Главная » Без рубрики » Дело Вадима Курамшина – инсценировка КНБ с внедрением

Уголовное дело против правозащитника, возбужденное 23.01.2012 г., является не чем иным, как инсценировкой, иными словами – театральной постановкой по заранее спланированному сценарию. Постановщиком подлой жестокой комбинации против Вадима Курамшина является КНБ РК, а главную роль исполнил Карибай Кусаинов, первоочередной целью которому комитетчиками была поставлена войти в доверие к правозащитнику. Разработка с внедрением осуществляется в несколько этапов. Первый – войти в доверие. Второй – зарекомендовать себя в глазах правозащитника-одиночки нужным ему человеком. И третий — добившись сотрудничества, втянуть его в какую-нибудь авантюру, которую представилось бы возможным привязать к нарушению Уголовного Кодекса РК.

Как продвигалась спецоперация по нейтрализации правозащитника?

Все началось в конце сентября прошлого года, когда Карибай Кусаинов позвонил Вадиму Курамшину и попросил его о встрече, напомнив ему о том времени, когда они находились в одной исправительной колонии города Астана. Вадима в ту пору методично истязали многочисленными отказами в возможном условно-досрочном освобождении. Тогда Вадим отбывал срок по нелепому обвинению в клевете. Карибай, будучи формально таким же заключенным, заведовал целой столовой ИК. Но не только социальное положение в тюрьме их различало. Карибая Кусаинова перевели в столичную колонию из колонии под Алматы после того, как по его заявлению там взяли с поличным за взятку двух заместителей начальника. В ИК Астаны ситуация повторилась, и там Карибаю при тесном взаимодействии со своими бывшими коллегами из КНБ удалось поймать на взятке также двух заместителей начальника. Затем протеже КНБ Кусаинова переводят в колонию-поселение города Кокшетау. Все повторяется в точности, только помимо двух заместителей он, также при взаимодействии с КНБ, отправляет на нары еще и сотрудника службы внутренней безопасности КУИС…

И вот Карибай Кусаинов направляется уже в Петропавловск. Его задача — втереться в доверие к Вадиму. К тому же у него в это же время намечается и суд в Северо-Казахстанской областной коллегии по уголовным делам — по делу… снова о взятке, и снова при участии КНБ. Ему удалось сунуть деньги одному из мелких служащих районного масштаба СКО.

Встреча Вадима и Карибая состоялась в пригородном кафе близ Петропавловска. С Вадимом был местный журналист Александр Данчев. Кусаинов несколько часов в самых ярких красках расписывал свою деятельность и рассказывал о существовании у него источников информации, компрометирующей руководство КУИС. Также Кусаинов обещал спонсорскую поддержку, взамен ожидая плодотворного сотрудничества. Главное, чего хотел от Вадима деятельный «взяткодатель» – рекламной раскрутки. Ему очень хотелось стать за короткое время широко известным. Закончилась встреча обоюдной договоренностью о проведении в ближайшем месяце пресс-конференции в Алматы, а затем более серьезного мероприятия в Астане, где планировалось организовать публичный диалог с властью, представителями НПО и СМИ, на котором планировалось представить скандальные документальные материалы против ряда должностных лиц КУИС РК.

За словом последовало дело. Вадим долго не раздумывая выехал вместе с Карибаем в Алматы, где в гостинице «Каз жол» провели пресс-конференцию. Карибай, используя любой предлог, возил Вадима в гости по родственникам своей супруги и сам часто гостил у Вадима в Петропавловске. В общем, стали «дружить семьями». При этом Карибай на начальной стадии придерживался образа очень набожного человека, который читает намаз и не употребляет спиртного. Вадим стал поручать Кусаинову встречи с людьми, которые обращались в оргкомитет «Противодействие произволу» из южных регионов. Так, Карибай Кусаинов стал представителем «Противодействия произволу» по городу Алматы. Первый этап по устранению известного правозащитника был успешно реализован.

Но власть не ограничилась этим. Получая постоянную информацию от Карибая Кусаинова о состоянии дел Вадима Курамшина, было обозначено его самое слабое место – отсутствие какой-либо материальной поддержки. Учитывая последнее обстоятельство, спецслужбы пытались реализовать более незамысловатую схему: поймать общественника на получении наличности, при этом от кого, особого значения не имело. Так, Вадиму стало известно (о чем он и написал в своем личном блоге 12 октября 2011 года см.: http://www.kuramshyn.org/blog/2011-10-12-56 ), что жительница Астаны Гуля Аскельтирова, чей супруг отбывает срок длительного заключения в Карагандинской области, получила от сотрудников КНБ предложение оказать ей содействие по фабрикации уголовного дела против Курамшина. От нее требовалось передать правозащитнику лично в руки большую сумму денег в обмен на его обещание решить ее проблемы, связанные с осуждением мужа. По словам Гули Аскельтировой, комитетчики так и сказали: «Твоя задача — только сунуть ему деньги в руки, остальное мы сделаем сами».

