Главная » Без рубрики » О ходе процесса в Актау в мельчайших подробностях: волосы дыбом встают от этих подробностей

О ходе процесса в Актау в мельчайших подробностях:
волосы дыбом встают от этих подробностей

Руководитель информационной службы Международного комитета «Жанаозен-2011» Жасарал Куанышалин прислал очередной отчёт находящихся на процессе в Актау представителей комитета. На этот раз отчёт представляет собой фактически стенографическую запись всего, что происходило в зале судебного заседания — в мельчайших подробностях. Напомню, что слушание дела ведётся в суде на казахском языке. Поэтому мы должны быть вдвойне благодарны Жасаралу Минажидиновичу и за прекрасный перевод на русский.

23 апреля 2012 г. Суд в г.Актау по событиям в г.Жанаозен (20-е заседание, окончание)

Роза Тулетаева спросила Батырова: когда тебя привели на очную ставку, ведь у тебя не было адвоката, и ты еще удивился и сказал что перечисленное в протоколе не твои слова, а добавлены следователем, так ведь?

Батыров: да, это так, следователи мне угрожали, говорили если я не скажу то, что им надо, «мы кое-что сделаем с твоей женой, и будут проблемы у твоих детей».

Танатар Калиев спросил: «Слышал ли ты от кого то из нас что нужно восставать?»

Батыров: нет, не слышал.

Адвокат Сарсембина: два месяца после допросов, ты не задавался вопросом, что ты оговорил товарищей, почему ты не обратился с заявлением об опровержении показаний?

Батыров: боялся следователей, решил что всю правду расскажу на суде.

После слов Сарсембиной Батыров дополнил свои показния: «я видел как Кайрат Эдилов не дал сжечь государственный флаг каким-то молодым парням, и забрал его с собой, также мы с Жарасом (Бесмагамбетовым), видели как молодые ребята хотели разбить стекла на автомобилях рядом с Аланом, и угрожали их хозяевам, мы им сказали не делать этого, после этого они отстали, и машины уехали».

Между опросами свидетелей адвокат Батиева поинтересовалась у судьи: приняты ли процессуальные решения по не опрошенным потерпевшим, и также напомнила о ходатайстве по вызову экс-акима Сарбопеева в суд.

Судья сказал «хорошо», и пригласил следующих свидетелей.

Свидетели Самбетов и Аманбаев, работники ДК Мунайшы, также подтвердили свои показания данные на следствии, и нового ничего не сообщили. Они в группе других лиц стоявших на сцене убежали в самом начале беспорядков и наблюдали за происходящим со стороны.

Свидетель-пожарный Жылгелдиев Майрамбай.

Выезжали 16 декабря 10 раз, 17го, 10 раз, 18го 2 раза, по поступившим вызовам. 16го и 17го не доезжали до большинства объектов, потому что полиция не обеспечила безопасность, а у нас в Воинском Уставе сказано что в случае опасности для пожарного, он имеет право не выезжать. В то же время Жылгельдиев отказался отвечать был ли приказ от начальства не доезжать до объктов. Адвокат Сансызбайулы: поступали ли вызовы по горящим юртам? Ж: нет, рядом с площадью был наш пожарный расчет, но и они не смогли добраться до юрт.

Потом опросили Каражанов Рахметолла, нефтяник, участвовавший в забастовке. Так как 16го он пришел на Алан с трехлетним внуком, он оказался в стороне от центра событий, и рано уехал домой, но он видел как Талгат Сактаганов также рано ушел с площади.

После этого опросили свидетеля Искакова Кайрата, нефтяника участвовавшего в забастовке. Он впервые на этом процессе рассказал о применении слезоточивого газа полицейскими (по всей видимости он был распылен из баллончика), это разозлило людей. Искаков рассказал о множестве неизвестных в спецовках с эмблемой КМГ, но эти спецовки были совершенно новые, по сравнению с теми которые были на забастовщиках, он же добавил что также были молодые люди в черном, с шарфами на лицах. Искаков: «и именно эти люди в новых спецовках и черной одежде давили на полицейскую цепь, пытаясь ее прорвать – толкают, и уйдут, потом опять появляются, опять толкают, и уходят. В итоге они прорвали цепь и взбежали на сцену».

Прокуроры задали вопрос Искакову: «как вы считаете, кто же все таки виноват в этих беспорядках?»

Искаков: «что бы там ни было, на месте этих 37 ребят должны сидеть Айткулов, Сарбопеев, Ешманов. Я нефтяник в третьем поколении, мой дед открывал озенские месторождения, отец там же работал, а я не могу даже получить путевку для детей в лагерь. Ежегодно, в самом начале года пишу заявления, но ездят только дети начальства. Моими непосредственными руководителями являются совсем молодые люди, у которых молоко не обсохло на губах. Они толком не знают дело, и если что нибудь с техникой случается, то винят нас, простых работяг, и сразу лишают премии. Но ведь, техника это железо, а мы люди». В конце Искаков с искренними эмоциями произнес: «Уважаемый судья я очень надеюсь что вы вынесете справедливое решение, вы же народный суд, справедливый, только на вас вся надежда».

После выступили дополнительные свидетели Дюсенбаева Дамиля, Акбасова Маржан – родственницы Айжан Дюсенбаевой и Парахата Дюсенбаева. Они рассказали суду что Айжан не могла участвовать в беспорядках, кидать камни в полицейских, потому что не дошла до Алана и была тяжело ранена в ногу.

Свидетель Кожамбердиев Берден поведал о том как его забрали прямо с улицы, когда он шел вместе с матерью, 27 декабря, и доставили в ГОВД. «Там люди в масках спросили что я знаю о событиях 16 декабря, ответил что ничего не знаю. После этого били. Спросили знаю ли я Ермуханова Ертая, с которым я якобы грабил банкоматы, я отрицал это. После этого начали бить еще сильнее. Одевали на голову целлофановые пакеты. Я испугался, не знал куда пойти, кому пожаловаться. Поставил подпись под протоколом допроса, оговорил Ертая. Но после этого пошел к матери Ертая и все рассказал ей. Про Ертая знаю что он не участвовал в забастовке. Отказываюсь от всех показаний данных на следствии».

Далее адвокат Батиева ходатайствовала о вызове в качестве свидетеля начальника УВД Жанаозена, а адвокат Жуаспаева ходатайствовала о вызове дополнительных свидетелей Ажигалиевой, Поповой, Пястолова, и Жанар Сактагановой.

Дальше были опрошены подряд и очень быстро дополнительные свидетели защиты: Бектурова Айша (от С. Койшибаева), Тазагуль Найжанова (мать Эдилова), Танатов Ансар (от Джумагалиева Муратбая), и Басшиев Даулбек (от Эдилова). Все они дали короткие и малоинформативные показания.

На сегодняшний опрошены 29 свидетелей, из них 26 в ходе этого судебного заседания.

24 апреля 2012 г. Суд в г.Актау по событиям в г.Жанаозен (21-е заседание)

До объявления открытия заседания стало заметно что расстояние от места для подсудимых и столом адвокатов увеличилось. Еще вчера адвокаты могли перекинуться парой слов с подзащитными, сегодня их разделяло уже метровое расстояние, и конвоир.

