой метод перекладывания из одного кармана в другой одного и того же пиджака. Тем более из-за изношенности оборудования рыночная стоимость активов этих компаний сомнительна и здесь надо ставить вопрос о возврате в руки государства крупной промышленности, без какого-либо выкупа и компенсаций, что означает именно экспроприацию.

Подобное, например, во многом было сделано в Венесуэле, Боливии и Эквадоре. Тем более, что такую национализацию можно произвести быстрее и безболезненнее именно в горнорудной промышленности, где доля иностранных компаний небольшая.

Что же касается нефтяных месторождений, то на первом этапе можно ставить вопрос о пересмотре заключенных ранее кабальных контрактов и соглашений о разделе продукции, и соответственно об увеличении доли прибыли Казахстана или государственного присутствия. Сейчас казахстанская доля активов очень низкая в Карачеганаке 10%, на Тенгизе 20%, в Кашагане 16%. В добытой нефти за тонну Казахстан получает всего 20 долларов, а по грабительскому соглашению о разделе продукции на Кашагане до 2036 года доля Казахстана в реальной прибыли составляет вообще 2%!

Тем более, такой подход будет оправдан, когда западные компании эксплуатировали в течение всех этих лет месторождения, не платя за это в казну за использование природной ренты. Тут возможно проведение судебных процессов и международных арбитражей, которые со всей уверенностью Казахстан может выиграть. Также стоит вопрос и с китайскими компаниями, сделки с которыми надо расследовать и пересматривать.

Вторым этапом может быть активное давление со стороны профсоюзов и трудовых коллективов. Такие примеры были в Чили в начале 70-х годов, В Испании в 1936-м и других странах, а также в СССР на заре индустриализации, когда рабочие месяцами бастовали на предприятиях, принадлежащих иностранцам в так называемых концессиях. Тут речь может идти о политическом требовании рабочего движения о контроле и управления производством, выборов управленческого аппарата, что невозможно без создания в последующем демократических плановых органов на национальном уровне.

Земля

Ленин в своих работах указывал в 90-е годы 19 века и в начале 20 века, что национализация земли вовсе не означает отказа от капитализма, а обеспечит ускоренное развитие сельского хозяйства при наличии крупных хозяйств. В Казахстане тоже имеется поддержка крупных продкорпораций, но действия их чрезвычайно неэффективны и завязаны на получение льготных кредитов и государственной помощи, тогда как средним и мелким фермерским хозяйствам эта помощь не достается. Тем более эти крупные корпорации вовсе не образец эффективности, а больше паразитический нарост на теле сельского хозяйства.

Здесь есть предложения поэтапной национализации, а именно в первую очередь национализировать элеваторы, инфраструктуру, создать станции МТС и т. д. вкладывая государственные средства в мелиорацию, гидросооружения, производство дешевых или бесплатных удобрений и т. д.

Следующим этапом может стать и ревизия Кодекса законов о земле и рассмотрение вопроса о ликвидации частной собственности на земли сельхоз назначения. Тем более, уже в национальном законодательстве есть лазейки, которые дают возможность изъять землю в государственную собственность в случае его неиспользования. В РК огромное количество заброшенных земель. И ставка на крупные хозяйства – укрупнение их – развития кооперации становятся важнейшим моментом в нашей будущей программе экономических преобразований страны.

Правовые вопросы и движущие силы

Правовое обоснование уже имеется в странах Латинской Америки, которые могут быть применены и в Казахстане. В частности, надо расследовать приватизационные сделки крупных предприятий, где в контрактах по управлению или передачи собственности оговорены условия сохранения профиля и внедрения инвестиций для развития производства. Мы прекрасно знаем с вами, что ни одна горнорудная компания в Казахстане не вложила стоящие средства в развитие новых технологий, закупки нового оборудования и обеспечение охраны труда. И здесь роль трудовых коллективов и профсоюзов, а также левых политических партий и общественных движений является определяющей.

Экономическое обоснование уже есть у ряда экономистов, нам только нужно обобщить этот опыт. Регулирование цен на энергоносители, национализация системы ЖКХ, водных ресурсов и фактически предусматривают переформатирование всей модели экономического развития с механизмами общественного контроля и управления, создания общественных фондов, куда и будут идти средства от природной ренты, продажи ресурсов для развития инфраструктуры, строительства бесплатного жилья, образования, медицины и создания новых перерабатывающих отраслей экономики.

Реальным и единственным шансом вырваться из тисков колониальной зависимости от развитых капиталистических стран может быть лишь коренной слом нынешней социальной и политической системы, через участие рабочего класса в демократическом управлении государством и экономикой, что подразумевает немедленную национализацию промышленности, энергетики, транспорта, банковской системы, смены нынешнего правящего слоя и полный отказ от неоколониального курса. Это естественно невозможно без социалистической программы развития страны.

Инициативная группа по созданию Социалистической партии Казахстана согласуется с позицией международного рабочего движения, и выступает за конец рыночной системы, который возможен на основе национализации природных ресурсов и крупных компаний под контролем и управлением трудящихся в рамках демократической плановой экономики.

Айнур Курманов

Доклад прозвучал 5 ноября на конференции «Социалистическая альтернатива для Казахстана» в Алматы

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


пять + 9 =