Главная » Без рубрики » 20 лет с конфискацией имущества

Заявления чиновников и макроэкономические показатели, с которыми страна завершала 2011 год, давали ипотечникам повод для оптимизма. Однако вопросы заемщиков по сей день не решены. Власти помогают только банкам, а к своему народу поворачиваться лицом пока не спешат.

В 2007—2008 годах государство, чтобы спасти финансовую систему, помогло банкам второго уровня (БВУ). В моду вошло слово «реструктуризация», то есть списание долгов, отсрочка по их исполнению. По отношению к потребителям пошли выселения, суды, но чиновники раз за разом вставали на сторону банков. В то время на помощь ипотечникам пришло общественное объединение «Оставим народу жилье». Активисты ОНЖ оказывали обратившимся к ним заемщикам как юридическую, так и психологическую помощь. Однако, как считает член правления ОНЖ Лариса Бояр, на этом работа не заканчивается.

БВУ обвинять нельзя

— Лариса, чем занимается ваше общественное объединение?

— Защитой интересов граждан, взявших ипотечные займы на улучшение своих жилищных условий. В основном проблемы у тех, кто получал кредиты начиная с 2005 года и позже, на пике роста цен на жилье. Необдуманная политика банков привела к тому, что в свое время был раздут ценовой пузырь, кредиты выдавались, как горячие пирожки, под доходы, не соответствующие действительности. Банки, набрав дешевых займов за рубежом, не утруждались проверкой реальных доходов граждан. Цены на квартиры были раздуты из-за ажиотажа, созданного в первую очередь самими БВУ, предлагавшими договоры, заемщики их подписывали, зачастую не понимая, что лезут в рабство. Вознаграждения у банков в виде процентов были значительно выше, чем это могут позволить себе страны с развитой экономикой. При этом доходы казахстанцев существенно ниже, чем на Западе.

— Во всем виноваты банки?

— Нельзя обвинять только одну сторону. Безусловно, ответственность обоюдная — БВУ и заемщика. Но почему-то государство помогает банкам, забывая о гражданах. В стране не создаются новые рабочие места, уровень заработных плат оставляет желать лучшего. Ясно, что знание юридических тонкостей у простого заемщика не может быть равным по сравнению со специалистом соответствующего департамента банка, предлагавшего в те времена проекты договоров. Кто мог подумать, что в этих документах есть масса нарушений законодательства Казахстана? У заемщика была нужда, а банкиры этим злоупотребили, наивно полагая, что к ним пришли «дойные коровы».

— Когда наступило отрезвление?

— Когда остановилось долевое строительство жилья, наступил мировой кризис, связанный с падением цен на сырье, лопнул ипотечный рынок в США и европейских странах, а стоимость квадратных метров резко снизилась. Многие казахстанцы лишились тогда доходов и работы. Стало очевидно, что все рискуют остаться у разбитого корыта. Кто-то может потерять заложенную недвижимость, а банки — лицензии на свою деятельность. Что действительно чревато для экономики.

В невыгодном положении

— Сегодня проблема заемщиков не решена. Какой выход из ситуации?

— В первую очередь необходимо привести все договоры банковского займа в строгое соответствие с законодательством, в частности с Гражданским кодексом РК. Кроме того, должна быть адресная помощь каждому человеку, не разделяя на платежеспособных и неплатежеспособных, на вкладчиков или заемщиков. Все мы — граждане одной страны. Государство может бесконечно помогать банкам, чтобы они держались на плаву, но это не выход. БВУ всегда найдут возможность показать, на что они расходуют выделенные средства. Заемщик же как был в невыгодном положении, так в нем и остался. У него не увеличиваются доходы, зарплата. При этом цены и тарифы растут, жизнь дорожает. В стране нет собственного производства товаров народного потребления, не создаются рабочие места. А если и учреждаются, то уровень доходов очень низкий. Предприниматели кормят Китай и другие страны с более сильными экономиками. Деньги выводятся из страны. Страдают и бюджетники, не имеющие достойных зарплат, чтобы платить кредиты. К нам приходят также люди, получившие кредиты по госпрограмме, и сотрудники силовых органов. Кризис не пощадил никого — ни предпринимателей, ни госслужащих, ни простых граждан.

Исходя из накопленного опыта, мы считаем, что необходимо вернуть заемщикам незаконно изъятые со счетов суммы, в том числе комиссионные вознаграждения, деньги за ведение ссудного и текущего счетов, за обналичивание кредита, уменьшив тем самым основной долг. К примеру: заемщики получали на руки меньше средств, чем указано в договорах. Разве это не обязанность банков, заложенная в процентные ставки? БВУ сразу удержали деньги за обналичивание, за услуги по выдаче кредитов. За 15—20 лет с учетом процентов это значительные суммы.

На практике выплаты ипотечников, получивших кредиты в 2005—2007 годах, превышают установленный в договоре размер ставки вознаграждения, необходимо привести их в соответствие, а разницу вернуть человеку в виде уменьшения основного долга.

Снизьте ставки, господа

— Есть ли в ОНЖ члены, пострадавшие от несправедливых, на их взгляд, решений судов?