В начале заседания подсудимый Абдрахманов просил суд изменить меру пресечения на подписку о невыезде, в связи с ухудшением его здоровья.

Другие подсудимые и адвокаты поддержали заявление Абдрахманова, прокуроры обусловили изменение меры пресечения врачебным заключением.

Далее, подсудимый Самат Койшибаев попросил судью чтобы свидетели к которым была применена 100 статья УПК РК были опрошены в зале, «ведь мы не мафия, не террористы, зачем нужны скрывать имена свидетелей?». Судья ответил: «я об этом уже не раз говорил, законы требуют выполнения всех правил».

Голос из громкоговорителей объявил: «свидетель под псевдонимом «Арман» готов давать показания». (кто-то в зале: «бұндай да болады екен ғой!», «и такое оказывается бывает!»).

Затем свидетель «Арман», представившийся сотрудником полиции, бодрым, измененным голосом рассказал как по написанному о событиях 16 декабря. Все его показания были такие же как и на предварительном следствии: «забастовщики грозили людям на Алане, владельцам юрт, оскорбляли нас, потом перешли к действиям. Избивали полицейских, кидали камни, бутылки с зажигательной смесью, жгли громили». Назвал подсудимых братьев Досмагамбетовых, П. Дюсенбаева, А. Дюсенбаевой, Ергазева, Аспентаева, Р. Тулетаевой, Ж. Каражанова,Тадженова, М. Аминова, Непеса и свою версию их действий 16 декабря. Про Тадженова «Арман» вспомнил что его называют также и «Пирамидой».

Прокуроры задали «Арману» несколько вопросов:

— откуда вы знаете имена подсудимых?

— будучи полицейским и жителем Жанаозена многих из них знаю.

— почему Тадженова называют «Пирамидой»

— у него на плече есть татуировка с изображением пирамиды, поэтому.

— вы были в группе полицейских которая с щитами, оружием шла со стороны родильного дома?

— да, был. Видел как за женщинами и детьми гналась группа хулиганов, мы, для их защиты стреляли в воздух.

— получили ли вы ранение?

— да, получил ранение в голову, в меня кинул камень Бауыржан Непес.

Затем вопросы задавали подсудимые.

Парахат Дюсенбаев: «этот человек стрелял в безоружных людей, поэтому он не хочет показывать свое лицо, все что он говорит – неправда». Тут встали с мест и зашумели другие подсудимые: «не верьте его словам! Он говорит неправду, этот человек Кызылкулулы, стрелявший в народ! Если хотите «настругать» нам срок, лучше уж судите нас заочно – «олай болса жыл кесіп беріңіз, сырттай соттаңыз!»».

Судья: «в любом случае, мы опросим всех свидетелей под псевдонимами, лучше воспользуйтесь случаем и задайте вопросы, потом на прениях будете отстаивать свою правоту».

Успокоившись подсудимые начали задавать вопросы.

Аспентаев: «вы рассказали что поступило сообщение об оставшейся в одной из юрт сотруднице полиции Адиевой Мадине, будто бы ее собирались сжечь заживо, когда поступило это сообщение?».

«Арман»: «сообщение поступило по рации, между 12.30 и 15.00, точно не помню».

Аспентаев: «вот еще одна неправда! Владелец юрты в которой была Мадина рассказала что она не торопясь помогла собрать вещи и благополучно ушла».

Судья: «да, правильно».

Зияда Утебекова, мать несовершеннолетнего Койшибаева: «вы сказали что в день беспорядков грабили Камазы с которых продавали продукты, сколько машин было всего?»

«Арман»: не помню.

Зияда Утебекова: «я к 16му декабря, уже несколько месяцев работала продавщицей на этих машинах, и знаю точно что в тот день все Камазы и люди работавшие вместе со мной смогли без ущерба покинуть площадь».

Айжан Дюсенбаева: «в какой одежде я была в тот день?»

«Арман»: «не помню»

Айжан Дюсенбаева: «значит говоришь неправду»

Айжан Дюсенбаева: «почему не помогали раненным людям?»

«Арман»: «у нас была задача охранять правопорядок».

Айжан Дюсенбаева: «когда меня заметили на площади?»

«Арман»: «примерно в 12.30»

Айжан Дюсенбаева: «неправда, в это время я была уже в больнице»

Тадженов: «если меня на площади видели, во что я был одет? Какой головной убор у меня был? Был ли вообще?»

«Арман»: «не помню»

Тадженов: «Ты же Мурат? Мурат Кызылкулулы? Если меня прозвали Пирамидой, то тебя прозывают Ешек-Мурат, я узнал тебя».

На все вопросы о применении огнестрельного оружия, и раненных огнестрельным оружием «Арман» отказался отвечать. Также выяснилось что «Арман» видел действия каждого из названных им подсудимых, или даже слышал их разговоры. Но, как сказал подсудимый М. Досмагамбетов услышать на площади разговоры было просто невозможно, так как звук музыки из громкоговорителей был очень мощный. После этого «Арман» признался что предположил замыслы Досмагамбетова только по его телодвижениям, а не по речи. Судья переспросил: «конкретно слышали что Досмагамбетов призывал крушить, бить, жечь?», «Арман»: «нет, конкретно не слышал».

Аминов: «во сколько вы меня видели?»

«Арман»: «примерно в 12.30»

Аминов: «неправда, я пришел на площадь после 13.00».

Подсудимый Джумагалиев обратился к судье: «уважаемый судья, почему свидетель «Арман» не давал клятву говорить правду? И почему он не подписывает документы, как это делают другие свидетели?». Судья: «закон позволяет подобным свидетелям так делать».

Не успеваю все написать, отошлю вечером.

продолжение

Адвокат Таскынбаев: сколько раз во время следствия вы давали показания?

«Арман»: не помню

Таскынбаев: про Айжан Дюсенбаеву вы рассказали следователю лишь через месяц после дачи первого показания, из-за чего такой разрыв во времени?

«Арман»: давал показания по мере того как вспоминал

Таскынбаев: знали вы раньше адрес Дюсенбаевой?

«Арман»: нет

Таскынбаев: уважаемый судья разрешите сделать ссылку на показания свидетеля «Армана» данные на следствии?

Судья: разрешаю

Таскынбаев: свидетель «Арман», в ваших показаниях вы указываете полностью имя, отчество, фамилию, адрес, год рождения Айжан Дюсенбаевой, почему вы сейчас говорите что адрес не знаете?

«Арман»: наверно на тот момент знал, а сейчас забыл

Таскынбаев: сколько человек было на Алане?

«Арман»: не знаю

Таскынбаев: на следствии вы сказали что на площади было 4505 человек.

«Арман»: наверно забыл

Таскынбаев: может про Айжан Дюсенбаеву вас попросили «вспомнить», ведь ее отец убит на площади, и кто-то боялся разбирательства смерти?

«Арман»: нет, никто ничего не говорил.

Адвокат Толеукулов: откуда вы знаете Тадженова?

