Главная » Анализ » Социальная рознь или кризис капитализма?

Наша житейская ярмарка тщеславия свершается

на площади, окруженной четырьмя зданиями –

больницей, сумасшедшим домом, богадельней

и тюрьмой.

Жильбер Сесброн

Почему в Казахстане стал столь популярным термин «социальная рознь» и применение 164 статьи уголовного кодекса РК? Наверное, кто-то решил, что это самый удобный способ расправиться с инакомыслящими и несогласными. Теперь любое упоминание о несправедливости с приведением примеров может стать поводом обратить на себя пристальное внимание, поскольку именно несправедливость — непременный атрибут нашей повседневной жизни.

Обвинить можно и представителей профсоюзов и журналистов, правозащитников и представителей политических партий, поскольку вся их деятельность связана с простыми гражданами, которые в полной мере испытывают все прелести «равных прав и возможностей». Между тем, «охранителям» социального спокойствия так понравилось использовать данную статью, что, судя по всему, останавливаться они не намерены. К слову сказать, до недавнего времени эта формулировка практически не применялась.

А между тем возникает ряд вопросов. А кто, собственно, разжигает и что? Благодаря нашему «уникальному пути развития» так называемая социальная рознь присутствует в нашем обществе ежечасно в повседневной жизни. В Казахстане образовалась такая огромная пропасть между социальными группами, что действительно не обратить внимание невозможно. Расслоение так очевидно, что многие люди могут себе позволить лишь созерцание витрин, причем, не самых дорогих магазинов. Экономить буквально на всем стало чем-то обыденным, и нужда прочно вошла в быт большинства казахстанцев.

Сомнительно, что на фоне откровенной нищеты и безработицы вызывающее поведение многих чиновников и «успешных бизнесменов» рождает положительные эмоции со стороны людей, которые месяцами и годами не находят решения своих материальных, жилищных и прочих проблем бытового плана. Кому пришло в голову использовать обвинения в разжигании социальной розни в отношении защитников тех, кто больше всего и страдает от бесправия и унижения? Теперь следует понимать так, что любое упоминание о социальной несправедливости содержат признаки разжигания социальной розни, хотя действия, или наоборот, в некоторых случаях бездействие обличенных властью чиновников и сверх меры обеспеченных, «талантливых» граждан остаются без должной оценки, что вызывает неприкрытое раздражение.

Социальная рознь уже заложена в существующей общественно-экономической формации, усугубляемая нашей полуфеодальной действительностью. В классовом обществе диктатура принадлежит правящему классу, коим в Казахстане является буржуазия. Поэтому проблема социального неравенства, его порождение и состояние в обществе лежит как раз на совести тех, кто выступает в роли обвинителей. Как нужно реагировать на действия работодателя, уехавшего на дорогостоящий курорт, не выплатив зарплату за пару месяцев? Как реагировать, когда при совершении ДТП вся административная машина работает на того, у кого статус и кошелек. Как реагировать, когда многодетные семьи или инвалиды безрезультатно ждут своей очереди на жилье, а чиновники предназначенное социальное жилье продают или распределяют тем, кому оно совсем не положено?

И все это происходит не таясь, с пренебрежением к общественному мнению. Яркая, публичная демонстрация своего превосходства — вот истинное разжигание социальной розни. Сейчас под следствием по 164 статье уголовного кодекса находится по меньшей мере девять человек, которые являются представителями рабочих коллективов или лидерами оппозиционных партий. В то же время есть полноценный осужденный, Н. Соколова, представлявшая во время забастовки интересы рабочих, впоследствии, при условии признания вины, приговор смягчили до условного срока. Был создан прецедент, и статья реально заработала.

Вопросы, касаемые заработной платы и требования ее увеличения, оказались уголовно наказуемы, видимо, сравнение зарплаты рабочего нефтяника и офисного служащего нефтяной компании, которая далеко не в пользу первого, явились тем самым разжиганием социальной розни. Осудив Соколову, дав ей реальный срок, расчет был на то, что проблема рассосется сама собой, но на смену ей пришли лидеры из самих рабочих, подключились общественные объединения и политические партии, международные организации встали на защиту Соколовой и рабочих, которые к тому времени были уволены за проведение забастовки. Вопрос перестал быть чисто экономическим и перешел в политическую плоскость.

Следует отметить, что рабочие в своих требованиях никогда не снимали вопрос об освобождении Соколовой, хотя это было самое трудновыполнимое требование, поскольку пришлось бы признавать неправомерность вынесенного решения со всеми вытекающими последствиями. Депутат от левой фракции в Европарламенте Пол Мерфи неоднократно поднимал вопрос о Соколовой с требованием ее освобождения. Несомненно, мощная информационная поддержка профсоюза «Жанарту», Социалистического Движения Казахстана и совместные требования об освобождении сыграла огромную роль в том что приговор был изменен.

Однако интервью Соколовой после освобождения наводит на невеселые мысли. В этом интервью она полностью признает свою вину и заблуждения, а также отмечает высокую гуманность и объективность казахстанского правосудия, сдержанно поблагодарив всех граждан и международные организации, принявшие участие в ее освобождении, подчеркнув особую положительную роль судебной системы и незначительность общественных организаций. Не берусь давать оценку ее высказываниям, но наверное, это было одним из условий освобождения.

Как бы там ни было, мы-то понимаем, что в действительности послужило толчком к пересмотру дела, и все, кто участвовал в этом непростом противостоянии, должны понимать, что их участие сыграло свою роль. В то же время очевидна репрессивная направленность при инкриминировании «разжигания социальной розни». В роли обвиняемых всегда выступают граждане, посмевшие выразить протест против социального неравенства, и можно с полной уверенностью называть преследования по этой статье политически мотивированными. Система уже неспособна генерировать новые идеи, решать необходимые задачи внутренней жизни страны с учетом сегодняшних изменений, происходящих как в государстве, так и вообще в мире. Метод консервации проблем и их игнорирование говорит о глубоком кризисе функционирования государственной власти.

Массовые репрессии в отношении рабочих, социалистов, профсоюзных лидеров и просто несогласных приведут к еще более масштабным и уже более организованным протестам. Важно, чтобы каждый понимал, что только борьба на классовой основе может привести к реальному результату, и достижение цели — в построении социализма, отвечающего интересам большинства.

Андрей П.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


− 3 = один