Главная » Анализ » Из Натальи Соколовой выдавили именно то, чего больше всего желал Елбасы (+видео)

26 марта, буквально накануне начавшегося сегодня судебного процесса в административном центре Мангистауской области г. Актау по делу о трагических событиях в Жанаозене и посёлке Шетпе, где будут решаться судьбы почти 40 участников знаменитой забастовки и других жителей, бывший профсоюзный юрист нефтяников Наталья Соколова провела пресс-конференцию.

Наталья изрядно волновалась, чувствовалось — каждое слово даётся ей с трудом. Понимая остроту и актуальность момента, в напряжении были и журналисты, рассевшиеся бок о бок вокруг стола, лицом к лицу. В принципе, журналисты в большинстве своём уже знали или догадывались, что им предстоит выслушать. Однако то, что сумела выдавить из себя обычно легко и чётко формулирующая свои мысли Соколова, поразило всех. Вот дословная запись ключевых фраз по трём из пяти смысловых блоков, из которых состояло выступление Соколовой.

1. Признание вины — В тех формулировках, которые у меня звучали, всё-таки присутствовала социальная рознь. И как бы ни горько это признавать, это так.

Итак, не только создан, но и ещё раз публично озвучен прецедент в правоприменительной практики по уголовной статье 164 УК РК, которая ранее была «не работающей». Именно поэтому следственная группа главные усилия направляла на выбивание признательных показаний, признание подследственными своей вины, а зачастую и на самооговоры, внушая обвиняемым, что только так можно рассчитывать на снисхождение суда, мягкий приговор. Дело доходило до полнейшего абсурда, когда подследственный, не в силах терпеть издевательства, умолял жену дать на него ложные показания, уличающие его в воровстве. А чтобы обеспечить следователя ещё и вещь доками, просил её, например, купить компьютер и «добровольно» сдать его как уворованный.

Причём, это действительно подтверждалось и делом. Освобождение Соколовой — это пример сделки со следствием в обмен на свободу. О том, что с Натальей велся такой торг мы догадывались и не только по косвенным признакам. Однако полностью утвердились в своих выводах, когда из тюрьмы от неё поступил телефонный звонок в Бюро по правам человека. Наталья настоятельно просила отозвать представление о выдвижении её кандидатуры на престижную и солидную в денежном выражении международную профсоюзную премию.

Тот спецслужбист, который любезно подсунул Наталье свой телефон и, естественно, был рядом с Натальей, дал слово офицера, что при выполнении этого условия Наталья через 1,5 — 2 месяца выйдет на свободу. Поскольку правом выдвижения на эту премию обладают только профсоюзы, и именно представление нашего профсоюза «Жанарту» было принято к рассмотрению, мы поставили этот вопрос на обсуждение совета профсоюза, заседание которого как раз проходило в конце февраля в России. Решение было единогласным: не отзывать представление.

Надо отметить, что и Сергей Дуванов, пользуясь своими источниками, также правильно просчитал ситуацию, о чём известил нас, поддержал это решение и тем самым укрепил нашу уверенность.

2. Высокая оценка казахстанской Фемиды — Я, конечно, благодарна международным правозащитным организациям, которые выступили в мою защиту. Но всё же решение суда о моём освобождении было совершенно суверенным и независимым от мнения международных правозащитных организаций. И раскаяние здесь больше имело значение.

Думаю, многие согласятся со мной, что слышать такие слова в отношении совершенно несамостоятельной, полностью подконтрольной чиновникам и одновременно насквозь коррумпированной судебной системы, мягко говоря, удивительно. Тем более, от Натальи Соколовой — человека, который лучше других знает, что такое наши суды. Тем не менее, эти слова прозвучали. Значит, так надо…

Не хочу задевать этическую сторону той оценки роли международной ( и не только) общественности в деле Соколовой, которая прозвучала на пресс-конференции. Но такие заявления, конечно, как бальзам для Назарбаева, падкого в последнее время на такие демарши — мне, мол, Запад не указ, сами с усами. На самом деле, это не так, это игра. Как и у Путина, который показушно обрушивается на США как на главный «рассадник оранджизма». Тираны всегда прибегают к этому приёму, ищут внешнего врага, когда их власть начинает шататься.

Да и пример с требованием отказа от профсоюзной премии свидетельствует, что Назарбаеву с его сатрапам вовсе небезразлично мнение международной общественности, как они это постоянно демонстрируют и пытаются убедить в этом граждан. Бесцеремонное заявление Елбасы, что теперь он на порог не пустит международных наблюдателей — из той же оперы. Пустит, да ещё как, просто выборы теперь не скоро.

3. Оправдание вопиющего социального неравенства — Социальная рознь – это, прежде всего, достижение неравенства и создание условий, когда одна социальная группа была поставлена в неравное правовое положение по сравнению с другой социальной группой. Это лишение определённых льгот, прав, полномочий другой социальной группы. Это разжигание ненависти и непримиримости.

Да, похоже, над составлением этого абсолютно невнятного определения изрядно потрудился целый коллектив ГБешных юристов. А потом заставили Наталью вызубрить эту ахинею наизусть. К слову, российские правоведы после ожесточённых споров сумели таки недавно разобраться, что такое социальная группа, социальная рознь и её разжигание. Впрочем, подозреваю, что когда рано или поздно и казахстанские юристы начнут разбираться, что есть социальная рознь, то и их определение может оказаться, как и решения казахстанских судов, суверенным и независимым… от логики и здравого смысла. Как и те экспертные заключения, которые были представлены Актаускому городскому суду по уголовному делу Натальи Соколовой.

Ну, а главный вопрос, который после сенсационного заявления Соколовой больше всего волнует всех неравнодушных к Жанаозенской трагедии, это вопрос о том, как повлияет это заявление на судебный процесс, на действия участников судебного разбирательства, на решение суда. Власти и Назарбаев лично получили от Соколовой то, чего добивались прежде всего — признания вины. Справедливость, соразмерность наказания содеянному, назначенные осужденным сроки их совершенно не волнуют. Признание вины — вот царица доказательств! И если судебный процесс пойдёт по накатанной колее, суд действительно может применить минимальные наказания. Лично для Назарбаева — это лучший исход, позволяющий хотя бы частично реабилитироваться за пролитую кровь и одновременно предстать гуманистом по отношению к осужденным. Вполне возможны условные сроки.

Напомню, начавшийся сегодня суд касается обвиняемых по.ст. 241 УК РК (массовые беспорядки) и некоторым смежным статьям. «Разжигателей» социальной розни (ст. 164 УК РК) будут судить позже. Данный сценарий, позволяет в ходе первого процесса набрать большой объём «доказательств» против тех, кто пойдёт по второму процессу, поскольку неизбежно возникнет цепная реакция не только чистосердечных признаний, но, вполне вероятно, заведомо ложных показаний, связанных со вторым процессом. Всё это будет закреплено в приговорах и приобретёт силу безусловных и неоспоримых доказательств — преюдиция.

Поэтому процесс над «разжигателями», которым уже «шьют» создание преступной группы с целью насильственного изменения конституционного строя, может стать не только чисто техническим и потому безнадёжным, но и трагическим. Главный удар будет направлен против личного врага Назарбаева беглого олигарха Мухтара Аблязова, который, по версии следствия финансирует из-за рубежа эту самую преступную группу. И вот этот процесс, вероятно, будет очень напоминать политические процессы 1934-1938 гг.

Юрий Виньков

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


два + = 8