«Арман»: он раньше задерживался полицией, доставлялся в ГОВД.

Толеукулов: во что он был одет? Какой головной убор был у него на голове?

«Арман»: не обратил внимания, и подзабыл наверно.

Толеукулов: вы вспомнили даже про его татуировку, как же не помните его одежду, и был ли у него головной убор?

«Арман»: забыл.

Толеукулов: по какой статье был ранее судим Тадженов?

«Арман»: не знаю

Толеукулов: на следствии вы сказали что знаете про то что Тадженова судили по 179 статье. Как объяснить то что такие важные факты вы то помните то не помните?

«Арман» не ответил.

Адвокат Алибиев: был ли у вас 16 декабря служебный транспорт?

«Арман»: этот вопрос не имеет отношение к рассматриваемому делу.

Судья: следующий вопрос

Алибиев: пусть ответит

Судья: Алибиев, требовать обязательного ответа нельзя.

Алибиев: вы же настаиваете на обязательном ответе подсудимых

Судья: когда это?

Алибиев: «Арман», какое оружие у вас было при себе?

«Арман»: отказываюсь отвечать на этот вопрос, так как он не относится к данному делу.

Алибиев: что именно вам угрожало?

«Арман»: в меня кидали камни, бутылки с зажигательной смесью

Алибиев: в какой одежде вы были? Было ли на вас спецобмундирование?

«Арман»: был в форме, про спецобмундирование отвечать не буду.

Алибиев: видели ли вы поваленных полицейских?

«Арман»: только в первый приход на Алан, во второй приход не видел.

Алибиев: вы сотрудник ГОВД?

«Арман»: я сотрудник полиции

Алибиев: кто возглавлял группу полицейских во второй приход?

«Арман»: отказываюсь отвечать на этот вопрос, так как он не относится к данному делу.

Попросили слова Талгат Сактаганов и Роза Тулетаева: «уважаемый судья, вы нас принуждаете к ответу, почему вы не принуждаете его?»

Судья: «я вас не принуждал»

Адвокат Жуаспаева: «Арман», назовите адрес Досмагамбетова и Аспентаева

«Арман»: отказываюсь отвечать на этот вопрос

Судья: скажите если знаете

«Арман» назвал примерный адрес

Жуаспаева: назовите адрес Розы Тулетаевой

«Арман»: забыл

Жуаспаева: на следствии вы называли полный адрес Розы

«Арман»: а сейчас забыл

Жуаспаева: предъявляли ли вам фото?

«Арман»: всех кого я узнал по фото я уже называл

Жуаспаева: на основе чего проводилось опознание – ксерокопий, цветных фото, живых лиц?

«Арман»: темных изображений, черноватых

Жуаспаева: вы получили телесные повреждения?

«Арман»: да, в задней части шеи, проходил медицинское освидетельствование, признан потерпевшим.

Адвокат Батиева: применить 100 статью УПК вам предложил следователь?

«Арман»: нет, это была моя инициатива

Адвокат Сансызбайулы: можете конкретно описать действия моего подзащитного Косбармакова в отношении полицейского Атабая?

«Арман»: конкретно не могу

Жуаспаева: на предварительном следствии вы описывали все подробно, а сейчас не делаете этого. вы отказываетесь от показаний?

«Арман»: нет, не отказываюсь.

Было задано еще несколько вопросов, со стороны подсудимых, мало проясняющих ситуацию, некоторые из них повторялись. Но даже на них «Арман», отказывался отвечать или говорил «не знаю».

После окончания опроса «Армана» суд ушел на перерыв.

15.00

После начала заседания был опрошен Суйеуов Болатбек, дополнительный свидетель приглашенный подсудимым Утебековым Жанайдаром. Свидетель рассказал что 16 декабря подвозил на своей машине подсудимого и его мать, именно в то время когда по версии следствия Утебеков участвовал в беспорядках.

Попросив разрешения выступил адвокат Алибиев. Он напомнил судье что на первом судебном заседании адвокаты выступили с ходатайством исключить из состава свидетелей тех кто проходит под псевдонимами. Суд оставил ходатайство открытым, но опрос данных свидетелей уже начался. Суд узнал мнение по этому поводу у подсудимых, адвокатов, прокуроров. Прокуроры как всегда были против. И сразу же судья объявил об оставлении ходатайства об исключении из состава свидетелей тех к кому применена 100 статья УПК РК без удовлетворения.

Затем опросили несовершеннолетнего свидетеля под псевдонимом «Азамат».

Судя по всему он прочитал свои показания, в которых рассказал что видел как подсудимый Жигер Аманжолов перелезающего в разбитое окно магазина Сулпак. Как Аманжолов выходил из магазина свидетель не видел. После этого его вызвали в полицию, куда он пошел без родителей, которые пришли позже.

Адвокат Сарсембина: скажите «Азамат», кто в данный момент сидит рядом с вами?

«Азамат»: какая то девушка и моя мама.

Сарсембина: скажите пожалуйста было ли возбуждено дело в отношении вас, и была применена амнистия?

«Азамат»: нет, дела не возбуждали.

Подсудимый Аманжолов: какого числа вы давали показания, и когда вам давали фото для опознания?

«Азамат»: не помню

Аманжолов: вы сказали что мой глаз был перевязан, какой глаз у меня был перевязан?

«Азамат»: не помню

Адвокат Алибиев: вы сказали что вас задерживали, кто и когда вас задержал?

«Азамат»: задержали полицейские 16 декабря на остановке, примерно в 17.00-18.00, точно не помню.

Далее опросили несовершеннолетнего свидетеля под псевдонимом «Найкс».

Он также показал что видел Жигера Аманжолова влезающим в окно магазина Сулпак. Как оказалось «Найкса» также задерживала полиция, по его словам «где то после 17.00».

Далее опросили свидетеля под псевдонимом «Оразбаев Алмаз» («ОА»). Который пересказал все сказанное им на этапе следствия – был на Алане, был рядом с гостиницей Аруана, был рядом с домом Ешманова. Видел как Бопилов, Сарыбаев, Койшибаев, Ермуханов грабили, жгли крушили. «ОА» «отличился» тем что успел побывать свидетелем нескольких крупных происшествий: видел как во дворе гостиницы Аруана разрушили и разграбили банкомат, видел как поджигали дом К. Ешманова, видел как поджигали автомобили.

Свидетелю задали вопросы ставшие уже «традиционными»: какая одежда была на подсудимых, как они выглядят, во сколько он их видел.

Отвечая «ОА» довольно сильно ошибся, так на суде он утверждал что банкомат вытаскивали на руках, а на предварительном следствии показал что его выволакивали с помощью автомашины УАЗ. Также свидетель «ОА» рассказал что узнал фамилию подсудимого Бопилова во время осмотра фототаблиц, но оказалось что фотографии нумеруются, без указания фамилий. На предварительном следствии «ОА» указал что в руках у Ермуханова он видел бутылку с зажигательной смесью и палку, а на суде рассказал только про бутылку. На противоречия обратили внимание даже прокуроры, так в «ОА» утверждает сначала что видел как Сарыбаев разрушает банкомат во дворе ОМГ, а потом сказал что во дворе гостиницы Аруана. Также «ОА» противоречил сам себе когда сказал на суде что не знаком с Кожамбердиевым Берденом, тогда как на следствии сказал что знаком с ним, и даже поведал о разговоре.