— Есть. Поэтому важно пересмотреть все ранее вынесенные постановления в соответствии с изменениями в законодательстве от 10 февраля 2010 года. Необходимо дать возможность заемщику выплачивать долг после того, как суд вынес решение, соразмерное его финансовым возможностям, не вынуждая жить под страхом обращения взыскания на имущество. Разве государство у нас не является социально ответственным перед гражданами? Или у кого-то есть интерес увеличивать количество граждан, оставшихся на улице?

Нужно признать ошибки. Особенно это касается судов, завершившихся не в пользу ипотечников, без учета социальных последствий. Также необходимо законодательно ограничить деятельность частных судисполнителей в отношении людей, у которых изымают единственное жилье.

— Обращаются ли к вам люди, не имеющие проблем с выплатами?

— И такие имеются. Особенно учитывая, что выплаты стандартных (непроблемных) заемщиков банкам в виде вознаграждений за последние пять-семь лет превышают 50—100% от суммы займа. К примеру, по договорам, предусматривающим аннуитетные платежи. Представьте, человек взял $100 тысяч, за пять лет их выплатил, а основной долг уменьшился всего на пару тысяч! А платить еще 15 лет нужно! Это банкиры оправдывают и ставкой рефинансирования, и инфляцией. Но разве у нас инфляция за эти годы составляет 100%? По отчетам Нацбанка — нет. Поэтому для стандартных платежеспособных заемщиков мы выдвигаем требования о немедленном уменьшении процентных ставок до нуля. А в случаях с многодетными или молодыми семьями и другими социально уязвимыми категориями граждан государство должно взять на себя обязательства по их поддержке и нести полную социальную ответственность. Жилье должно быть благом, а не источником конфликтов с банками и судебными исполнителями.

Омбудсмен за банкиров?

— Что вы предпринимаете для решения проблем?

— Мы четко обозначили свои требования в обращении к президенту, правительству, депутатам. Обращались и в фонд «Самрук-Казына». Неоднократно ездили в Астану, чтобы привлечь внимание к проблемам заемщиков. В прошлом году, 15 марта, провели выездную акцию протеста в столице. Был большой митинг, куда съехались члены ОНЖ из разных регионов страны, а после него шествие по проспекту Республики с развернутыми транспарантами и плакатами. В итоге многих активистов задержали сотрудники ДВД Астаны.

— Протесты принесли плоды?

— У членов ОНЖ жилье не забирают. Но затишье связано с подготовкой к массовым изъятиям. Из регионов уже поступают тревожные сигналы. И последнее заявление главы Нацбанка Григория Марченко нас настораживает.

— А чем отвечает власть?

— Для решения проблем власти создали определенный орган, где главным лицом является омбудсмен. Но он не работает так, как хотелось бы, и практически не решает проблем. Происходит либо забалтывание, отписки и затягивание их решения, либо омбудсмен открыто выступает на стороне банков второго уровня. Ведь финансисты их содержат. Максимум, что они предлагают, — это реструктуризация. Но это временно и только усугубляет проблемы. Заемщик получает послабления, скажем, на полгода или год. Сроки быстро подходят к концу. А в итоге платить все равно нужно. Но желая получить временную передышку, человек подписывает ряд условий и попадает в еще большую зависимость. Естественно, что за время реструктуризации у большинства заемщиков зарплата не растет в разы. Есть у властей и обещания создать «Фонд стрессовых активов». Как он будет работать и не послужит ли дополнительным источником доходов банков, или будет реальная помощь ипотечникам, мы еще не знаем.

Под натиском властей люди начинают объединяться

— Почему становятся несогласными?

— Сегодня нас раскалывают тем, что создают клоны движения. Разве так проблемы решатся? Они никуда не исчезнут. Наоборот! Видимо, наверху полагают, что раскололи и теперь легко справятся с ипотечниками. Не справятся. В минуты опасности все объединяются, что сейчас и происходит. Люди забывают разногласия. Между рядовыми членами различных организаций заемщиков существует прямая связь. Можно обезглавить, надавить на лидеров, подкупить, но вопрос не снять. А если проблема не решается, то с каждым разом люди будут становиться все злее. Долго это продлится? Получится ли таким образом всех задавить и ослабить? Попробуйте тронуть гнездо ласточки. Все слетятся. Мало не покажется. Даже насекомые защищают свое жилье. А мы — люди!

На пресс-конференции 10 апреля текущего года члены правления ОО «Оставим народу жилье» призвали своих сторонников поддержать протесты несогласных 28 апреля 2012 года. В Алматы, где планируется митинг, должны приехать делегаты из регионов. Время разногласий прошло. У всех одна проблема. Только так можно привлечь к себе внимание властей и добиться системных решений, выгодных и заемщикам, и банкам, и государству.

Пока не будет давления снизу, подвижек, видимо, ожидать не стоит. Мы не хотим дестабилизации в стране и войны с властями. Мы лишь желаем жить по-человечески, спокойно спать и трудиться на благо Родины.

Татьяна МИХАЙЛОВА

Источник: Деловая газета «Взгляд» №16 (244) от 25 апреля 2012 года

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


× 6 = двадцать четыре