Спецслужбам все же удалось подстроить провокацию против Вадима Курамшина с вымогательством денег, да еще и с сотрудника прокуратуры.

Карибай Кусаинов обратился к правозащитнику за помощью, чтобы привлечь к ответственности сотрудника Кордайской прокуратуры. Карибай, являясь доверенным лицом предпринимательницы из Кокшетау Анны Кузьминой, рассказал, что в ноябре месяце машину предпринимательницы вместе с товаром незаконно загнали на территорию прокуратуры, и за освобождение груза сотрудник прокуратуры требовал деньги. Кусаинов лично дал взятку, а момент передачи заснял на сотовый телефон. Вадим Курамшин решил обнародовать данное видео (см.: http://youtu.be/rrfo8jpOvY4 ), свидетельствующее о коррупции, и подготовил целый ролик, чтобы общественности было понятно, о чем идет речь. В ролике были комментарии самого правозащитника и Карибая Кусаинова, который рассказывает, что сам лично давал часть денег сотруднику прокуратуры, и фрагменты видео, снятого Карибаем. Затем Кусаинов уговорил Курамшина съездить в Кордай. Вадим согласился, так как хотел узнать, будет ли рассмотрено заявление в отношении сотрудника прокуратуры, которое Карибай Кусаинов подал чуть ранее. Когда они приехали в поселок, Карибай начал уговаривать Вадима зайти в прокуратуру и договориться о компенсации за расхищенный товар Кузьминой. Вадим поддался уговорам и лишь предложил сотруднику прокуратуры вернуть деньги, на что тот согласился не раздумывая. И тут же появились сотрудники УБОП!

То, что это инсценировка, неопровержимо подтверждают и результаты проведенной очной ставки между Вадимом Курамшиным и Карибаем Кусаиновым. Отметим, что сам Курамшин настаивал на видео-аудио фиксации очной ставки, что допускает УПК РК. Однако Кусаинов отказался от видеосъемки. Следователь, в свою очередь, безропотно принял возражения Кусаинова и не счел нужным вести хотя бы аудиозапись.

Сама очная ставка мало походила на следственное действие с целью рассеять имеющиеся противоречия. После того, как Кусаинова провели через пропускной пункт ДВД, его пришлось еще ждать около часа. Затем неизвестно к кому вызвали следователя Алиева, который вернулся в кабинет уже вместе с Кусаиновым. Что сказали следователю, неизвестно, но вернулся он раскрасневшийся и взвинченный. Это, а также его последующая агрессия в адрес Курамшина, наводит на определенные выводы. В ходе очной ставки открылся очередной курьез: на вопрос Курамшина Кусаинову, кому конкретно он давал взятку, Кусаинов ответил, что никакой взятки никому в Кордайской прокуратуре он не давал. Напомним, что основным мотивом обращения Кусаинова к Курамшину в присутствии многих свидетелей было именно изначальное утверждение о вымогательстве 10 тысяч долларов и о том, что, сойдясь на выплате 7 тысяч долларов откупных, был возвращен товар с территории прокуратуры. Об этом, собственно, сам Кусаинов прямо говорил в заснятом ролике но этот факт Карибая не смущает: он сделал свое дело, а остальное доведет контора.

Не меньший ляп в позиции Кусаинова — тот факт, что приобщенная к делу доверенность от Кузьминой на имя Курамшина предусматривает получение денег (как сам Кусаинов заявил на очной ставке). На вопрос, почему Курамшину была выписана доверенность с таким правом, а самому Кусаинову — нет, последний ответил: «Не знаю». Дальнейшие попытки разговорить Кусаинова были пресечены следователем, хотя именно в ответе на этот вопрос и содержится разгадка и основное противоречие.

Ведь Вадим Курамшин заявляет, что действовал на основании доверенности по согласованию с Кусаиновым, и шла речь о получении возможной компенсации с виновных. Карибай Кусаинов же, в свою очередь, заявляет, что Курамшина об этом не просил, ни о какой компенсации разговора не было, ехать в Кордай Курамшин напросился сам, а никакой взятки Кусаинов никому не давал. При этом Кузьмина, выписавшая доверенность, ни разу в глаза не видела Курамшина, Курамшин не знаком с Кузьминой, а все переговоры между ними вел сам Кусаинов. Неужели Кузьмина вдруг ни с того ни с сего выписала совершенно незнакомому человеку доверенность, да еще и с правом получения денег? Это возможно лишь в том случае, если об этом просил сам Кусаинов.

Но ведущий данное дело следователь не хочет замечать очевидное, равно как и давать оценку видео, в котором Карибай Кусаинов утверждает совершенно противоположное тому, что говорит сейчас. Вместо этого следователь предпочитает и далее фабриковать дело в отношении Вадима Курамшина.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


6 + семь =