Когда свидетелю «Оразбаеву Алмазу» указали на эти противоречия он ответил что все это из-за того что было много вопросов, которые «заморочили голову».

Затем опросили свидетеля под псевдонимом «Алпысбаев Кайрат» («АК»).

Данный свидетель поведал о том что был послан начальством помогать поднимать юрты. Рассказал что стал очевидцем начала беспорядков на Алане, но не видел кто конкретно кидал камни, рушил и поджигал юрты. По словам «АК» незадолго до начала беспорядков к нему подходил Жаннат Муринбаев, который угрожая потребовал покинуть площадь.

На этом месте попросил слова Муринбаев, он спросил: ««АК» вы верующий?», после паузы продолжил: «Перестал совершать намаз? Боженко, ты давай прекращай, ведь в тот день я спрашивал тебя о работе, никаких угроз не было. Ведь я тебя столько многому научил. Зачем ты на меня клевещешь?». Пауза. И вдруг «Алпысбаев Кайрат», сквозь слезы заговорил: «Жаннат, брат, прости меня. Клянусь, я хотел все рассказать. Меня вынудили. 18 декабря меня поймали, забрали в полицию, там избивали и мучали. Я знаю тебя, твою семью, два месяца мучался, хотел повеситься. Я сделаю все чтобы ты не сидел». Муринбаев: я прощаю тебя, Аллах простит тебя, все ребята прощают, выйди сюда. Не бойся.

Адвокат Бисекешев: уважаемый суд, прошу допустить свидетеля «Алпысбаева»-Боженко в зал суда.

Судья опросил стороны процесса. Все были согласны с Бисекешевым, только прокуроры оставили на усмотрение суда. Когда суд дал распоряжение секретарю суда привести Боженко в зал, оказалось что он уже ушел и его не могут найти.

В зале зашептали: «его надо защитить, возможно что ему грозит опасность». Как выяснилось впоследствии Александр Боженко воспитанник детского дома, сирота, которого совсем недавно усыновили.

После этого выслушали свидетеля под псевдонимом «Сапаргалиев Артур», работающего в патрульной полиции. Он рассказал о том что был в полицейском оцеплении 16 декабря был на Алане. Рассказал что видел там подсудимого Косбармакова кидавшего камни в полицейских, и «прессинговал словами» — «қысымшылык сөз айтты». Закончил свою речь «Сапаргалиев Артур» тем что полицейские убежали с Алана. На это Косбармаков спросил: «как я «прессинговал словами», шептал тебе в ухо, или орал на всю площадь? И что, испугавшись меня полицейские разбежались?». «Сапаргалиев»: «прессинговал словами всех».

Затем свидетеля опрашивал адвокат Сансызбайулы:

«вы видели что нибудь в руках людей собравшихся на площади?», «Сапаргалиев»: не было возможности разглядеть.

Сансызбайулы: «какого размера были камни которыми кидался Косбармаков?»

«Сапаргалиев»: «не могу назвать размеры камней».

Сансызбайулы: «вам предъявляли фотографии?»

«Сапаргали»: «да, предъявили 5-6 фото, на которых я узнал Косбармакова».

Сансызбайулы: «попал в кого нибудь Косбармаков?»

«Сапаргали»: «не видел».

В конце опроса Косбармаков заявил что узнал по голосу конвоира Шамшуддинова, который во время перевозки подсудимых всегда оказывал давление и угрожал им.

Последней сегодня была опрошена дополнительный свидетель Ермекова Кырмызы, мать Утебекова Жанайдара. Она рассказала что в день беспорядков сын был рядом с ней.

Копии:

Переадресовано от:

Переадресовано для:

Дата переадресации:

Комментарий:

25 апреля 2012 г. Суд в г.Актау по событиям в г.Жанаозен (22-е заседание)

Заседание началось с ходатайства подсудимого Муринбаева Жанната. Он обратился к суду с просьбой изменить меру пресечения с ареста на подписку о невыезде. Мотивировал это тем что свидетель под псевдонимом «Алпысбаев Кайрат», он же Александр Боженко отказался от своих показаний на него, семейным положением и ухудшением здоровья. Адвокаты и подсудимые поддержали Муринбаева, прокуроры обусловили изменение меры пресечения врачебным заключением.

Адвокат Жаменов ходатайствовал приобщить к делу дополнительные документы по просьбе подсудимого Эдилова.

Адвокат подсудимого Калиева сообщил о том что подошли дополнительные свидетели и просил опросить их сегодня.

Шамилов Ислам также ходатайствовал изменить меру пресечения на подписку о невыезде.

Бисекешев также сообщил что подошли дополнительные свидетели со стороны подсудимого Мухамбетова, просил опросить сегодня.

Адвокат Алибиев ходатайствовал приобщить к делу заключение медицинской экспертизы об избиении подсудимого Абдрахманова, и о вызове в качестве дополнительного свидетеля Адиевой Мадины (сотрудницы полиции, бывшей 16 декабря на Алане).

Судья сказав что не может только на основании показаний раскрывшего свое имя свидетеля решать «кто прав, кто виноват»-«кімдікі дұрыс, кімдікі бұрыс», оставил ходатайство Муринбаева открытым. Также и по ходатайству Шамилова.

Затем начался опрос свидетелей. Первым в это утро (и 38 по счету свидетелем), был Оразбеков Айт – тщедушный, невысокого роста человек – работник охранной фирмы Семсер.

Прокурор: в ходе следствия вас признали свидетелем, расскажите суду все что вы знаете о событиях 16 декабря.

Оразбеков: я и мой коллега Султан охраняли дом Киикбая Ешманова (экс-руководитель Озенмунайгаз), примерно в 17.00 к воротам его дома подошли 10-15 молодых ребят, с закрытыми лицами. После словесных угроз, начали атаковать дом. Мы убежали.

Прокурор: что у них было в руках?

Оразбеков: не обратил внимания.

Адвокат Алибиев: охраняя дом, вы были снаружи или внутри здания?
Оразбеков: мы были во дворе

Алибиев: на кого было зарегистрировано оружие которое вы получили при выходе на охрану?

Оразбеков: не знаю

Алибиев: кто держал оружие?

Оразбеков: винчестер лежал в багажнике машины.

Алибиев: ну, а кто выдавал оружие при выходе на охрану?

Оразбеков: Есет, фамилию не помню. Он у нас работает.

Алибиев: и что, вы не помните кто взял у Есета оружие?

Оразбеков: не знаю.

Алибиев: а кто положил винчестер в машину?

Оразбеков: Султан, я вообще оружие в руках не держу, даже не стрелял.

Алибиев: опишите молодых ребят атаковавших дом Ешманова, их внешность, возраст, рост.

Оразбеков: все что могу сказать – они молодые люди, с закрытыми лицами.

