Главная » Без рубрики » О неолиберальной реформе судебно-исполнительной системы

Данная статья возникла как закономерный ответ на неолиберальную пропаганду региональных СМИ, подчинённых власти. 21 октября 2010 года вступили в силу поправки в закон “Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей”, учредивший институт частного судебного исполнения. По словам чиновников, данные поправки призваны передать ещё часть функций государства в конкурентную среду, что, по их мнению, является главной задачей государства в условиях рыночной экономики. Спустя год с небольшим, 21 января 2012 года, североказахстанцам было объявлено о первых шагах и “успехах” в применении в жизнь данного закона в области.

Так, по информации СМИ, лицензию на данный вид деятельности по области уже получили три предпринимателя. Региональные представители правоохранительных органов уже выступили с единогласной поддержкой закона и выразили надежды на развитие данного института как конкурентной (!) сферы бизнеса.

//“Мы связываем большие надежды с частными судебными исполнителями. Мы полагаем, будет отток исполнительных производств именно в частный сектор. Во-первых, это конкурентоспособность, а во-вторых, у взыскателя будет возможность выбирать либо работать с государственным исполнителем, либо с частным.”//
(Саида Сагдат, начальник Департамента по исполнению судебных актов СКО)

Более радикальное мнение о грядущем развитии судебно-исполнительной системы РК озвучил начальник соответствующего управления при Комитете по исполнению судебных актов (КИСА) Минюста РК Галымбек Смагулов:

//»В условиях рыночных отношений государство передает часть своих функций в конкурентную среду. При этом вводится абсолютно новый рыночный институт, создаются новые рабочие места, увеличиваются налоговые поступления в бюджет. Дальнейшее развитие института частного исполнения мы видим в том, что со временем он может вытеснить государственных судебных исполнителей, и возможен полный переход на частную модель исполнения.»//

Частные судебные исполнители имеют такие же права, как и государственные, то есть, могут, согласно Статье 32 данного закона, накладывать арест на имущество должника, изымать его, а также “запрещать должнику совершать определённые действия”. Согласно Статьям 68-92, они также ответственны за оценку, хранение и дальнейшую реализацию имущества посредством аукционов или торговых организаций. Основанием для данных мер и действий исполнительного производства является, согласно закону, исполнительный документ, которым, в общем случае, может являться исполнительный лист, выданный на основании судебного акта, а также постановление прокурора о принудительном исполнении его требований и пр. На практике же имеют место случаи, когда частные исполнители по обращениям взыскателей самостоятельно составляют исполнительные документы и обращаются в суд лишь за штампом, с чем уже столкнулись ипотечники из движения «Оставим народу жильё».

Первоочерёдная цель данного процесса, учитывая давно развёрнутую банками второго уровня РК войну против ипотечников вполне очевидна: снятие ответственности за, порой, абсолютно незаконную деятельность судебных исполнителей с государства, что, в свою очередь, откроет путь к полнейшему беспределу, бесконтрольности и безответственности действий взыскателя по отношению к должнику. Мы не забываем о событиях в г. Петропавловске 26 января 2010 года, когда вследствие махинаций сотрудников “БТА” 82-летнему старику пришлось сражаться с государственными судебными исполнителями, работающими по указке “БТА-Ипотеки” и, в результате, лишиться единственного законного жилья и оказаться в больничной палате. Теперь же, с принятием данного закона и учреждением института частного судебного исполнения, действия банков при разрешении подобных конфликтов в их пользу абсолютно развязаны. К тому же, согласно закону, частные судебные исполнители получают 10% от взысканной суммы — имеется прямая материальная заинтересованность.

Мы, социалисты, не можем не выступить с критикой как вышеобозначенных целей данного процесса, позволяющих крупному капиталу оказывать давление на эксплуатируемый им класс без участия в данном процессе бюрократических государственных структур, так и самого закона и, судя по словам уполномоченных чиновников, уже имеющегося плана по полному переводу судебного исполнения в руки частного бизнеса. Переход социальных институтов на частную модель делает их уязвимыми к кризисам капиталистической экономики, что, учитывая их критическую важность, в перспективе является очередной угрозой перехода цивилизованного общества к варварству со стороны неолиберализма.

Мы видим решение текущих проблем судебно-исполнительной системы и дальнейший вектор её развития не в узаконивании её приватизации капиталом, а в её подлинной демократизации, поэтому мы выступаем за:

* прекращение и отмену всех неолиберальных реформ, коснувшихся важнейших социальных институтов (системы здравоохранения, образовательной, правоохранительной систем, др.)
* установление демократического контроля организованных трудящихся над функционированием данных институтов

Решительное “нет” антисоциальной политике!

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


2 × = шестнадцать