Алибиев: кому на работе вы давали рапорт о произошедшем?

Оразбеков: одному из начальников, фамилию забыл

Алибиев: были ли попытки отобрать винтовку, со стороны нападавших?

Оразбеков: нет

Судья: вы видели как загорелся дом Ешманова?

Оразбеков: нет

Судья: причинили вашей служебной машине ущерб?

Оразбеков: да, разбили фары и стекло.

Свидетель Боханов Кобенгали. Житель поселка Шетпе.

Прокурор: расскажите суду как вы знакомы с Розой Тулетаевой.

Боханов: знаком с ней 2-3 года, отношения хорошие, я ее называю Роза-апа.

Прокурор: 16 декабря 11 года, вы разговаривали с ней по телефону, расскажите о чем шла речь

Боханов: 16 числа, примерно в 14.00, звонок прозвучал для меня неожиданно, Роза-апа сказала что бы мы не приезжали сюда, прибыл ОМОН, добавила начинайте, но я не понял что начинать.

Прокурор попросил разрешения судьи зачитал отрывок из обвинительного заключения.

Тулетаева – «Т»Боканов – «К»

Боханов – Да, салаумалейкум.

Тулетаева – Что Вы делаете? Где Вы находитесь?

Боханов — Мы в селе.

Роза — Где это находится?

Боханов — Что случилось?

Роза — У нас здесь беспорядки начались, как там в Актау, что делается в Актау?

Боханов – Да, да, только услышали.

Роза – Сюда не приезжайте, там начинайте, если хотите начать. У нас здесь омоновцы….(связь прервалась).

Прокурор: что на это скажете?

Боханов: я не видел Розу 3-4 месяца, не понял что она сказала.

Прокурор: вы знаете Розу 2-3 года, она вам кто родственница, коллега?

Боханов: просто знакомая.

Свидетель Атырау Доскали

Прокурор: расскажите суду о событиях 16 декабря

Атырау: Ну, вышел из дома, пошел погулять недалеко от Алана. Видел как милиция стреляла в людей.

Прокурор: знакомы вы с Койшибаевым Саматом?

Атырау: да, знаком. В тот день встретил его, он сказал что ищет сестренку. Встреча произошла до того как милиция начала стрелять.

Прокурор: в своих показаниях на предварительном следствии вы сказали что в 10.30 вышли из дома, в 11.30 встретили Койшибаева, спросили его «куда идешь Самат?»

Атырау: нет, не так было. Его я встретил рядом с родильным домом, он сказал что ищет сестренку.

Попросил слова подсудимый Койшибаев Самат.

Койшибаев: тебя обманывали? Оскорбляли? Угрожали тебе?

Атырау: да, следователь сказал что меня самого привлекут к ответственности, угрожал закрыть меня в заключение.

Адвокат Жаменов: вы знакомы с Утебековым Жанайдаром?

Атырау: да, знаком.

Адвокат Бисекешев: кто именно угрожал?

Атырау: работники прокуратуры, имен не знаю.

Зияда Утебекова (мать несовершеннолетнего Койшибаева): я видела тебя в прокуратуре, тебя не Онеров вызывал? Он полный, светлолицый человек?

Атырау: имени не помню, но полный, светлолицый человек был.

Дополнительный свидетель Калиев Мурат, водитель из организации УБР.

Адвокат Досболов: Мурат, 15 декабря прошлого года, ваш отец – Танатар Калиев когда ушел из дома и когда пришел обратно?

Калиев: ушел примерно в 12.00, пришел в 15.00,

Адвокат Козыбагаров: на следствии ваш отец сказал что 15 декабря дома никого не было

Калиев: были дома люди

Прокурор Дузулбаев: где вы работали в то время?

Калиев: в Кулан-холдинг, вышел со смены 14 Декабря

Дополнительный свидетель Тауарова Айнагуль, супруга Танатара Калиева.

Адвокат Досболов: 15 декабря когда ваш муж ушел и когда пришел домой?

Тауарова: примерно в 12.00 ушел и пришел около 15.00

Адвокат Досболов: как бы вы охарактеризовали своего мужа?

Тауарова: он мой супруг, у нас пятеро детей, что еще сказать?

Адвокат Козыбагаров: ваш муж сказал на следствии что разливал в 30 бутылок бензин, что можете по этому поводу сказать?

Тауарова: этого я не видела

Судья: вы в собственном доме живете? Гараж есть?

Таурова: да, в своем, гараж есть.

Адвокат Жаменов: воронка которую изъяли при обыске, на ней были следы масла?

Тауарова: висела давно, она ржавая, даже не обращала внимания.

Судья: зачем у нее это спрашивать, ведь воронку изъяли

Адвокат Досболов: у вас есть ребенок инвалид? Расскажите про семью

Тауарова: да, 1992 года рождения, самому младшему сейчас два года, вообще все дети живут со мной, хотя старший уже женат.

Затем опросили врача СИЗО Жанбырбаева, в качестве эксперта по ходатайству подсудимого Абдрахманова.

Жанбырбаев: в данный момент Абдрахманов принимает 5 видов лекарств от туберкулеза.

Вчера сообщил о болях в животе, диагностировали гастрит, назначили лечение.

Адвокат Алибиев: вы специалист по туберкулезу?

Жанбырбаев: нет, у меня средне-специальное медицинское образование.

Алибиев: расскажите как нужно обращаться с больными туберкулезом

Жанбырбаев: они должны принимать лекарства без перерыва, у них особая диета, и вообще особый режим.

Алибиев: расскажите про режим питания

Жанбырбаев: они должны питаться три раза в день, и дополнительно четвертый раз.

Алибиев: Абдрахманов вам рассказывал что его в последнее время тошнит?

Жанбырбаев: да, рассказывал, возможно это из-за гастрита.

Алибиев: думаю что в СИЗО вы обеспечиваете ему регулярное питание, но на обеденный перерыв подсудимые остаются здесь. Считаете ли вы что ухудшение состояния Абдрахманова может быть связано с отсутствием полноценного обеда? И можете ли вы дать заключение суду?

Жанбырбаев: давать суду заключения и рекомендации я не могу.

Адвокат Сансызбайулы: когда из ИВС города Жанаозен привозили задержанных в СИЗО, вы принимали участие в освидетельствовании прибывших?

Жанбырбаев: да,

Сансызбайулы: там были люди с телесными повреждениями?

Жанбырбаев: да, были. Мы всех документировали, сняли на видео и отправили в прокуратуру.

Далее заслушали дополнительных свидетелей:

Мамбетсапаеву, Избанова, Каниева, Жолдаспаева.

Адвокат Алибиев: свидетель Жолдаспаев откуда вы знаете Ермуханова Ертая?

Жолдаспаев: он мой коллега по работе

Алибиев: как бы вы охарактеризовали Ермуханова?

Жолдаспаев: я его знаю как порядочного человека, мы общаемся семьями.

Алибиев: расскажите, встречали ли вы его 16 декабря?

Жолдаспаев: мы вышли со смены 16го утром. Смена заканчивается в 7 утра, но я выехал в 6, отпросился пораньше. Ертай Ермуханов выехал со всеми остальными в 7.

Алибиев: как долго нужно вам отдыхать после смены?

Жолдаспаев: это смотря какая смена, в ночь с 15го на 16ое мы поднимали насос на скважине, было много работы.

Алибиев: употребляет ли спиртные напитки Ермуханов?

Жолдаспаев: не видел его пьющим на работе, никогда не видел его сильно пьяным, но когда встречаемся по праздникам мы выпиваем.

Алибиев: Ермуханов говорил вам что пойдет отмечать праздник на Алан?

Жолдаспаев: нет, этого я не слышал.

Затем опросили дополнительных свидетелей Оналдыкова, Изтлеуову, Адилбекову, Нурымбетову, Князьбаева, Е. Мухамбетова, Наурызова, Юсупова, Ковальскую, Ходжаеву.

Адвокат Козыбагаров: что вы можете рассказать про Досмагамбетова?

Ходжаева: я работаю в детском саду куда ходит ребенок Досмагамбетова.

Козыбагаров: видели ли вы его 15 декабря прошлого года?

Ходжаева: да, он в тот день забрал ребенка из детского сада, примерно в 17.30.

Прокурор: почему вы запомнили это?

Ходжаева: я должна помнить кто забрал каждого из 30 моих воспитанников. К тому же, Досмагамбетов почти всегда сам забирает ребенка, его супруга сидит с другим ребенком дома. Очень редко забирала ребенка мать Досмагамбетова, в настоящее время приходит почти всегда бабушка.

Последней, в качестве дополнительного свидетеля, в первой половине дня опросили Дюсенбаеву Нурсауле, мать Айжан и Парахата Дюсенбаевых.

Адвокат Таскынбаев предложил ей рассказать об обстоятельствах которые она знает.

Рассказ Н.Дюсенбаевой длился почти до объявления перерыва.

Н. Дюсенбаева: 16 декабря стало для моего народа, для моей страны «черной ночью» («еліме, халқыма қара түн ғой»). Тот день начался как обычно, разве что выходной, с утра мой старик собрался ехать на поминки в Актау, кто то из детей хотел идти погулять на площадь, Парахат как обычно пошел к своим бастующим товарищам, всего у меня девятеро детей. Ближе к полудню пришло сообщение что ранена моя дочь Айжан Дюсенбаева, я сильно перепугалась, кое как добралась до больницы. Там уйма раненных, кровь текла рекой. На третьем этаже нашла дочь. Ноги ее неестественно выгнуты в разные стороны (показывает руками). Я подошла к травматологу, знаю его давно, и предложила вправить кость дочери, так как сама практикую как костоправ («сыныкшы»). Общими усилиями вставили суставы на место. Как выяснилось позже мой старик все это время лежал в этой же больнице, уже мертвый. Его мы даже не пытались искать, думали что он в Актау уехал, хватились лишь 18 декабря. Поехала из больницы домой, пришел сын Парахат, заплаканный, шокированный, рассказывал что было на Алане, как помогал отправлять раненных людей в больницы. Было страшно слушать. Ночью на улице было шумно, были крики, стрельба, мы перепугались, я заставила обить окна толстыми одеялами, чтобы пули задерживались. На следующий день бегала в больницу к дочери, сыновей из дома не пускала. Начали искать мужа, когда поняли что он не доехал в Актау бегали по больницам, ГОВД, ИВС. Знакомые полицейские говорили что осмотрели всех задержанных, но моего старика не видели. Нашли его в морге. Под разными предлогами его тело не хотели выдавать, тогда я села у входа в морг и сидела там до вечера. Ко мне подходили омоновцы, уговаривали уйти, но я упорно сидела, сказала: «лучше я замерзну, чем оставлю мужа». После этого они все таки выдали тело. Потом начали готовиться к похоронам, и у нашего дома выстроились танки, пришли омоновцы. Люди боялись даже зайти чтобы выразить соболезнование. Мы всем приходящим раздавали копии справки о смерти мужа, чтобы они показали их в случае задержания. Также я подходила к танкам, там был русский парень, объяснила ему что мы будем хоронить человека, попросила отъехать, после этого они отъехали немного. Так и похоронили. Потом я пошла по всем правоохранительным органам – прокуратуре, ГОВД, пыталась сдать заявление по расследованию смерти мужа, нигде не принимали. Дошла даже до Кабылова, высказала ему все что было на душе, он сказал мне: «апа, не нужно мне этого говорить». Приехала сюда, в Актау, ходила в ДВД области, здесь тоже не хотели брать заявление, но после взяли. Уважаемый судья, считаю что мою дочь начали преследовать по этому делу из-за того что мы требовали расследования смерти мужа. У меня только одна просьба, даже если в чем-то она и мой сын Парахат виноваты, простите их и отпустите.

Попросил слова подсудимый Бопилов, выразил соболезнование по поводу смерти ее супруга «иманды болсын, жаны жаннатта болсын», затем спросил в чем был одет ее муж. Дюсенбаева объяснила, Бопилов после этого рассказал что он помогал переносить еще живого, но раненого человека похожего по описаниям на ее мужа. Добавил: «он не бежал в числе нападавших на полицейских, как утверждает следствие, а был совсем в другом месте».

позже вышлю вторую часть дня

Копии:

Переадресовано от:

Переадресовано для:

Дата переадресации:

Комментарий:

Открыть

Это письмо можно открыть в приложении «». Приложение получит доступ к информации из этого письма.

15.00

Вторая часть сегодняшнего заседания началась с того что судья сообщил об оставлении без удовлетворения ходатайства подсудимого Абдрахманова.

Затем быстро опросили свидетеля Караманову – работника телекоммуникационной компании.

Затем дал показания свидетель под псевдонимом «Марат».

«Марат» в своих показаниях указал, что 16 декабря 2011 года в 11.00 вышел из дома, пошел на площадь «Тәуелсіздік» смотреть праздничный концерт. Туда он пришел со стороны мкр. «Рахат». Когда он приближался к площади увидел на площади людей примерно 2000. Увидел сгоревшую автомашину «КАВЗ» сзади сцены. Возле автобуса увидел людей в спецформах «Казмунайгаза» и гражданках, лица их были прикрыты шарфом и белыми платками, увидел молодых парней, пожилых и женщин. На руках людей в спецформах и гражданках были камни, палки и бутылки с зажигательной смесью. Эти люди бежали по середине площади в сторону акимата. Он сам проходил мимо возле сгоревшего автобуса в сторону елки, прошел мимо сцены, увидел сгоревшие колонки. Елка тоже сгорела и упала. В это время 7-8 молодых людей держав в руках бутылки с зажигательной смесью бежали в сторону автомобиля «Ауди», которая была перевернута, они хотели поджечь ее. Тогда люди в спецформах «Казмунайгаза» помешали молодым людям, сказали: «не трогайте машину, бутылки нужно взрывать когда придут полицейские, машина понадобиться». Когда прикрывавший лицо платок развязался у одного парня, он узнал его, это был Шамилов Ислам Талапулы. Шамилова Ислама Талапулы знает, потому как живут в одном мкр-не. И.Шамилов был хулиганом. И так далее, все в точности как написано в обвинительном заключении.

Прокурор: откуда знаете Шамилова?

Марат: знаю давно, живем в одном микрорайоне.

Прокурор: что еще делал Шамилов?

Марат: разбивал стекла в акимате

Прокурор: вам показывали его фото?

Марат: да, но я его и до этого знал

Судья: подсудимые можете задавать вопросы

Утебеков: какой рост у Шамилова?

Марат: забыл какой у него рост (в зале зашумели)

Утебеков: в чем он был одет?

Марат: забыл (в зале опять шумят)

Аманжолов: с какого времени вы знакомы с Шамиловым?

Марат: с детства

Аманжолов: где он живет?

Марат: во 2 микрорайоне

Аманжолов: в каком доме?

Марат: забыл

Адвокат: если вы все видели на Алане сами, почему вы говорили от третьего лица?

Марат: говорил все сам (по всей видимости не понял вопрос)

Адвокат: почему до последней точки сказанное вами сейчас совпадает с изложенным в обвинительном заключении?

Марат: я сам говорю

Адвокат: почему вы назвали его хулиганом, он приставал к вам?

Марат: это мое мнение.

Адвокат: может вы говорите так потому что он кого то бил?

Марат: я сужу по его повадкам.

Адвокат: с какого места вы видели его кидающем камни?

Марат: с середины Алана…с его края. Он подготовил камни на всех углах Алана.

Адвокат: он сам вскрывал уложенную брусчатку?

Марат: да,

Адвокат: на следствии вы говорили другое, какой из ответов правильный?

Марат: этот

Адвокат: где и когда вам показывали фотографии?

Марат: не помню

Адвокат: фотографии какие были?

Марат: очень темные, почти черные

Адвокат: сколько человек было при показе фото?

Марат: следователь и два человека.

Адвокат: женщины или мужчины?

Марат: мужчины

Адвокат: казахи или русские?

Марат: казахи

Адвокат: вы говорите что знакомы с Шамиловым с детства, тогда зачем попросили фото?

Марат: я не просил

Адвокат: просили

Адвокат: так почему не сказали что не нужно показывать?

Марат: я сказал

Адвокат: по какой причине вас вызвали опозновать по фото?

Марат: не знаю, вызвали по повестке.

Кто-то из подсудимых: ты с ним в одной школе учился?

Марат: нет, я с ним не учился в одной школе

Адвокат: а ранее говорил что в одной

Марат: разрешите не отвечать на этот вопрос.

Адвокат: зачем пошли на Алан?

Марат: было интересно, хотел посмотреть концерт

Адвокат: почему не сообщили о беспорядках в полицию?

Марат: не было возможности

Адвокат: сами написали заявлении о получении псевдонима?

Марат: сам

Адвокат: как и где писали заявление?

Марат: в прокуратуре

Адвокат: на чье имя?

Марат: не знаю

Адвокат: вы говорите что сами писали, а почему заявление отпечатано?

Марат: писал рукой, потом наверно распечатали

Адвокат: вы знакомились с отпечатанным?

Марат: да

Адвокат: если вы знаете Шамилова с детства, скажите, на какой щеке у него ожег? И есть ли он вообще?

Марат: не помню, не обращал внимания

Адвокат: вы в полиции задерживались?

Марат: нет

Адвокат: с какого времени вас вызывали в полицию?

Марат: забыл

Адвокат: может вы сами совершали противоправные действия?

Марат: нет

Подсудимый Уткилов: Марат, оказывается есть стать 116 УПК РК, в соответствии с которой ты можешь отказаться от показаний полученных под давлением, при угрозах. Тут решается наша судьба, ты можешь придти сюда и все рассказать. Уважаемый судья, прошу вас разъяснять положение этой статьи последующим свидетелям со скрытыми именами.

Дальше опросили свидетеля под псевдонимом «Куаныш».

Он рассказал что видел 16 декабря на площади Парахата и Айжан Дюсенбаевых (про Айжан он рассказал что знает ее прозвище).

Ему начали задавать вопросы:

Дюсенбаев: где ты меня видел, Куаныш?

Куаныш: на Алане

— Кого я оскорблял и в кого кидал камни?

— На Алане, полицейских

— Где именно я стоял?

— Со стороны фонтана

— Откуда ты меня знаешь?

— Знаю, живем в одном городе

— Назови мой адрес

— Ты живешь во 2м микрорайоне, со стороны Салтанат

— Ты же прокурор Бауыржан? Бывший прокурор? Выходи сюда, здесь говори!

Судья задавай вопрос Парахат.

Подсудимый Уткилов: в какой школе учился Парахат?
Куаныш: не знаю

Подсудимый Койшибаев Самат: когда Парахат по твоим словам бежал на сцену, где ты сам был?

Куаныш: на площади

Самат: в чем была одета Айжан?
куаныш: не помню

Дюсенбаев: ты же был в ИВС, тебя же били. Братишка скажи правду – иголки втыкали в пальцы?

Куаныш: нет

Зияда Утебекова: опиши Айжан

Куаныш: одежду не помню, но я ее все равно узнал

Зияда: во сколько ты ее видел?

Куаныш: до обеда, до 12.30

Айжан: почему ты на меня показал? Я что тебе подлость сделала?

Куаныш: нет

Айжан: я же в 12.30 уже в больнице была, ты что не боишься бога?

Куаныш: боюсь

Айжан: какой мой цвет волос, я его не меняю уже четыре года

Куаныш: я узнал тебя не по волосам, а узнал тебя

Адвокат: почему открыто не даете показаний?

Куаныш: это моя обязанность (по все видимости не понял вопроса, или притворился что не понял)

Адвокат: когда вы ходили давать показания?

Куаныш: не помню

Адвокат: фотографии вам предъявляли?

Куаныш: да, очень темные, почти черные

Адвокат: понятые были?

Куаныш: были

Адвокат: у вас была личная неприязнь к Дюсенбаевым?

Куаныш: нет,

Подсудимый Аспентаев: ты сам выбрал псевдоним «Куаныш»?

Куаныш: да
Аспентаев: почему ты не выбрал псевдоним «Ухо козы»?

Подсудимый Аманжолов: Куаныш, тебе не стыдно публично оглашать обидное прозвище женщины? И вообще, давать показания на женщину скрывая свое имя?

Ответ не последовал.

Затем опросили свидетеля под псевдонимом «Максатов Кайрат».

Он также пересказал содержание своих показаний данных на следствии: «…Был на площади с семьей…видел одного парня бросавшего камни… примерно в 11 дня, после начала беспорядков ушел…вызвали в полицию…показали фотографии…узнал по фото кидавшего камни парня…им оказался Телегенов Бауыржан».

Прокурор: конкретно опишите все что вы видели

Максатов: Телегенов кидал камни возле сцены

— Кто был рядом с ним?

— Люди одетое в черную одежду

— Опознанный вами Телегенов в чем был?

— Не помню

— Каков был его возраст?

— Примерно 20-25

Адвокат Батиева: во сколько вы ушли с Алана?

Максатов: примерно в 12.00

— С какой стороны сцены вы стояли?

— По центру

— В какую сторону кидали камни?

— В сторону оцепления

— Почему вы запомнили именно Телегенова?

— Он был активен, бегал туда-сюда

— Когда вас вызвали в прокуратуру?

— Не помню

— Какие фотографии показывали?

— 4 фотографии

— При опознании вы были только вдвоем со следователем?

— Были еще двое людей, лет им было 30-35, казахи

— Если вы ранее не знали Телегенова, по какой причине скрываетесь под псевдонимом?

— Я ведь живу в Жанаозене, я так решил

Адвокат Сансызбайулы: вы допускаете что вы можете ошибаться?

Максатов: нет, я не ошибаюсь

Судья: секретарь, остались еще на сегодня свидетели под псевдонимами?

Секретарь: нет

Затем опросили свидетеля Оразова Орынбасара, сотрудика полиции. Он рассказал что был в оцеплении на площади 16 декабря. Просматривая видеозаписи узнал одного из нарушавших общественный порядок, им оказался Акджигитов. В руках у стоявших в центре Алана нефтяников он камней, палок, бутылок не видел, эти предметы появились у людей позже. Рассказал что его кто-то толкал сзади, но он точно не знает кто.

Адвокат Сарсембина: сколько раз вас опрашивали?

Оразбаев: два раза

— Вы сказали что слышали призывы «убивай их!», кто это кричал Акджигитов?

— Нет, я не видел кто кричал

Адвокат Батиева: на каком расстоянии от вас была сцена?

Оразбаев: примерно 20-30 метров

Адвокат Козыбагаров: когда вы уходили автобус КАВЗ горел?

Оразбаев: нет, просто стоял с разбитыми окнами

Подсудимый Дюсенбаев: вы получили ранение?

Оразбаев: нет

Потом по предложению адвоката Алибиева пригласили на опрос дополнительного свидетеля Жайлыханова Ерлана.

Суд предоставил право первым задать вопрос адвокату Алибиеву.

Алибиев: вас задерживала полиция после 16 декабря?

Жайлыханов: да,

Алибиев: вы ранее давали показания на этом суде?

Жайлыханов: да, давал (от удивления у судьи очки на лоб полезли)

— Расскажите когда вы давали показания

— Вчера, давал под псевдонимом «Оразбаев Алмаз»

— Расскажите как вы стали свидетелем по этому делу

— Меня забрали 27 декабря в полицию, грозили, били («талқан қылды»), устраивали очную ставку с Берденом (один из свидетелей по этому делу). Отпустили тогда в 3 часа ночи. Я дрожал в ту ночь от страха и холода, не мог прийти в себя. Спрашивал следователей «куда я сейчас пойду?, ведь комендантский час объявлен». Пока добирался до дома опять солдаты забрали, закрыли, били люди в масках. Утром отпустили. Через день опять из дома забрали, заставили подписать какие то две бумаги. Потом время от времени забирали, грозили если не подпишу, или не сделаю то что им надо, то меня закроют. Я уже из дома выходить боялся.

— Где вы говорите правду?

— Здесь и сегодня, вчера говорил неправду

— Вы были на площади?

— Нет

— Откуда вы взяли все сказанное на следствии?

— Меня научили, сказали именно так говорить

— Сможете узнать тех людей кто бил, кто заставлял так говорить?

— Нет, не смогу, там были разные люди

Судья: где живете?

Жайлыханов: микрорайон Рахат, на дачах.

— Семья есть?

— Да, мать, жена и ребенок, отца нет

Адвокат Алибиев: Какие еще угрозы были со стороны полицейских?

Жайлыханов: сказали что наденут на голову целлофановый пакет, задушат

— Вы писали с матерью Ермуханова письмо генеральному прокурору?

— Да, писал

— Это письмо написано вашей рукой (дает прочесть)

— Да, именно это

— Вы хотели прийти на суд?

— Да, хотел, вот пришел, очень боялся когда ехал сюда, приехал скрытно, за мной все время следили полицейские

— Вчера вас привезли полицейские?

— Да, без предупреждения приехали на работу, сказали что надо съездить и подписать какие то бумаги, опять грозили. После того как здесь давал показания под псевдонимом посадили в такси, в себя пришел только в Жанаозене. (в зале, старушка: «какой ужас» — «ой, сұмдық ай»).

— Была ли у вас личная неприязнь к тем кого вы оговорили?

— Нет, в прокуратуре показали фотографии, назвали имена и фамилии. Сказали покажи на них. Ертая Ермуханова знаю давно, хорошо к нему отношусь. Остальных почти не знаю, может видел пару раз, узнал имена когда разложили фото.

— Где проходило опознание?

— В ГОВД, меня завели в темное место,

— Вы считаете что вас принуждали?

— Да, считаю так

— Будете писать заявления на прокуроров и полицию?

— Нет, прошу вас просто отпустите меня (заплакал)

Адвокат Козыбагаров: кто был рядом с вами в комнате вчера, когда давали показания?

Жайлыханов: какая-то девушка

Адвокат Сарсембина: вы убедились что есть суд? есть справедливость? Есть право?

Жайлыханов: да,

— Вы просите суд чтобы он обеспечил вам безопасность?

— Да, я очень боюсь, ведь мне могут что нибудь подбросить

Адвокат Батиева: какие меры безопасности вам предлагали и применяли?

Жайлыханов: предлагали охрану, но я отказался

Подсудимый Утебеков: братишка, не бойся. Спасибо тебе. Уважаемый судья, мы все стали свидетелями его слов, прошу вас не преследуйте его и обеспечьте его безопасность.

Адвокаты Алибиев, Таскынбаев, Бисекешев, ходатайствовали об исключении показаний «Оразбаева Алмаза» (также «Алпысбаева Кайрата»), из дела на основе показаний Жайлыханова и Боженко. Просили также обеспечить их безопасность.

Судья поинтересовался мнениями сторон процесса. Подсудимые и остальные адвокаты были за удовлетворении ходатайства. Прокуроры предложили не спешить, так как они не уверены что Жайлыханов и есть свидетель скрывающийся под псевдонимом «Оразбаев Алмаз». Предложили подождать до вскрытия конвертов с настоящими данными людей под псевдонимами, которое состоится лишь после прения сторон.

Судья: принимая во внимание статью 116 УПК РК, постановление Верховного суда, направим письмо в прокуратуру для расследования. Односторонее решение принять не могу, поэтому оставляю ходатайства открытым.

Затем опросили еще двоих дополнительных свидетелей, давших малозначительные показания. И заслушали представителя потерпевшей стороны – Халык Банка. Банк заявил об ущербе в размере 12 млн 680 тысячах тенге, от своих исковых требований не отказался.

Под конец адвокат Бисекешев поинтересовался у судьи когда будет вызван Александр Боженко, он же свидетель «Алпысбаев Кайрат», судья ответил что суду не известен его точный адрес, и как только выяснится где он живет, его вызовут.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


два − = 0